Фамилию Андрея Рейтера часто можно встретить в протоколах красноярских гонок.

www.westsib.ru

Фото: Анна Кузнецова

Kогда за полтора месяца заднее колесо моего велосипеда спустилось пятый раз, я прибрела в «Спортцех». Молодой человек по имени Андрей мгновенно нашёл в шине двухмиллиметровый металлический шип и сообщил, что на спущенном колесе я пару раз въезжала на бордюры.

До него мою шину осматривало человек пять, никому этот злополучный шип не попадался. А как он определил, что именно два раза я въезжала на бордюр, когда колесо уже волоклось по земле тряпочкой? И ещё: почему у него бритые ноги?

Минут за семь он поменял камеру, настроил оба переключателя скоростей и подтянул передний тормоз. Я тем временем набрала в поисковике «Андрей, Спортцех», и многое прояснилось.

Андрей Рейтер — известный томский велогонщик, победитель и призер многих региональных и российских турниров, обладатель трех «Золотых педалей» томского «Велобума».

О том, как становятся профессиональными спортсменами, как найти «своего» тренера и как можно с удовольствием совмещать пьедестал почета с ремонтной мастерской — в интервью Андрея Рейтера «Томскому Обзору».

Андрей, как давно ты увлекся спортом?

— В детстве я занимался лыжными гонками в ДЮСШ. Но когда учился в десятом классе, родители сказали, что пора с этим завязывать и браться за учёбу. Они у меня старой закалки, считали, что я должен был получить высшее образование, жениться — и так далее. А лыжи — это не главное, и вообще нечего на них тратить время и деньги. В итоге я поступил на ФПМК в ТГУ и к спорту не имел никакого отношения лет пять.

Но скоро понял, что ФПМК — это не моё. Сначала сходил в академ, потом… Снова сходил в академ. Потом перевёлся на факультет информатики. Но интересней не стало. Решил отчислиться и сказать об этом родителям. Надо было искать работу. К этому времени я уже занимался скалолазанием в альпклубе ТГУ, катался на сноуборде. Потому и решил пойти продавцом в спортивный магазин.

Когда человек, увлекающийся спортом, приходит работать в спортивный магазин, вся его зарплата начинает уходить на снаряжение. Очень скоро я купил свой первый велосипед — GT I-Drive 5, двухподвес — недешёвый.

 Осенью, кажется, 2007 года, друзья позвали на соревнования по кросс-кантри (гонки по пересеченной местности — прим. ред.). И уже на своей первой «Велобуре» я занял третье место среди любителей. Это зацепило, и я понял — надо возвращаться в спорт.

Из чего состоит твоя тренировочная программа?

— Зимой — спортзал и беговые лыжи, летом в основном велосипед. Катание бывает разным: медленное трёхчасовое — на выносливость, чаще всего — на шоссе в сторону Ярского. Так же скоростные тренировки — 1,5–2 часа с серией ускорений плюс восстановительное катание — минут 40–60 в прогулочном темпе.

Долгое время тренировался сам. Перечитал кучу литературы. Что можно порекомендовать? Например, «Библию велосипедиста» Ленса Армстронга, который попался на допинге… Несмотря на то, что этот человек долго обманывал всех своих соперников и болельщиков, он останется легендой велоспорта.

До 2011 года у меня не было тренера, и это вычеркнуло из моей спортивной карьеры года два. Мне очень нравилось тренироваться, и я, как ребенок, добравшийся до неограниченного количества сладкого, перебрал с нагрузкой. Организм не успевал восстанавливаться. А я этого не понимал, пока не начались проблемы со здоровьем. Потом наконец понял, что без тренера не обойтись — развитие остановится. Первый мой тренер был из Екатеринбурга, но с ним не пошло. На новосибирском велофоруме случайно нашёл своего нынешнего тренера, Сергея Жабицкого — он выкладывал интересные статьи и консультировал любителей. Мне понравились его посты, и я предложил ему стать моим тренером.

Сейчас с тренерами легко работать дистанционно: мы общаемся по скайпу и телефону. На Google. Docs он выкладывает планы, я загружаю данные со своего велокомпьютера Garmin. С тренером у нас взаимовыгодные отношения. Я — его первый, пилотный проект, делающий ему PR в Сибири. Теперь у него есть ребята, которых он тренирует уже за деньги.

А кому ещё ты делаешь PR? У тебя есть спонсоры?

— Да, летом меня поддерживают велосипедные бренды GT (в кросс-кантри) и Jamis (шоссейные гонки), зимой я являюсь экспертом по беговым лыжам марок Rossignol, OneWay, использую их снаряжение. Так же магазин спортивного питания «Атлетик Альянс». Благодаря спонсорам я могу ездить на соревнования за пределы Томска, получать крутое снаряжение и питание.

Конечно, спонсоры нашлись не сразу. Томичи предпочитают тратить деньги на баннер, а не на человека. Первое моё сотрудничество началось с московским офисом холдинга «Триал-Спорт» в 2012 году: я отработал экспертом по зимней экипировке на форуме лыжного портала Skisport.ru. Познакомился с московским офисом холдинга и «проявил себя».

Результат в протоколе для спонсора — не самое главное, им главное получить хороший промоэффект. Я завел блог и начал публиковать отчёты с соревнований, отчеты о снаряжении. Когда люди тебя знают, уважают, прислушиваются к твоему мнению и считают тебя экспертом, это имеет значение.

