В Скандинавию за победой. И за свой счётАвтор: Гор Георгян
Фото: Евгений Кузнецов
Источник: Стадион

Наверное, чемпионами и становятся те, кто может пожертвовать чем-то, на первый взгляд значительным, ради главной цели. Спортсмен СДЮСШОР «Здоровый мир» Алексей Чумаков, не попав в состав юниорской национальной команды по зимнему триатлону для участия в первенстве Европы и мира, отправился на эти турниры за свой счёт. Конец истории можно описать с помощью слегка перефразированной строки из трека одних андеграундных рэп-музыкантов — «благородный риск был оправдан».

— На отборе в Воронеже я оказался четвёртым, поэтому ехать на Европу и мир пришлось на привлечённые средства, — рассказывает молодой человек. — Всё благодаря помощи местных организаций — «Шатуре», Сибирской молочной компании, краевой федерации и в большей степени, конечно, родителей. Нужно было около 50 тысяч рублей. Мы дома хотели ремонт сделать и купить телевизор. В итоге ремонт сделали, а приобретение телевизора оставили до лучших времён. Не сказать, что ради поездки продали последние штаны, но тем не менее всё то, что родители накопили. Большинство денег ушло на проживание, питание и стартовые взносы. На каждом из соревнований их размер составлял около 60 евро. Конечно, старались выбирать варианты подешевле. Мы очень хорошо сэкономили на дороге. Поехали в Москву, где вместе с ориентировщиками на их автобусе отправились в Европу. Прибыли в Финляндию, в городок Ямиярви, а потом паромом в шведский Остерсунд, где и состоялся чемпионат континента. После этих соревнования вернулись в Финляндию, где проходил чемпионат и первенство мира. А затем — снова в Москву.

— Алексей, как нашли спонсоров?

— Они много лет поддерживают триатлонистов. Да и сами занимаются. Спорт же у нас затратный. Мы, конечно, не катаемся на велосипедах, которые стоят по 200-300 тысяч рублей, но всё равно денег нужно много. И зачастую перспективные спортсмены из-за плохого финансирования уходят. Нет развития. Потому что, если тренироваться в одном месте, по одной методике, далеко не уедешь. Я считаю, что за неполные четыре года, что занимаюсь триатлоном, совершил хороший скачок вперёд. И во многом за счёт разнообразия, неодинакового подхода: мой личный наставник Дмитрий Юрьевич Башун, на сборах нас тренирует Андриян Николаевич Христофоров, а инструктор по лыжам — Наталья Владимировна Архипкина. Кто-то больше даёт упражнений на скорость, кто-то на выносливость, кто-то на технику. Ведь говорят же, что когда человек приходит к другому тренеру, то он чаще всего начинает прогрессировать.

— Какое впечатление произвёл чемпионат Европы?

— Организация мне не понравилась. Не было ни церемонии открытия, ни закрытия. Ребята, которые и раньше на подобные соревнования ездили, рассказывали, что обычно устраивают какой-то концерт. А тут была лишь паста-пати, где люди могли поесть и пообщаться. Просто пришли в столовую и покушали. Обыденно-обыденно. Не было ощущения праздника. Видимо, они ожидали, что приедет больше спортсменов и, соответственно, окажется больше денег. Но людей было мало, и один судья и еду подавал, и на трассе всё делал… Или вот, например, на брифинге объясняли на английском языке, а я ничего не понимал. Приходилось переспрашивать постоянно. На мире, кстати, был стенд, и можно было сориентироваться. А после гонки не устроили цветочную церемонию, как это всюду принято. В каких-то ситуациях даже наш чемпионат края превосходит шведский турнир. Но вот трассы там потрясающие.

— Как гонка проходила?

— Я сразу отстал от Паши Якимова. Для меня это было дико. Бегу-то я лучше, чем он. Мы обычно стараемся вместе на этом этапе от всех уйти, а потом на велосипеде — как получится. Но Паша же не будет меня ждать. Тем более на каждых соревнованиях появляется какой-нибудь сильный спортсмен, который преподносит сюрприз. В общем, на этот раз решили бежать каждый, как сможем. У меня появились проблемы из-за того, что не хватает горной подготовки и мне трудно бежать по снегу. Я же с летнего триатлона пришёл, где преобладает ровная жёсткая поверхность. И я преодолел часть гонки с итальянцем. Но меня больше расстроило то, что я от него убежать не смог. Он шёл пешочком, и я понимал, что иду так же. Даже стыдно стало. Когда закончили велоэтап и бежали в транзитку, которую россияне традиционно быстрее остальных проходят, я подумал, что сейчас на лыжи встану и попробую от них уйти. Нас с итальянцем к тому времени ещё и норвежец догнал. Хотя я понимал, что в этом плане многим уступаю, ведь они все в большинстве случаев лыжники. Впереди был резкий подъём, а затем трасса шла всё время по горам. Они сзади расположились, а я думал: «Почему меня не обгоняют, я же слабо иду?» А они просто за моей спиной спокойно держались. И на подъёме норвежец выпрыгнул и прыжками красиво-красиво, как от стоячих, ушёл. Я даже его взглядом проводил. Итальянец за ним ухватился. Он находился впереди от меня в метрах двадцати. Отпускать его нельзя было. Не хотелось четвёртое занимать. Помогла ещё поддержка наших ребят, которые кричали мне на трассе, болели. Говорили, что он тоже на лыжах слаб, поэтому необходимо работать. И вот на том подъёме, на котором от нас норвежец ушёл, я настиг итальянца. И перед выкатом на стадион его обогнал. Хоть бронзовую медаль выиграл, но какое-то странное чувство охватило меня: вроде в тройке, но и не первое место. Я не получил полного удовлетворения. Какая-то скомканная гонка получилась.

