Экс-капитан сборной России по футболу и один из самых интеллигентных и образованных людей в нашем спорте Алексей Смертин рассказал Ире Моргуновой о том, почему бег и участие в марафонах стали для него естественным продолжением карьеры футболиста. Великолепной карьеры футболиста.

Бег как жизненная философия

www.the-challenger.ru

— Бег для меня — абсолютно естественное состояние, это привычка, которую я много лет назад перенял у своего отца. Не могу вспомнить, чтобы он просто куда-нибудь размеренно шёл, наоборот — и на тренировку, и в магазин за продуктами он всегда бежал. Так и я, не успев начать ходить, сразу перешёл на бег. К тому же и сам футбол обязывает: игроки на моей позиции — полузащитника — пробегают существенно больше километров за матч, чем остальные игроки. Закончив с профессиональным спортом, я всё равно продолжал поддерживать форму, то играя в футбол с друзьями, то просто выходя на пробежку. На мой взгляд, люди в принципе делятся на две категории: те, кто любят бегать, и те, кто ни за что на свете не будут этим заниматься. Я, естественно, отношусь к первой категории. Обычный бег в комфортном темпе позволяет, с одной стороны, поддерживать себя в тонусе, а с другой — абстрагироваться от действительности, быть вне социума. Я бегаю один и очень люблю это особенное состояние, в которое погружаются и тело и душа. Для меня это своего рода медитация. Это целая философия. Не так давно я получил травму (играя в футбол) и уже две недели не выхожу на пробежку. Чувствую, что просто изнываю без бега.

Конечно, если ставить перед собой какие-то конкретные цели, например подготовку к марафону, то тут уже не до медитации. В таком случае планируя распорядок дня, я уже во многом отталкиваюсь от графика тренировок. И это одновременно и плохо и хорошо. Хорошо, когда в принципе есть цель, но при больших физических нагрузках нужен полноценный отдых, а из-за основной работы восстановление получается неполным. Ведь интенсивная беговая тренировка похожа на футбольную: я уже с вечера к ней готовлюсь, настраиваюсь. Проблема в том, что после неё в основном хочется только лечь и уснуть мёртвым сном, но поспать не получается. И это, конечно, существенно усложняет весь подготовительный процесс.

Мой обычный план на неделю — один раз футбол и два раза пробежка. Это позволяет мне и на работу приходить в тонусе, и быть всегда в форме. Но когда я готовлюсь к марафону, бегаю минимум шесть раз в неделю. Причём сейчас для меня важен не столько сам километраж, сколько темп, в котором я бегу. У меня есть привычка: я не могу тренироваться на голодный желудок. Мой идеальный завтрак — это каша, залитая кипятком. Никакие тосты, никакие батончики не усваиваются так быстро, как каша. Многие марафонцы вообще ничего не едят перед стартом — боятся расстройства желудка. Мне кажется, это из-за мандража. Я вот не волнуюсь, у меня и расстройств никаких нет.

Марафон как новый вызов себе

Свой первый марафон я пробежал без подготовки. Мой приятель Дима Тарасов, организатор Московского марафона, попросил принять в нём участие в качестве посла. Я, конечно, согласился и подумал — почему бы самому не попробовать пробежать? Пробежать-то пробежал, но сказать, что это было тяжело — ничего не сказать. Я показал время 3 часа 48 минут, но, честно признаюсь, таких нагрузок прежде никогда не испытывал. У меня тогда было чёткое понимание, что больше я этим заниматься не буду. Для сравнения: я так не уставал ни в одном из матчей английской премьер-лиги, для которой в принципе характерен высокий темп игры. Но вскоре другой мой приятель предложил вместе с ним пробежать Чикагский марафон. Для меня это был вызов, плюс к тому времени я уже отошёл от первого шока и решил теперь-то подготовиться. Уже зная свой темп, я поставил себе задачу пробежать быстрее. В итоге 42 километра я преодолел за 3 часа 20 минут. Финишировав «Чикаго», я чувствовал себя уже гораздо лучше, ни о каком отвращении к бегу уже и речи не было. Невероятная усталость и невероятное чувство удовлетворения от достигнутой цели — вот что я ощутил на финише.

