Российская велосипедная команда «Тинькофф-Саксо», титульным спонсором которой является Тинькофф Банк, выиграла супермногодневку «Джиро д’Италия 2015». Сегодня главный трофей соревнований был представлен журналистам в главном офисе банка в Москве.

Основатель Тинькофф Банка и владелец команды «Тинькофф-Саксо» Олег Тиньков привез главный трофей в Москву. На состоявшейся пресс-конференции Олег Тиньков ответил на вопросы журналистов.

Пресс-конференция Олега Тинькова

Фото предоставлено пресс-службой российской команды Tinkoff-Saxo

— Расскажите, насколько значима эта победа?

— Победа…Смотря для кого, наверное, я не знаю. Для меня значимая, для нашей команды, нашего банка, который поддерживает, сотрудников — да…А для обывателей, я думаю, они не знают, что это такое.

— В интернете пару дней назад были фотографии, где Вы перекрасились в розовый цвет. Вы правда перекрасились, или это «Фотошоп» был?

— Нет, я просто покрасил, да и всё. В наше время технологий много, тем более на мои белые волосы это не проблема. В нашей команде даже бороду покрасили. Покрасил, смыл, немножко осталось. Как-то так.

— Как Вы оцениваете успехи велосипедизации Москвы и России?

— Очевидно, что велосипед – это давно изобретённое, основное средство передвижения. Азиатские страны или скандинавские, там вообще все на них передвигаются. Поэтому вообще, рано или поздно, в России велосипед всё равно нашёл своё место. Тем более, что и в советское время люди на велосипедах катались, были заводы велосипедные, сейчас ни одного не осталось. Очевидно, что это удобно, быстро, экологично, и, главное, помогает сжигать калории. Со всех точек зрения удобный вид транспорта. Тем более, в Москве, где у нас равнина. Города, которые выше располагаются, Сан-Франциско, Владивосток, даже там люди катаются. А по равнине это удобно, весело, и никакого значения климат не имеет, потому что, например, я часто бываю в Копенгагене, потому что у нас офис команды находится в Копенгагене, там вполне себе ездят на велосипедах, по велодорожкам толпы и зимой. И в Хельсинки ездят. Климат тут ни при чём, было бы желание.

— В интервью прошлого года Вы заявили, что хотите проехать Джиро на велосипеде от старта до финиша.

— На Джиро в том году я проехал 2 000 километров, 70% всей Джиро. В этом году хотел все 100 % проехать, но там у меня обстоятельства, решил этого не делать. Попросили, чтобы я всё время был в машине, потому что это важно для гонщиков, не всегда, но на ключевых этапах. А в противном случае мне бы не хватило форы, светового дня бы не хватило. Не забывайте, что я должен был ехать один, а там в группе 200 человек. К тому же проблемы старые обострились с коленом, операцию делал. Так что у меня теперь вообще, к сожалению, сезон пропал в этом году, по сути нельзя никаким видом спорта заниматься. Меня, конечно, это тяготит. Ну, на Тур де Франс, всё равно потихоньку поеду.

Велоспорт имеет свои определённые законы. Ценятся только большие гонки (Гран-туры). Те гонки, что начинаются в январе, невозможно выиграть все. По сути, в велоспорте несколько гонок, которые имеют значение, это весенние классики, Милан-Сан-Ремо, Тур Фландрии, Париж-Рубэ, Амстел, Флеш Валлонь, Джиро, Вуэльта, Ломбардия – это гонки, которые, на самом деле, всех интересуют. Ещё Чемпионат мира, наверное. А остальное преходяще. Многие забывают, что существуют ещё и другие гонки, например, в мае мы выиграли Тур Калифорнии, Джиро. В мае, мы, безусловно, самая сильная команда. Для нас важно выиграть правильные гонки с максимальным медийным, журналистским покрытием, так и болельщицким, потому что просто так выигрывать гонки никому не интересно. У нас, например, нет ни одного спринтера в команде, потому что нам неинтересно.

