АНТОН ИВАНОВ WWW.GQ.RU
Что чувствует человек, за десять дней проплывший 38 км, проехавший на велосипеде 1800 км и пробежавший 422? GQ встретился с Владимиром Волошиным – первым россиянином, победившим на этапе Кубка мира по ультратриатлону.

Владимир Волошин: "Как только ты останавливаешься, в тебя впиваются сотни игл"
Как тебе пришла в голову идея отправиться на ультратриатлон? И главное – зачем?

Идея пришла летом 2016 года. Меня тогда заинтересовала эта тема, и я стал читать все больше отзывов разных ультратриатлетов. В общем, когда мы с моим тренером Викой Шубиной в сентябре сели намечать планы на следующий сезон, я уже знал, о чем буду с ней говорить, а она нет.

Удивил тренера?

Когда я сказал, что хочу попробовать ультратриатлон – на тот момент пятикратный, – она сначала очень скептически отнеслась. Но чем больше мы об этом говорили, тем четче вырисовывалась цель. В итоге в конце апреля я прямо в фитнес-клубе World Class прошел пятикратную «железную» дистанцию: проплыл 19 км (760 бассейнов), проехал на велостанке 900 км и пробежал на беговой дорожке 211 км. На все это ушло без малого 74 часа, из которых я 3 часа и 45 минут спал.

И тебе этого показалось мало?

Я еще на стадии подготовки понял, что пятикратный ультратриатлон – это только промежуточная остановка. Настоящая цель – десятикратный. Тогда же я стал искать подходящий старт, чтобы он был не слишком далеко от дома, а то проходить такую дистанцию, еще и с джетлагом, – это уже слишком.

А вообще много таких соревнований?

Достаточно много. Есть ультратриатлоны и в России – Siberman и Ермак, но мой наставник – профессиональный ультратриатлет Райт Ратасепп посоветовал мне SwissUltra в Швейцарии, потому что это этап Кубка мира и там есть возможность выбрать из двух форматов: нон-стоп или «день за днем». В первом случае ты проходишь сначала весь плавательный этап (38 км), потом весь велосипедный (1800 км) и, наконец, беговой (420 км). А во втором – просто каждый день делаешь по одному «айронмену», пока не выполнишь их десять.

Звучит не очень «просто»… И почему ты выбрал второй вариант?

Когда я проходил пятикратную дистанцию в World Class в режиме нон-стоп, мне не хватило времени на сон и активное восстановление, поэтому я решил, что 10 «айронменов» один за другим будет сделать проще.

Владимир Волошин: "Как только ты останавливаешься, в тебя впиваются сотни игл"
На деле твои расчеты оправдались?

Как выяснилось, формат «день за днем» гораздо жестче. На него и времени меньше дается: не 14, а 10 дней. Первые пять дней я прошел легко и каждый раз финишировал первым, но на шестой меня накрыло. Началось с того, что впервые утром я почувствовал, что не выспался. Когда же вышел на дистанцию, еще и страшно замерз – в тот день в горах выпал снег, а в долине пошел дождь и поднялся ветер.

После 180 км на велосипеде я еле смог разогнуться, думал, что примерзну к нему. Спасло, что ребята дали мне бутылку горячего куриного бульона. Только благодаря этому и смог добежать, но проиграл первому месту полтора часа. Соперники почувствовали, что со мной можно бороться, и оставшиеся дни на дистанции была битва. Седьмой день остался за мной, а следующие три я уступил, но в сумме все равно остался первым.

Когда слышишь слова «ультратриатлон в Швейцарии», воображение рисует заплывы в озерах и забеги в полях, но на фото ты плаваешь в бассейне. Почему так?

Это связано с безопасностью. Все участники должны быть на виду, чтобы, если что, можно было быстро оказать помощь, поэтому мы плавали в открытом 50-метровом бассейне с холодной водой, на велосипеде ездили по десятикилометровому кругу и бегали тоже рядом со стартовым городком.

Такой день сурка?

Десять дней сурка! Я вставал в 5 утра и завтракал, параллельно собирая вещи, потом 20 минут шел пешком к старту, в 6:30 надевал гидрокостюм, а в 7 стартовал. В среднем на плавание у меня уходило 1 час и 15 минут, потом от шести до семи часов – велогонка, за ней марафон – еще четыре-пять часов. Финишировал я первые дни в 19:00, но на шестой – в 21:00. Это был мой самый поздний финиш.

А потом твое тело несли в номер?

Нет, я сам себя туда нес. Собирал вещи, в шаттле по дороге в гостиницу начинал есть. В номере принимал душ, стирал экипировку и, надев лимфодринажную систему (она разминала мне ноги), ужинал, звонил домой, потом своему PR-менеджеру и засыпал. Просыпался весь мокрый – за день я выпивал до 12 литров воды, чтобы избежать обезвоживания.

Владимир Волошин: "Как только ты останавливаешься, в тебя впиваются сотни игл"
Ты в этом спорте – не новичок, но было ли что-то, что удивило тебя на этой дистанции?

На седьмой день все тело стало простреливать, будто током. Пока двигаешься, чувствуешь покалывание, но стоит остановиться, как в тебя впиваются сотни игл. Оказалось, так происходит, когда теряешь весь подкожный жир и нервные окончания оголяются. Очень странное ощущение! Зато сам ультратриатлон – это мощнейший детокс. Чувствуешь себя как 20-летний. Организм чистый, из него все лишнее вымыто.

Неужели одна польза?

Естественно, такие соревнования без травм не обходятся. Как бы ты ни тренировался, в теле остается пара слабых мышц, и на таких испытаниях это становится заметно: у тебя начинает болеть что-то одно, потом что-то другое начинает болеть еще сильнее. У меня все мышцы, связки и суставы целы, но все равно пришлось собирать голеностоп заново – от чрезмерных нагрузок берцовые косточки вылетели и я неделю ходил в специальных удерживающих суставы корсетах. Восстановление включало походы к мануальному терапевту, остеопату, иглоукалывание, ударно-резонансную терапию… Когда же я смог вернуться к тренировкам, то даже на небольших нагрузках все стало болеть, будто я первый раз пришел спортом заниматься. Мышцы сгорели – у меня были огромные икры, а теперь – тоненькие…

Сейчас опять осень – время составлять планы на сезон. Твоя новая цель – 20-кратный «айронмен»?

Нет, хватит. Это все-таки слишком. Сейчас я думаю об активном восстановлении, человеческих целях, мечтаю о марафоне 100 км в Антарктиде, а мысли об ультратриатлоне пока поставил на паузу.