Красноярец Владимир Кот один из самых универсальных спортсменов, которых я встречал по жизни. И один из тех, кем я восхищаюсь. Последние годы живет в Черногории. Пробовал он и триатлон. На фото Владимир Кот с нами в Турции на соревнованиях по триатлону 2009г.. Вашему вниманию очередное интервью с Владмиром от www.trail-run.ru (В.М.)

Обладатель лучшего результата среди россиян на монструозном Tor des Géants («Тур гигантов»), один из старожилов российского трейлраннинга — Владимир Кот.

TRAIL-RUN: Ты один из старожилов российского трейлраннинга. Как ты узнал о этом виде спорта и когда начал его практиковать?

ВЛАДИМИР: Чтобы стать старожилом, нужно было начать всего лишь на 2-3 года раньше остальных. О трейлраннинге мне рассказал Дмитрий Ерохин. Мы встретились в 2013 году в Москве после чемпионата мира по рогейну и за чашечкой кофе обсудили, как противно бегать по болотам, когда тебя живьем пожирают оводы. И тут он рассказал, что можно бегать много и без всего этого. Уже через 6 дней я бежал свой первый трейл в Сербии — 99 великолепных горных километров. Это была она — любовь к трейлам!

TRAIL-RUN: У тебя до этого было спортивное прошлое?

ВЛАДИМИР: Про таких, как я, чаще всего шутят: «мастер спорта по спорту». Спорт для меня начался в 4 года и 10 месяцев, с показа меня выдающемуся тренеру по горным лыжам – человеку, которого я считаю Тренером с большой буквы – Молтянскому Николаю Федотовичу. Этому виду спорта я посвятил почти 15 лет. Из достижений — неоднократный призер первенства России и многократный края. Кандидата в мастера спорта выполнил в 11 лет.

Дальше, все студенчество и немного еще, бегал за сборные команды Государственного университета и края по спортивному ориентированию. Звание Мастера спорта выполнил спустя 4 месяца после первого занятия. Призер Кубков России. Наилучшее достижение — 8 место на чемпионате России в 2010 году.

TRAIL-RUN: А почему ушел из «большого» спорта?

ВЛАДИМИР: Причин две. Первая — мы были молодые и сильно умные. Со временем, надоели постоянные разногласия с тренером, а только под его руководством можно было ездить на старты. А вторая — это понимание, что никуда из нашей глубинки толком не выбиться. У меня нет таланта в беге, просто середнячок. Если взять популярную сейчас систему оценок ITRA (Performance Index), то думаю, что бежал тогда на 700 пунктов. Сборники же все — 800 и больше, так что шансов бороться за первые места не было. Потому, в 25 лет ушел из команды и переключил свое внимание на рогейны, а в 28 (в 2013-м году) с ними завязал и теперь только трейл.

TRAIL-RUN: Ты упомянул Дмитрия Ерохина, так он всё-таки «отец российского трейлраннинга»?

ВЛАДИМИР: Дмитрий в свое время много сделал для его становления, спору нет. Затем плавно перешел на абсолютно другие проекты. Если бы он все эти годы также активно, делами, участвовал в его развитии, то думаю так про него можно было бы сказать. А так, скорее всего, — «человек, который стоял у истоков».

Я бы даже не побоялся сравнить тебя, Владимир, и Дмитрия. За последние 5 лет, что нам (сообществу), дали каждый из вас? Первый — тысячу статей, столько же постов, журнал, активную группу, какие-то организации и урегулирования, связь с внешним миром ITRA и многое другое… и Дмитрий — участие в одном марафоне в Гималаях… Это вроде всё, чем он отметился в мире трейла за последнее время. Остальные проекты типа Байкала, Сочи и Золотого кольца — к спорту не имеют никакого отношения. А мы тут вроде как об этом общаемся.

TRAIL-RUN: Если я не ошибаюсь, поправь меня, ты был одним из первых кто организовал трейлраннинг-кемп в России?

ВЛАДИМИР: Поправлю: для россиян, но в Черногории. Сделали такой в 2013 году все с тем же Димой Ерохиным. Потом он пропал, я год выждал и начал делать уже свой. К тому времени поднакопил опыта и приобрел помощника в виде жены, тоже любительницы гор и мастера спорта. Называется «RussianTrailrunningCamp в Черногории». Прямо так, на двух языках.

TRAIL-RUN: Он существует до сих пор? Сколько людей прошло через него за эти годы?

