Вашему вниманию очередное повествование кандидата в триатлеты Михаила Германа

| заметки о движениях стокилограммового «гонщика» |

Тест-драйв. Рассказ о моем пробном выезде в полном вело-туристическом снаряжении.

Вы когда-нибудь болели слабостью (например, с похмелья или ангиной) так, что кружка с водой казалась в разы тяжелее обычного?
Меня такая болезнь накрыла в одну июньскую пятницу, когда мой снаряженный для автономного путешествия велосипед потяжелел в три раза за одну ночь.
Я стоял в прихожей, держа велосипед за подседельный штырь и думал:
«Сколько же сантиметров это всё проедет до того, как лопнут спицы, и есть ли у меня в телефоне номер грузового такси, чтобы вернуться домой?»

ГОД «НА СНОСЯХ»
Идею велопутешествия я вынашивал около года. И вот настало красноярское лето. Лето быстрое, как шоссейный велосипед. Мне же предстояло гоняться за летом на своем простеньком МТБ, на котором, даже, место под крепления велобагажника не предусмотрено. Поэтому у меня он крепится большими хомутами в перьям рамы.

Умудренные опытом гуру велопутешествий предлагают прежде, чем ехать в настоящее путешествие — сделать прежде пробный выезд в полном снаряжении хотя бы по городу, чтобы без серьезных последствий для психики найти ответ на главный вопрос любого велопутешественника:
«А оно мне надо?!»
И я, как человек доверчивый и склонный к системному подходу, решил поступить «как доктор прописал».

ФОКУСЫ
Накануне до часу ночи я собирал себя и велосипед в поход. Когда я сложил в комнате на пол все вещи, согласно списка, а рядом поставил велосумки — у меня возник немой вопрос: «Кто те трое, что едут со мной и почему я везу их вещи?!!»

Поразительно то, что все эти вещи как по волшебству уместились в тару. Короче говоря, все фокусники, которые доставали из шляпы несоразмерные с ней предметы — в прошлом велосипедисты. Это точно.

«ТЮНИНГ»
Больше всего я переживал за надежность моего китайского багажника, купленного на ибее. Мой третий Аваланш не имеет заводских креплений, поэтому пришлось брать багажник, который крепится к перьям. Слабое место этой конструкции — телескопические трубки. Для надежности я усилил их крепление между собой упорами из металлических хомутов.
Кроме этого, я не понимал, как мои спицы выдержат 30 кг багажа и 100 кг моего веса.
Но делать было нечего, кроме, как надеяться на то, что если Бог есть — самое время ему это как-то обозначить.

УМИРАЮЩИЙ ПОНИ
Выдохнув, я перекинул велосипед через порог двери в «ВелоНарнию», а может быть в «ВелоСредиземье».
Ведь самое долгое путешествие начинается с одного маленького вело-багажника.
В ожидании грузового лифта, я пытался научиться удерживать свой велосипед в вертикальном положении, но он вёл себя словно умирающий пони: не слушался и падал.
На потеху проходящим мимо соседям, я чуть не уронил груженый велосипед, удержав его только ценой нескольких борозд от большой передней звезды велосипеда в моей правой ноге.
В общем, пони умирал, но выкарабкался.

По итогу, я стою июньским вечером в 20.00 на выезде из двора своего дома и снова думаю:
«Нах… мне это надо?!»
Вообще говоря, внутренний голос велосипедиста, по сути своей, напоминает впечатлительного гопника. Потому, как велосипедист, пока он на колесах, редко испытывает состояние душевного равновесия. Ему обычно или очень хорошо, или очень плохо.
В любом случае отступать уже было глупо — вперед!

«ПЕРЕДАЕМ ЗА ПРОЕЗД!»
Первый выезд на груженом велосипеде автоматически открывает Вам категорию «E» в правах.
Потому, как велосипед теперь кажется большим, поворачивает он медленно и по широкому радиусу, трогается с трудом и с ещё большим трудом останавливается. И вообще, постоянно хочется обернуться назад и потребовать плату за проезд. А сзади точно кто-то сидит, иначе велосипед не может столько весить.