— А через неделю было первенство мира?

— Да. Перед этим, в воскресенье, правда, мы ещё эстафету пробежали. Старт был общий. Паша начал, как самый сильный, он должен был держаться за мужиками. Я пошёл вторым, и парень, который на Европе стал седьмым, — третьим. И в итоге на всех этапах мы лидировали и победили без проблем. Но не сказать, что я сильно радовался. Без особых эмоций воспринял победу. Она особо не ценится, так как это не только твоя заслуга.

А в понедельник мы выехали в Финляндию. Целый день провели в дороге, вечером — на паром. Там переночевали. Следующий день добирались до Ямиярви. Нам повезло, что водитель нашего автобуса раньше работал в Финляндии и знает язык. Он договаривался обо всём, что нужно. Мы жили в домиках и сами себе готовили, в кафе дорого.

— Организация в Финляндии была лучше, чем в Швеции?

— Ненамного. В Финляндии также не проводилась церемония открытия. На награждении не играли гимны, хотя оно смотрелось лучше, чем в Швеции. И не было пьедесталов. Преимущество имелось в большем количестве судей. И болельщиков. Итальянцы и финны ходили с нарисованными на лицах флагами своих стран. Это понравилось. В общем, если бы эти два старта объединить — получился бы хороший турнир. А так одни там недоработали, другие — здесь. Но трассы везде отменные. Мы даже иногда вечером выходили и просто для своего удовольствия катались. В Красноярске, и даже в России, освещённые трассы — редкость.

— А сама гонка?

— Трасса была жёсткая, и мы с Пашей договорились убегать. Просто у него получается в горах, а у меня — нет. И вот финн один со старта рванул, но мы его догнали метров через двести. Потом, когда уже вработались, попытались от него убежать, но не получилось. Как мы и планировали, он в транзитке отвалился. Мы на велики сели и уехали. Я был чуть впереди, но Пашку подождал, вместе легче работать. И весь велоэтап так и проехали. Я потом немного времени потерял: когда снег липкий, мы вставляем картонки в ботинки, чтобы крепления не залипали. А я её шире отрезал и несколько секунд выдернуть не мог. И Паша за этот промежуток отъехал. Я на равнине за ним держался. Но внутри всё равно была какая-то обречённость. Я Пашу на лыжах в зимнем триатлоне никогда не обгонял. И вообще лыжи — это моё слабое место, а он на них чуть ли не с пяти лет стоит. С другим человеком, может, я бы и поборолся. Так до финиша и доехали, я Паше проиграл около 20 секунд.

— Материальное стимулирование какое-нибудь обещали?

— В институте — повышенную спортивную стипендию, премии городские, чествования разные… Раньше мне платили деньги в ЦСП. Не очень много, но приятно. Сейчас сказали, что уже финансирование закрывают. Неизвестно, никто ничего не гарантирует. Когда я поехал на первое своё первенство России, то думал, если попаду в тройку, то, образно говоря, всё у меня будет. Стал вторым, но ни на кого это особого впечатления не произвело. Сейчас я поверю только тогда, когда деньги окажутся уже у меня в руке. Так, конечно, всё лежит на плечах родителей. Хотя какая-никакая стипендия есть, я не сильно трачу. С инвентарём мне помогает Игорь Викторович Авдеев из Сибирской молочной компании. У меня палочки были очень плохие, а хорошие стоят 8-9 тысяч. Вроде бы их нетрудно найти, но на что столько тратить? Казалось бы, какая разница? А Игорь Викторович взял и подарил. Едешь на лыжах и чувствуешь, что они реально намного лучше. Авдеев в триатлоне два-три года, а если бы пришёл раньше, то, возможно, некоторые ребята показывали бы лучшие результаты. А они гонялись на старом инвентаре, и роста не было. Хотя, может быть, именно этих палочек им и не хватало. И призовые нам старались делать. Занял первое место, получил две тысячи, пошёл, например, варежки себе купил. Приятно, когда о тебе не забывают, помнят, думают. А не так, как совсем недавно было. Я летом не сильно тренировался, в университет поступал, да и просто решил немного отдохнуть. И когда на крае второе место занял, начали говорить: мол, всё, сдулся парень. Тренеры верят в меня, а люди, которым нужен только результат, относятся соответствующим образом.