ВЛАДИМИР: Существует. В среднем у нас 4-6 человек за кемп, 2 кемпа в год, в марте и в мае. Надо считать, сколько… Человек 30-40, думаю. Нет цели на этом заработать. Хочется, скорее, поделиться красотой этой страны. Тут на самом деле есть на что посмотреть.

TRAIL-RUN: Смотря твой профиль в ITRA, я вижу практически одни лишь гонки длиной более 100 километров, почему такой формат?

ВЛАДИМИР: Не знаю. Сразу заболел гигантизмом и подсел на эти вечные мучения и страдания. В том числе и из-за этого очень медленно росли скорость и уровень. Если бы сейчас начинал свой путь — по-другому бы распределил усилия. К примеру, сейчас, строя планы на следующий сезон, точно знаю, что хочу пробежать там и там 50 и 70 километров. Начал ценить эти расстояния не смотря на то, что на них не проявить ту сверхвыносливость, которая требуется на длинных гонка. А вот заявляться ли на что-то длиннее 120 км — 10 раз подумаю. Пока не хочу. TDS — скорее всего, будет самой длинной. И на ту еще надо попасть.

TRAIL-RUN: Володь, я всем задаю этот вопрос — но это же больно! Ты что, мазохист? Зачем тебе эти сбитые ногти, эти мозоли, оторванные связки и прочие неприятности? Что взамен?

ВЛАДИМИР: На самом деле, это приятная боль. Болят мышцы, ноет тело от долгой работы, хочется спать… Но потом, после финиша, приходит удовлетворение, что ты сделал что-то глобальное, красивое и незабываемое. А ногти и мозоли — давно уже не беспокоят. С натертостями, главным моим врагом, научился бороться. Если нормально готовиться, не делать очевидных ошибок, не играть в футбол перед главным стартом сезона (это отсыл к связке), то всё будет в радость.

100 миль в Истрии в этом году прошли на одном дыхании… 24 часа концентрированной работы без мозолей и прочего, как ты говоришь, мазохизма. А связка, это так, ЧП, со всяким бывает. Меня тут ожидает новое обследование, потому как есть вероятность, что это все же мышца, как думали вначале. Правда, что это изменит… Сезон выпал после Хорватии.

TRAIL-RUN: Ты один из немногих счастливчиков, кому повезло жить в горах. Насколько по-твоему важно иметь постоянную беговую практику в горах, чтобы хорошо бегать именно горные старты?

ВЛАДИМИР: Я живу на море, но горы, да, практически за домом начинаются. Твой предыдущий интервьюируемый, Леша Толстенко, отлично доказывает, что можно и в зимних условиях неплохо готовиться, мотая объемы в -30С или на беговой дорожке. Но Леха — талант и работяга. Могу себе представить, каких бы высот он добился, тренируясь в моей местности.

Вообще, я думаю, что именно постоянная работа исключительно в горах может и навредить. Точнее, для Тура Гигантов, может, это и хорошо, когда ноги заточены только на вверх-вниз. Но для чего-то более бегового, типа Lavaredo, можно обойтись и работой на равнинах, с несколькими сборами в горах. Результат будет выше. В общем, кто на что учился, как говорится. Я очень не люблю подъемы (видимо из-за того, что полжизни на канатке вверх ездил), и 6 лет проживания в горах не сильно изменили положение дел.

TRAIL-RUN: Твоему сыну 3 года. Я смотрю ты его таскаешь везде с собой, он просто не вылезает из гор. Растишь маленького «килианчика»? Не рановато ли малышу такие нагрузки?

ВЛАДИМИР: За этот год он только один раз нас поразил в плане объема. Набрал своими ногами больше 200 метров по крутой каменистой тропе, на предложения “сесть в рюкзак» отвечал: «Я сам». В остальном — пока халявит, ездит на папе с мамой. Носится со сверстниками, как обычный ребенок. Никаких тренировок. Пока. Как тут хорошо недавно пошутили — полная свобода выбора у него. Хочешь — марафоны бегай, хочешь — ультра…

TRAIL-RUN: Ты обладатель лучшего времени среди россиян на монструозном Tor des Geants 300 km 24 000 метров набора высоты. — 104:02:32. Скажи, что нужно для того чтобы финишировать на TOR?