ПЕРВЫЕ ПОТЕРИ
Еду, пытаюсь поймать технику вождения своей велофурой и километре на седьмом, ещё в городе, слышу звук падающей 2-х литровой бутылки воды, неумело закрепленной мной сзади на вещах. Благо никого сзади я не торпедировал. Вернувшись за бутылкой, я обнаружил, что потерял ещё и один задний фонарик, который выполнял роль стробоскопа-габарита. Потеря невелика (спасибо дешевой рабочей силе Поднебесной), а вот без воды никак. Мне-таки удалось удачно закрепить бутыль, обмотав стяжку вокруг горлышка. Едем дальше.

И ВСЁ-ТАКИ ОН КАТИТСЯ
На мое удивление велосипед отлично катил! На ровных участках асфальта удавалось спокойно держать 30-ку. И это, несомненно, придавало сил и оптимизма.

ВЕЛОСИПЕДИСТЫ И ЛЮДИ
Реакция людей, проезжающих мимо, зачастую была очень заинтересованной. Хитросплетения моего жизненного пути, приведшего меня на самое дно цивилизационной лестницы (а именно так многие автомобилисты оценивают велосипедистов), несомненно требовали немедленного обсуждения внутри машины.
Пару раз мне посигналили. Не знаю, было ли это одобрительным подбадриванием или желанием обратить моё внимание на то, что кто-то заработал себе более комфортное транспортное средство, чем я.

ЛУЧШЕ КОЛБАСЫ ТОЛЬКО ВЕЛОСИПЕДИСТ
Куда более понятна и предсказуема была реакция на меня со стороны собак.
На выезде из города одна стая явно демонстрировала желание лишить мой велосипед хозяина.
Другая собака устроила забег метров на 300 за моими пятками, и только небольшая фора с дорогой под спуск помогли мне выиграть в этом мини-заезде.
А одно четвероногое исчадие ада так рвануло свою тушу (размером с лошадь) в мою сторону, что чуть не вырвало рессоры телеги, к которой было приковано. Желание этой собаки поужинать моим подкожным шпиком было такой силы, что закончившаяся цепь заставила сделать собаку переворот через себя. В этот момент я реально труханул.

КРОВАВАЯ ДОРОГА
Съехав сразу за деревней Кубеково с асфальта, я почувствовал, что даже в крутую горку на загруженном велосипеде вполне можно ехать. Другое дело, что вместе с неасфальтированными дорогами у нас, как правило, начинаются насекомые. А , как справедливо заметила на своей лекции о велотуризме Вика Рефас, комары отстают на скорости 13 км в час, слепни на 21. Скажу совершенно определенно, что в горку на гравии уложиться в эти лимиты с 25 кило груза, вряд ли, представляется возможным. Поэтому экран моего велокомпьютера, с замершей на нем цифрой «7», выглядел словно рекламный щит, приглашающий комаров на ужин.

В общем пока из моей ягодицы насекомые сосали кровь, на другом конце тела активно шла внутренняя дискуссия между полушариями мозга о верности выбранного в жизни пути.

На спусках скорость существенно вырастала и комары отставали, но на очередном подъемчике появлялись новые.

Мое тело стало для комаров подобием столовой в пионерлагере, где оголодавшие отряды, сменяя друг друга, уничтожают запасы съедобного.

Я ехал и думал, вы бы лучше жир сосали, а не кровь. Немного липосакции мне точно не помешает.

ПОВОРОТ НЕ ТУДА

День в разгаре июня длинный, и в одиннадцатом часу вечера я еще ехал и высматривал место для ночевки. Я хотел подобрать место с видом на Енисей, однако по эту сторону дороги почти везде были деревни, рядом с которыми опытные велопутешественники ночевать не рекомендуют. Я ехал всё дальше и дальше, пытаясь понять, откуда прямо по курсу такая дымка: неужели так сильно натянуло выбросами из города. Однако, когда в половине одиннадцатого эта дымка засверкала молниями и загремела громом, я понял, что вело-очки меня обманули и я не распознал приближающуюся грозу.

Всё шло именно так, как я хотел. Проверить на пробном выезде себя с полным снаряжением, да ещё и в дождь — это вариант что надо. Сразу станет понятно, что я не учел, не предусмотрел. Только вот отсутствие определенности в вопросе места для ночлега, в контексте темнеющего грозового ночного неба, меня очень беспокоило.