Джиро, Тур, Вуэльта — это нам интересно. Если мы сделаем дубль – это будет легендарная история. Их пять (дублей) если есть за всю историю велоспорта. Легендарным Контадор станет вообще, а сейчас он просто самый сильный велосипедист современности после Армстронга. Сильнее него уже никого нет.

Пресс-конференция Олега Тинькова

— Есть ли что-то, что Вас не устраивает в команде Tinkoff-Saxo сегодня и какая, на Ваш взгляд, была главная проблема на Джиро. Что могло помешать Альберто его выиграть? Если конкретно, тот момент, когда было очень сложно.

— Меня много что не устраивает. Меня всегда всё не устраивает, что происходит в банке «Тиньков», что происходит в команде «Тиньков-Саксо», меня не устраивает, как учатся мои дети, меня не устраивает моя жена. Это нормальная ситуация.

На Джиро было всё хорошо, моя команда очень сильная была, она показала себя. Если мы в розовой майке, это говорит о том, что мы были самыми сильными. Там, конечно, была достаточно серьёзная конкуренция. «Астана» там нас поджимала, эта команда была в горах сильней.

И чтобы вам было понятней – когда включаете телевизор, уже 4 -5 часов гонка идёт, а там, на равнине мы тащили, тянули Контадора вперёд, закрывали. Там команда проделала определённую работу. И когда мы подъезжали к горам, у нас не было задачи, чтобы с ним осталось ещё полкоманды. У нас оставался один, а в «Астане» оставалось 6. И у нашего человека было имя Альберто Контадор. Там на телеканале RAI я давал интервью, там я сказал, да хоть вдевятером пусть они будут, ну и что, нам одного достаточно.

Поэтому хорошо, меня всё устраивает. Конечно, мы усилимся в горах на Тур, у нас будет Майка, победитель горной номинации прошлого года.

А, в общем и целом всё показали, сделали. Я очень горд своей командой. Счастлив, потому что не нужно забывать, с кем приходится соревноваться. Соревнуемся с государством Казахстан. Там было много казахстанских чиновников, министр спорта — на финиш они приехали. Их команда неплохо выступила – 2-е и 3-е место, майка молодого гонщика, в командном зачёте выиграли, они там много, всё что можно, по сути, выиграли, но кроме основного. Мы выиграли основное, а они – всё остальное.

Пресс-конференция Олега Тинькова

Было очень круто, когда я с российским флагом взобрался к Контадору на подиум. Деньги из России, спонсирует команду российский банк. Я не вижу никаких проблем, был там протокол, не был там протокол – я залез на сцену. Я не просился, мне ребята сказали: «Давай, лезь». Мы с Ваней Ровным, нашим гонщиком, его растянули.

Подчёркиваю – с кем приходится конкурировать, по сути, конкурируем с бесконечным бюджетом. У них нет бюджета, кого хотят, того Винокуров и покупает. Государство Казахстан, Назарбаев лично смотрит гонки, ему это интересно. Представляете, мы, банк наш пытается что-то делать, с кем мы пытаемся конкурировать, с государством, с Казахстаном. С командой Sky конкурируем, которая принадлежит Руперту Мердоку, у которого 30 млрд. долларов состояния. И с командой Movistar, компанией, у которой чистая прибыль в евро несколько миллиардов в год. Не 80-90 миллионов долларов чистой прибыли в год, а несколько миллиардов. Etixx-Quick Step – компании, зарабатывающие миллиарды долларов чистой прибыли. BMC – у них бюджет там на 10 миллионов евро больше, чем у нас. И так далее. Мы конкурируем с монстрами. «Катюша» опять же, полугосударственная команда, непонятно, какой бюджет вообще, по сути, безграничный.

Приятно, и я очень горд, что мы со своим не самым большим бюджетом, с чисто коммерческим, не только конкурируем, но ещё и выигрываем. Это радует. Ещё раз показываем, что решают не деньги, решает эффективность, менеджмент и страсть.