ВЛАДИМИР: Готовиться именно к нему. Не к марафону или ровному трейлу, не к 50-и или 60-и километрам, нее к 24/48 часам, а именно к этому. Как? Ну хотя бы пару раз до этого сбегать что-то подобное, сверхдлинное и исключительно вверх-вниз. У меня в первый раз был небольшой шок от расстояний и масштаба всего этого безумия. Со второй попытки получилось лучше. И разложиться, и быстрее двигать ногами, потому что был целый год, в который я знал, к чему я готовлюсь. 104 часа — хороший результат, но не отличный, как правильно Вася Боков написал в своем обзоре перед Туром этого года. Я знаю, где вот просто так можно сбросить 5 часов. Но с другой стороны, как я не раз говорил, я знаю еще 10 мест, где можно потерять по 6-10 часов еще легче. Очень длинная гонка со множеством подводных камней.

В России я знаю двух парней, которые смогут пробежать ее за 85 часов. Еще двух-трех, кто из 100 может выбежать. Еще человек 5 — быстрее 110 часов. А вот потом — 110 и больше — могут многие …мультигонщики. Потому что там, скорее, про это. Кто умеет по четверо-шестеро суток быть на ногах, справятся с TDG намного лучше, чем трейлраннеры с высокими индексами. Там такие быстрые и дерзкие первые 100 км пробегают за 30 часов и не понимают, что это сейчас было и как двигаться дальше.

TRAIL-RUN: Расскажи самый запоминающийся момент с этой гонки.

ВЛАДИМИР: Недавно, перед стартом этого года перечитывал свой отчет, и понял, что даже уже самолично описанные события начал забывать. Не кажутся они такими уж значимыми. Хорошо запомнился участок, преодоленный вместе с Gavin Woody, а это около 150 км (с временными расхождениями). Встретились мы на 110-ом километре, а разошлись на 260-ом. Помню, как вместе несемся по тропе на затяжных спусках, как на Col Pinter уткнулся ему в пятки и повторял себе мантрой,- «не вздумай отстать, а то здесь и останешься». Как на спуске с этого перевала уже его повело. Помню, его стеклянные глаза. Как потом «отсыпались» в приюте и как он меня разбудил через секунду (так мне показалось), а на самом деле прошло уже 2 часа. Запомнилось, как жена встречала на 331-ом километре, когда до финиша оставалось еще 8.

Еще одним, знаковым моментом, было утро 5-го дня гонки. Позади почти 96 часов в пути. Все резервы, казалось, уже давно исчерпаны. Длиннющий перевал на 290-м километре пути. Утро. Туман. Как будто на моих глазах «туманные молекулы» начинают набухать и превращаться в воду. Затем «ба-бам»! И я уже мокрый! Дождь как из ведра! В этот момент я только начал спуск. Только что более-менее сухая тропа за считаные минуты превратилась в бурный поток. Глубоко вытоптанная за многие годы тропа-канава набирается водой в среднем по колено, а бежать рядом никак — крутой склон. Сверху льёт, снизу жесть, ноги забиты, только что на подъеме засыпал на ходу. А тут — бегу и просто восхищаюсь. Как же хорошо, как классно! Вокруг ни души! Ни один нормальный человек такого никогда не увидит и не прочувствует. А ты бежишь, ты можешь! Длилось это конечно недолго, до ближайшего подъема, но «зашло» прямо на ура.

TRAIL-RUN: Какой бы ты совет дал всем тем, кто пробует свои силы в трейлраннинге?

ВЛАДИМИР: Бегать красивые трейлы в красивых местах. Бегать тренировки в красивых местах. В идеале, только так можно понять, к чему люди хотят прийти в своем счастливом трейловом будущем. Если вас влекут высокие места в коротких трейлах — это одна система тренировок. Хочется просто финишировать на 100 километрах где-то в серединке — другая. Пешком пройти UTMB — третья. А вот для того чтобы пробежать за 85 часов Тур нужно иметь талант и бешеную работоспособность. И еще здоровье серьезно угробить. Поэтому этого я точно не советую. И от себя всякие цели, типа «выбежать из 100», — тоже гоню.

Еще, я бы посоветовал не гнаться за результатом, а наслаждаться процессом, получать положительные эмоции. Опять же, если взять меня, мне не доставляют радости интервальные тренировки, бег на пределе. Поэтому я и не в элите. Зато, до трейлраннинга я был условно в 5 странах за рубежом, а после уже в 12… Явный прогресс в плане путешествий. Надеюсь, на этом не остановимся. Семья тоже любит путешествовать, поэтому наслаждаемся процессом вместе.