К третьему марафону в Берлине я уже подошёл совсем серьёзно. Да, у меня был друг, который уже давно бегал марафоны и корректировал меня по мере возможности, но ни о какой специальной методике и системе тренировок и речи не шло. Это, конечно, была моя основная ошибка: сегодня у меня получается пробежаться, а завтра из-за работы — нет. А серьёзная подготовка обязывает ежедневно выполнять какие-то упражнения и правильно питаться накануне старта. Поэтому прежде всего я занялся программой тренировок, её мне написал профессиональный тренер, исходя уже из моей новой цели — выбежать из трёх часов. А так как я человек опытный и дисциплинированный, то для ежедневного контроля тренер мне уже был не нужен. Наверное, поэтому профессиональному спортсмену подготовка даётся легче — ведь он уже привык заставлять себя работать и тренироваться, несмотря на усталость или какие-то другие факторы. Его зона комфорта значительно шире, чем у обычного человека. Возможно, сам тренировочный процесс не доставляет удовольствия как такового, но это ощущение, когда приходишь к машине, снимаешь пропитанную потом футболку — просто невероятное. Конечно, задрав так высоко планку, я не был уверен, что смогу до неё с первого раза добраться, тем более накануне самого марафона я простудился. Друзья вообще отговаривали лететь, но я усиленно лечился, строго следуя родительским рекомендациям — сидел и дышал над сваренной картошкой. И вроде стало полегче, перетерпел. Но я ни на секунду не сомневался, что буду участвовать. В итоге моё время составило 2 часа 57 минут. Смог.

Почему любителем быть не хуже, чем профессионалом

Да, я любитель, но разве меня можно назвать физкультурником? Я, как человек, побывавший в обеих ипостасях, могу сказать, что некоторые любители вполне могут дать фору многим профессиональным спортсменам. Когда я увидел, с какой страстью и самоотдачей проходят матчи в любительской лиге, я был искренне поражён. А как там оголтело подсчитывают очки! Да, несомненно, любовь к футболу — это основа, без неё невозможно в принципе ничем заниматься, но для многих профессионалов футбол становится работой и ежедневной обязанностью. Любитель же остаётся свободным — он может сегодня прийти или не прийти играть, а разве профессионал так может? У него за спиной контракты, ответственность перед клубом, перед болельщиками. Спорт высших достижений — это работа и воля, это не про свободу. За это я и люблю марафон: профессионалы и любители здесь бегут вместе.

На мой взгляд, чтобы начать бегать и не бросить уже после первой пробежки, нужно помнить об этих двух важнейших вещах:

1. Когда человек начинает заниматься бегом (или любым другим видом спорта), его сила воли проходит через несколько этапов испытаний. После первой тренировки ему, конечно, всё нравится, он доволен собой и испытывает эйфорию. После второй у него уже заболели мышцы. После третьей тоже. А на четвёртую он уже вряд ли согласится. Эйфория проходит, а боль в мышцах нет. И лучше быть заранее готовым, что такой момент наступит, и его просто нужно перетерпеть. Возможно, снизить темп, больше времени отводить отдыху. И помнить: чем больше тренируешься, тем быстрее протекают все процессы в организме, в том числе и процесс регенерации.

2. Обязательно должна быть цель. Подойдёт абсолютно любая — лучше выглядеть, лучше себя чувствовать. Похудеть или пробежать марафон. Для меня бег уже стал необходимостью. Пока спорт не стал для человека неотъемлемой частью жизни, нужны цели, которые будут мотивировать им заниматься. Я, например, теперь хочу пробежать все Majors.

Чтобы готовиться к марафону, нужна мотивация, и для меня она скрыта в самой цели. Например, я уже знаю, что могу пробежать 42 километра, так что бежать марафон просто чтобы пробежать, мне уже мало. Нужно что-то ещё. А вот пробежать, но при этом уложиться в какое-то определённое время — совсем другое дело. Такая задача требует серьёзных физических и эмоциональных затрат, она заставляет выйти из привычной зоны комфорта. Этим, кстати, и уникальны марафоны — ты побеждаешь самого себя. Это не футбол, где есть соперники и судьи, где ты уповаешь на силу партнёров и на слабость соперника. В футболе есть элемент везения, в беге его нет. Здесь успех или неудача — всё твоё. Всё в рафинированном виде — только ты, твоё желание и асфальт под ногами. Здесь нет первого места, и главный соперник — это ты сам.