Вот примерно в таком состоянии лёгкой паники я и свернул на заросшую травой дорожку, уходящую в лес, в надежде найти более-менее приличное место для палатки. Сначала мне казалось, что свернул я неудачно, всё вокруг казалось каким-то подозрительным и внушало страх. От инстинктов просто так не уедешь на велосипеде, чем темнее на улице и чем дальше в лес, тем больше шансов у гипотетического волка. Особенно это актуально для туристов-одиночек, ведь у них велошорты в темном лесу выдают хозяина куда более активно.

ЗНАКИ НА ТРАВЕ

Примерно с такими мыслями я и навернулся с велосипеда в траву, неожиданно соскочив задним колесом в колею.

«Это знак» — подумал я и решил разбить лагерь неподалеку. Я понял, что в радиусе 10 км от этого места мне будет одинаково страшно. Всё усиливающаяся темнота и начинающийся дождь помогли мне быстро утвердиться в своем решении и вот я уже распаковываю палатку в березовой рощице.

МАЛОЭТАЖНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

На свое первое лето в качестве велопутешественника я купил с рук палатку Трамп. Она однослойная и бескаркасная, зато чрезвычайно легкая. Березок было в достатке, и я почти моментально придал своему походному жилищу форму и устойчивость. Кроме этого, по совету своих вело-товарищей Толи Будюка и Андрея Колесова я купил за копейки тент, который мгновенно растянул над входом в палатку с помощью резиновых стяжек с крючками, что держали дополнительный груз на велобагажнике. Очень удобно. Теперь можно было спокойно раскладывать вещи, не боясь промочить их под усиливающимся дождем.

Вскоре я разжег костер из сухих веток, которых было вокруг очень много, и уверил себя в мысли, что всё складывается хорошо. Под палаткой мягкий слой прошлогодней листвы, площадка ровная, костер горит и с дороги меня вроде бы не видно. К тому же грозовым ветром сдуло комаров.

РОМАНТИЧЕСКИЙ УЖИН НА ОДНОГО

Раскидав вещи по палатке, развернув спальник, я принялся за готовку пищи. Очень поздний ужин под тишину послегрозового леса и лёгкий треск костра в полной темноте был чудесен. Я сидел пятой точкой в палатке — ногами наружу, поедал вареную гречку с тушенкой, свежие огурцы, сушеные хлебцы, запивал это всё белым сухим и разговаривал по телефону с домом. Родной голос даже по телефону очень успокаивает ночью в лесу 😉

ЧОП

Закончив застолье, я привязал остатки еды на дерево метрах в 50 от палатки, пристегнул велосипед к дереву тросиком и включил сигнализацию с датчиком движения, что крепится к подседельному штырю.

Степени защиты моей пытливой личности ограничивались лишь тканью палатки, да ножом с газовым баллончиком. Правда я так крепко сплю, что даже не знаю против какого существа я смог бы успеть всем этим воспользоваться. Ну может разве против лемура…
Но то, что так спокойнее — это уж не сомневайтесь.

ВЕЛО-СНОТВОРНОЕ

Должен сказать, что очевидный плюс велосипедного туризма в одиночестве — это возможность очень сильно устать в седле и, соответственно, быстро заснуть. Именно этого мне хотелось больше всего, когда я застегнул палатку во втором часу ночи.

Мне повезло. Я почти моментально отключился…

ЗДРАВСТВУЙ НОВЫЙ ДЕНЬ. ЗДРАВСТВУЙ ЛЕСНОЙ ПЕНЬ

Я проснулся чуть раньше восьми, огляделся и понял, что ни на Рай, ни на Ад это место не похоже. Внутреннюю обшивку космической тарелки стенки моей платки тоже не напоминают. Ноги с руками я ощущаю достаточно четко. А значит, я не умер, меня не похитили инопланетяне, и даже не съели хищники. В общем, я проснулся почти счастливым человеком.
Насколько я помню, это была моя первая ночевка в палатке в лесу, когда рядом со мной в радиусе нескольких километров не спало ни одно млекопитающее. По крайней мере, мне так казалось.