А как появился «Спортцех»?

— Очень быстро — за три месяца!

Я с детства люблю работать руками, все школьные годы занимался резьбой по дереву. Ещё в «Триале» я начал заниматься сервисом, и мне это очень нравилось. Тогда же начал задумываться о том, что все-таки необходимо получить высшее образование. В магазине мне посоветовали пойти в ТПУ на специальность «Социально-культурный сервис и туризм», что я и сделал. Моя дипломная работа, собственно, и есть бизнес-план «Спортцеха». Защитился на «отлично». И сегодня план, намеченный во время учёбы, находится в процессе реализации.

Например, я заключаю договоры с магазинами, становлюсь их официальным сервисом. Я знал, что у «СпортСЕ» с сервисом туго, пошёл к ним. Они быстро согласились, дали помещение. И сейчас я являюсь их официальным сервисным центром, что даёт мне отличные бонусы и в плане помещения, и дополнительных клиентов. Сайт и Google тоже делают свое дело.

Вообще в клиентах недостатка нет. Работы с каждым годом становится всё больше. Моя цель сейчас — увеличить поток клиентов зимой. У меня большой опыт в обслуживании горнолыжного снаряжения, профессиональной подготовке беговых лыж. Я прочитал очень много литературы и постоянно общаюсь со спортсменами. Обслуживание зимнего инвентаря значительно менее энергозатратно. Пока я не понимаю, почему «зимние» люди не пользуются поиском в отличии от летних клиентов. Думаю, этой зимой ситуация должна измениться.

Клиенты — самые разные. Бывает, приходят совсем дети, бывает приходят с родителями. Разобрав что-нибудь, понимают, что сами собрать назад не смогут. Спортсмены тоже приходят, обслуживаю дорогие велосипеды. Сначала прибылью от цеха был не очень доволен, но потом, прочитав пару интересный статей, пришёл к выводу, что на жизнь нужно гораздо меньше денег, чем кажется. Чем больше я зарабатывал раньше, тем больше я покупал всякой фигни. Постепенно понимаешь, что все эти вещи — они тебе особо-то и не нужны. Конечно, если бы я ездил на соревнования на свои деньги и покупал снаряжение, спортивное питание… Было бы напряжно. Со спонсорами же вполне на всё хватает.

В цех заходят двое мальчишек:
— Можете педали прикрутить?
— Можем.
— Бесплатно?
— Эээ… Давай бесплатно.

 Какие успехи в твоей профессиональной деятельности для тебя особо значимы?

— Недавно я перебрал восьмискоростную планетарную втулку Shimano. Весь механизм переключения спрятан внутри. В России можно по пальцам пересчитать людей, которые смогут её разобрать и собрать назад, чтобы она при этом работала. В Томске этого никто не делает. Для меня это прорыв в моей профессиональной деятельности.

А из спортивных достижений?

— В прошлом году я завоевал титул Чемпиона России среди любителей, стал Чемпионом Сибири. В этом году я занял третье место в марафоне «Красспорт». Это реально круто! Примерно 250 участников, хороший призовой фонд, не менее 20 человек могут претендовать на победу.

Как в целом обстоят дела с велоспортом в Томске?

— По Сибири, пожалуй, только в Барнауле дела хуже, чем у нас. С каждым годом популярность велоспорта падает. Если раньше «Велобуря» легко собирала свыше 100 участников, то сейчас с трудом находятся хотя бы 50 желающих побороться за победу.

Два года подряд мы проводим свои соревнования по кросс-кантри Baletka Cup. Для меня это очень интересное направление. При организации я всегда стремлюсь максимально равняться на европейский уровень. Не все люди приезжают за медалями, более того, таких значительное большинство. Именно на их стартовых взносах держится мероприятие и именно о них чаще всего забывают. Питание, мойка велосипеда, место для общения, фотографии, разметка дистанции — именно на это надо бросать все оргсилы. Ведь люди готовы платить за это деньги.

И почему же велоспорт в Томске не в чести?

— У нас нет спортивной школы, нет тренеров. Надо начинать с Федерации и ДЮСШ. Я бы хотел этим заняться, но я сам спортсмен и пока времени не хватает.

Много ли в Томске дорогих велосипедов?

— За последние пару лет уже сложно сосчитать. Дорогие — это те, что стоят больше 100 тысяч рублей. До 100 уже никого не удивишь. В основном эти велосипеды у спортсменов, но есть и те, кто далек от спорта. Вот есть у человека дырка в земле, качает он из неё нефть. И, бывает, возникает у такого человека желание купить велосипед. Ну, за 100 тысяч брать — как-то не солидно. Друзья придут, надо похвастаться.

А зачем велосипедисты бреют ноги? Аэродинамику повышают?

— Нет, это полный бред. Руки-то не бреют. А стоило бы. В Кемерово на шоссейной гонке на меня упал один велосипедист. Так вот ссадины на небритых руках до сих надо обрабатывать, а на бритых ногах уже давно всё зажило.

Не всегда удаётся помнить о том, как это круто — заниматься своим любимым делом и ни от кого не зависеть… Не надо просить отпуск… Полная свобода действий! Но вот, вспоминаю!

Текст, фото: Анна Кузнецова