— А дорого содержать Альберто Контадора, как долго он будет с вами сотрудничать. И были ли попытки куда-то его забрать какими-то другими командами?

— Попытки, я не знаю, мы с ним не ведём такие переговоры, он открыт. Он только что подписал с нами, мы только что подписали в марте контракт ещё на год. Это будет его последний год, следующий. Он заканчивает свою карьеру великолепную в нашей команде. И последние 4 года он был в моей команде, где сначала я был спонсором, потом стал владельцем. Заканчивает у нас. А другие контракты я не могу озвучивать, потому что это запрещено в велоспорте, в отличие от футбола, что, на мой взгляд, странно. Но я не буду это нарушать.

В конце концов, зачем чужие деньги считать, какой смысл.

Пресс-конференция Олега Тинькова
Фото предоставлено пресс-службой российской команды Tinkoff-Saxo

— Нет желания постараться убедить его остаться ещё на пару сезонов? Поскольку силы у него, видимо, есть.

— Да нет. Как он тренируется, там деталей никаких нет. Ну, например, он там тост говорил. К нему жена приехала. Она сказала, что видит его 150 дней в году. Реально тренируется очень много. Когда общаешься с такими чемпионами, это очень полезно, ты понимаешь, что ничего просто так не бывает – ни в бизнесе, ни в спорте. Я с ним был на Тенерифе две недели, ну 10 дней. Тренировались на вулкане Тейде, жили на высоте. И конечно, впечатляет. Человек ест, ездит на велосипеде по 8 часов, делает массаж, спит, что-то читает, и опять. Вот его жизнь. И так 4 недели. Не каждому дано, это очень сложно, трудно.

Когда он упал, у него вылетело плечо, сейчас об этом можно уже рассказать. Он пришёл, у него были слёзы на глазах, он сказал: «Олег, я не могу просто так уехать. Я так готовился. Последний бокал вина я выпил 31 декабря. Последнее оливковое масло в салат я положил 31 декабря».

Вы представляете! Он взвешивается утром и вечером, каждые сто грамм важны. Он приехал – 63 кг, уехал – 61 кг – за четыре недели с Тенерифе. При росте 178. Такая тяжёлая жизнь, что называется, врагу не пожелаешь. Поэтому я думаю, что это правильно, что он закончит в следующем году, ему будет 34 года. В таком режиме жить очень тяжело. Это кажется, что хорошо, он стоит на подиуме, такой красивый и всё такое. Но это не так просто даётся. Борьба за каждые 100 г веса. Тренировки – вы представьте, ездить по горам каждый день по 7 часов. Набор высоты 4-5 км за день. У вас будет набор высоты 100 метров, вы бросите свой велосипед и скажете, что больше не поедете. А это пять тысяч метров. Совершенно адские нагрузки. Тем более, заканчивать надо всегда наверху.

— Один футболист высказался, что они слишком много работают, по 4-5 часов в день. Велосипедисты, получается, вдвое больше, и не жалуются.

— Велоспорт – один из самых сложных, самых тяжёлых и неблагодарных видов спорта. Я помню на этапе, на третьей последней недели – четыре ключицы сломали. Я был в машине, передо мной упал гонщик, Лобато, это я видел. Он падает, у него через майку ключица вылезла. Это опасный вид спорта. Футболисты по сравнению с велосипедистами просто лентяи. Они ничего не делают. По ножке ударили — корчатся лежат целый час.

А здесь люди на скорости 50 км/ч падают об асфальт, все в кровище, впрыгивают на велосипед и едут. Никто ждать не будет. Как Контадор упал на очередном этапе в дождь, схватил велосипед своего товарища, поехал, 40 секунд потерял. Упал, не упал, никого не интересует. В футболе там все вокруг ходят, носилки одни принесут, другие принесут. Цирк разводится. Нет, понятно, не хочу сказать огульно. Футболисты тренируются. Но, в общем и целом там элемент шоу-бизнеса присутствует больше, нежели элемент мужественности, борьбы. Полежать, покривляться на публику, наколки красивые себе наколоть, причёски

— Контадор негативно высказывался про зрителей и селфи их с велосипедистами. И даже выбивал камеры. Вы как к этом относитесь?