Спалось мне тепло и комфортно, однако вздремнуть подольше тоже не удалось. На улице хоть и светло, но всё равно чудятся всякие шорохи, движения и кровавые замыслы. Теперь я понимаю, почему в фильмах ужасов очередная жертва покидает своё убежище и вылезает наружу, злодею на растерзание. Просто бояться в замкнутом пространстве ещё страшнее.

ОПЯТЬ МЕДЛЕННЕЕ ДРУГИХ
На упомянутой выше лекции Вики Рефас о велопутешествиях, я слышал, что в приличном походе есть правило предупреждать участников о часовой готовности к продолжению пути. И хоть мне компанию составляли лишь кукушка, да муравьи, я решил поэкспериментировать и собраться ровно за час.
Окончилась попытка полным фиаско. Сколько себя помню — всегда был копушей. Просто кошмар какой-то. Еле уложился в полтора часа, и это при хорошей погоде

САДИМСЯ НА ЗАД И НАЗАД 

Опытным путем я выяснил, что 2 литра воды на вечер/утро — это прям совсем впритык. Если рядом нет водоема — рассчитывать на приличный душ не стоит совершенно точно.

Однако большого значение я этим задержкам не придал, так как радость от пережитой ночи и хорошая погода всё с лихвой перекрывали. И в 10.30 я выехал на дорогу, наслаждаясь ещё нежарким, но уже отчетливо летним солнцем.

Ехалось медленно, но не трудно, в удовольствие. «Друзья» комары, видимо, ещё не оклемались после вчерашней погони, съеденные на завтрак остатки тушенки с заварной лапшой приятно грели душу и лишь проносившиеся изредка на высокой скорости безголовые водители внедорожников, оставляли на мне слой дорожной пыли и напоминали зачем нужен шлем и очки — чтобы защищаться от гравия.
Но опять попадались и такие водители, которые сигналом давали понять свою информированность о моих стараниях.

СКРИПКА-ЛИСА
На одном из спусков у меня громко зашипело колесо. И под отчетливый крик внутреннего голоса: «Твою мать!» я начал планировать место для полевой шиномонтажки.
Но, я посмотрел на покрышки — они были целы и продолжали как ни в чем ни бывало крутиться по направлению домой. Оказалось, что я так перенервничал и-за обычного скрипа колодок, которые под напряжением от груза и от дорожной пыли начали подвывать на спусках. Радости моей было не описать. Много ли надо велосипедисту? Целые покрышки, да сникерс.

РАЗГОВОР ЗА БУТЫЛКОЙ
Вскоре я уже был в деревне Кубеково, где мне нужно было купить воды. Тут то мой велосипед и попал под микроскоп местного интеллигента, утреннее сознание которого было явно отягощено неразрешенными вопросами из области велоспорта с одной стороны, и явно отягощено дегустационными изысканиями накануне. Сей интервьюер явно готовился к нашей встрече, и его вопросы сыпались один за одним:
— А сколько стоит велосипед? — А правда, что он из Америки? — А вот я видел в журнале велосипед за 200 тысяч, что скажешь? — А куда ты? — А откуда ты?
Но один вопрос был особенно хорош. Он родился в чертогах разума моего собеседника в тот момент, когда я переливал купленную воду в велобутылку, не вытащенную из крепления на раме:
«А куда потом поступает эта жидкость?»
А так, как распечатанного УЗИ моих внутренних органов с собой у меня не нашлось, я оставил интеллигента в неведении и мирно удалился в сторону дома.

ЭСТАФЕТА
Въезжая в город, я встретил на противоположной стороне дороги девушку на велосипеде с заплечным рюкзаком приличных размеров, поприветствовал её взмахом руки, и увидев аналогичный жест в свой адрес понял, что эстафета передана и дорожная пыль не останется без толку лежать на дорогах Красноярья.

НЕ ПИОНЕР, НО ГОТОВ
Уже около полудня я звонил в домофон и думал, что я готов.
Я могу ехать в велопутешествие и я примерно представляю, что мне предстоит. А главное, я понял, что мой велосипед и навесное оборудование способно выдержать не только мой центнер, но и еще немного больше.

Иначе говоря, если смог я, то сможет каждый.
Просто захотеть сможет не каждый 😉

Конец рассказа.

P.S.