— Я не слышал, что он говорил. А что тут говорить. Они выполняют свою работу, рискуют жизнью. Почему он получил вывих плеча – потому что на скорости 64 км/ч произошёл завал. Был спринт и какое-то «чудо» вытащил фотоаппарат. Естественно, человек на скорости 64 км/ч не может биться о фотоаппарат, он берёт правей, за ним ещё правей, ещё правей, и сзади начинают падать. Какой смысл делать эти фотографии. Всё сейчас транслируется, всё в HD, лучшие профессиональные фотографии, фотографы. Тут бы радоваться. Нет, залезть именно, дурацкую селфи, сняться, послать всем в соцсети, что я тут стою. Кого это интересует. Это очень плохо, они не понимают, что люди выполняют свою работу, рискуют жизнью. Это глупо, я не понимаю. Кстати, и его могли покалечить.

Кубок Джиро впервые приехал в Россию. Женя Берзин выигрывал в 1994, Павел Тонков в 1996, и в 2009 выиграл Денис Меньшов из Орла. Я не знаю, они привозили Кубок, я сомневаюсь. А я забрал у Контадора и приехал. Он получает деньги из России, российский банк его спонсирует, банк зарабатывает на российских клиентах. Соответственно, можно сказать, что это наш Кубок, российский.

Пресс-конференция Олега Тинькова
— Думаете ли Вы о том, кто будет лидером команды «Тиньков», когда Альберто завершит карьеру?

— Нет, честно говоря, ещё не думал об этом.

— Есть кто-то из молодых гонщиков на примете, кто Вам кажется, будет звездой в будущем, и которого хотелось бы к себе получить?

— Есть. Пока проблема в том, что все молодые звёзды и все потенциальные молодые гонщики, скупаются на корню командами «Астана» и «Скай». У них денег много, и они как только кто-то появляется, тут же покупают. Альберто выбрал нашу команду. Он наверняка мог бы получать больше, но его это не интересует.
Мне трудно покупать, потому что у меня конкуренты, бездонные бюджеты.

— А сам Альберто не советовал на кого-то обратить внимание?

— Пока гоняется, нет. Может, в следующем году скажет. Он не любит о других говорить. Справедливо считает, что он самый сильный. Они очень вкалывают, люди. Заниматься по 8 часов в день, не пить вино по 8 месяцев, не кушать оливковое масло даже, не то, что какое-то мороженое поесть. Они очень все амбициозные, конкурируют, у них у всех очень сложные отношения друг с другом. Каждый считает, что он сильней.

Мы и так всех гонщиков знаем. Вот очень хорошо сейчас проявил себя Микель Ланда, баск. Надо признать, он в гору поднимался быстрее Контадора местами. Но это вообще ни о чём не говорит. Например, в следующей гонке, где он там, на Вуэльте стоит, можно увидеть, что он проиграет , например, 20 минут.

Чем отличаются Контадор, Нибали, Фрум — это многодневщики, совершенно другого уровня люди. Они должны быть на высоком уровне три недели из года в год. Мигель Индурайн, Марко Пантани, Жак Анкетиль…Это люди другого уровня менталитета. Они много не разговаривают, всегда сосредоточенность, чёрные очки – и в себе. Они даже энергию не тратят на разговоры, потому что очень важно сохранять энергию. Три недели каждый день по 5 – 7 тысяч килокалорий тратят. Они после того, как проедут, массаж, спать, никаких разговоров, никаких эмоций. Потому что каждый день может стать решающим, ты можешь каждый день потерять. Например, Ричи Порт, который потерял на ровном месте 7 минут. Ару, который на Мортироло проиграл. Очень трудно быть многодневным гонщиком, сейчас таких мало, пять человек в мире.

Пресс-конференция Олега Тинькова

— В преддверии Тура Петер Саган Вас удивил (на Туре Калифорнии), выиграл гонку: разделку, выиграл в горах, а не только в спринте?

— Нет, он таким спринтером-то не был, он на классиках. В гору поднялся быстрее горных гонщиков. Интересный человек, сильный, яркий. То, что он выиграл гонку, не будучи горным гонщиком, букмекеры потеряли кучу денег. Подняться в такую горищу и выиграть. Он молодец. И берём его на Тур де Франс, чтобы он не только Альберто помогал, но и надеемся, что он два-три этапа нам выиграет. У нас сильная команда. Кизерловский Роберт сильный в горах, Михаэль Вальгрен. Майкл Роджерс. Просто так не сдадимся толстосумам.

— А Игорь Макаров, Вячеслав Екимов поздравили?

— Нет, но я не расстроился сильно. Нельзя сказать, что я их поздравляю с их победами. Правда, они и ничего не выиграли. С Димой Конышевым я общаюсь, он меня поздравляет, я его поздравляю. Екимова я редко вижу, Макарова так я вообще не вижу, у него там секретариат, ко дню рождения присылают телеграммы правительственные.

Пресс-конференция Олега Тинькова
Фотография предоставлена пресс-службой российской команды Tinkoff-Saxo

— По Москве катаетесь на велосипеде?

— Нет, я только в Крылатском катался. Здесь неудобно кататься. Я за границу езжу кататься. Я знаю, что в Питере можно кататься, там люди ездят. Но в Москве кроме Крылатского я не вижу вариантов. Я сейчас говорю про спортивное катание. Можно просто так и в парке Горького покататься. Под велосипедным катанием я понимаю минимум два часа, меньше смысла нет. Спортивный велосипед, это минимум два часа. Я не понимаю, куда я отсюда на два часа поеду. Дышать грязным воздухом, вероятность, что тебя машина собьет — 50%, а зачем мне это. У меня и так с коленом проблемы, я два года с ним мучаюсь. Я не хочу приключений. В России нет уважения к велосипедистам. В Италии останавливаются, объезжают за два метра. А в России тебя просто задавят. У нас же чем больше машина, тем у тебя больше прав. А если КамАЗ — это вообще! Куда едет, туда и едет. Если наедет, даже не остановится.

Такой мегаполис как Москва, нуждается в велосипедной трассе, на которой будет запрещено всё движение, кроме велосипеда. Никаких других видов транспорта, никаких колясок. Надо правильно сделать отдельные переходы, внутри отгородить это всё, внутри пусть гуляют с собаками, с колясками, отдельные или даже подземные переходы. У нас хорошую рекреационную зону велосипедную можно построить, и непонятно, почему это не делают. Сейчас, тем более, велодвижение растёт. Судя по тому, что вижу, например, в этом офисе ребята ездят на велосипедах на работу.

— Согласились бы поработать комментатором одну-две гонки просто?

— Зачем мне это нужно? Курдюков есть — пусть комментирует. У него есть свои любимчики, он про них много рассказывает. Мы выиграли – он про нас рассказывает, ему деваться некуда.

— Вы после Джиро накрыли «поляну»?

— А когда я ее не накрывал? Так полагается, я её всегда накрываю. С полянами вопросов нет, главное, чтобы выигрывали. Альберто бокалы поднимал, но, думаю, что не пил. Хотя все гонщики пили. Один вообще у нас там выдал — как дорвался и давай все подряд: и вино, и пиво, и водку. Есть у нас такой молодой парень Крис Юл (Йенсен). Я говорю: «Крис, завязывай». А всё уже, унесли. Закончил Джиро достойно. Это нормально, после трёх недель Джиро нарушить режим.

Copyright ©VeloLIVE.com Все права защищены