Газета «Городские новости» 5.02.13

Автор: Елена Сержантова
Фото: Евгений Кузнецов

Зрители — неотъемлемая часть спорта. Полные трибуны, ревущие от
восторга, несут успех, делятся своей энергетикой с атлетами, и сами, в свою очередь, заряжаются чувством причастности к победам. Недаром любой организатор соревнований не на шутку обеспокоен вопросом привлечения болельщиков. Очень хорошо знаком с этим и Владимир МУСИЕНКО, заместитель руководителя Красспорта, руководитель региональной федерации триатлона и маунтинбайка, десятикратный обладатель титула “Айронмэн”. О том, как приходится массовому спорту бороться за интерес трибун, он рассказал “СТАДИОНУ”.

— У нас культура болельщика пока только формируется, — признал Владимир Мусиенко, — и причина, на мой взгляд, в том, что мы значительно отстаём от европейских стран, США в развитии массового спорта. Характерным является такой пример: четыре самых популярных российских марафона — питерский, московский, омский и уральский собирают примерно тысячу — тысячу двести бегунов. На шведский айронмэн “Кальмар” (3,8 км плавание, 180 км велогонка, 42,195 км бег в режиме нон-стоп — прим. авт.), который за просто так не одолеешь и который состоится ещё только в августе, для участников уже продано, вы не поверите, две тысячи мест — причём всего за три дня, по Интернету. А место стоит 440 евро. Всё чётко организовано: есть сроки — успевай, будь ты хоть президент страны, хоть простой физкультурник. Это говорит об уровне развития массовой физкультуры. У нас же на массовых соревнованиях регистрация участников продолжается чуть ли не до самого старта. То же самое и с болельщиками. В этом году в Москве будет проходить чемпионат мира по лёгкой атлетике, так я прочёл интересный материал на эту тему. В нём имелись рассуждения: как же будут заполняться трибуны в столичных Лужниках? Во время учебного сезона можно рассчитывать на школьников, которых подвозят целыми автобусами. А летом? Нет у нас, к сожалению, пока такой традиции: всей семьей отправиться поболеть на соревнования. В противовес можно привести в пример Олимпийские игры в Лиллехаммере, когда специальный приз был вручён… народу Норвегии — за то, что вдоль всех трасс стояло огромное количество болельщиков. Мне очень приятно, что на Играх в Лондоне рекорд по количеству болельщиков был установлен на триатлоне. Трасса проходила через город, и зрителями мужского забега стало полмиллиона человек. Свою роль, конечно, в этом сыграло и то, что фаворитами гонки были британцы, братья Броули, но всё-таки вдумайтесь — полмиллиона!

— А какие массовые мероприятия собирают больше всего зрителей в Красноярске, если не брать во внимание игровые виды спорта?

— Самым популярным по зрительскому интересу из индивидуальных видов считаю мотоспорт. Неплохо поставлены горнолыжные дисциплины. Всегда интересен зрителям турнир “Иван Ярыгин”. Вообще, нельзя сказать, что у нас всё плохо, — красноярцам тоже есть чем похвастаться. Например, на День города мы организуем спортивную площадку у “Капитанского клуба”, где спортивные федерации выставляют свои программы. Лидером последних двух лет является федерация силового экстрима и пауэрлифтинга. Большую работу проводит Роман Гаврусик (президент федерации “Силачи Сибири” — прим. авт.), который с нашей помощью устраивает яркое шоу. Длится оно порядка четырёх часов, а количество зрителей никогда не бывает меньше тысячи, доходит даже до трёх. Здесь свою роль играют и умелая реклама, и интересная программа. В принципе, я считаю вполне нормальным, когда зрителя приходится привлекать призами и торговлей.

На том же “Капитанском клубе” мы активно используем интерактив. Например, в прошлом году в качестве приза мы предоставляли право сфотографироваться с чемпионом — победителем соревнований по силовому экстриму. Одна девушка из Берёзовки, торгуясь, рубилась до последнего и добилась своего, заплатив за это памятное фото три с половиной тысячи. А на одном из триатлонов, который проводился в Железногорске, мы организовали аукцион, на котором продавали… поцелуй от чемпиона Дмитрия Башуна. Конечно, пришлось долго извиняться перед подругой Дмитрия, но девушка, выигравшая аукцион, попала на первые страницы местных газет. Ещё из ярких шоу можно назвать дрэг-битву с Владимиром Перекотием, который сам по себе является мощным брендом. Там и билеты все продали, и зрелище было ярким. Сейчас автогонки столько людей, увы, не собирают.

— Что из зарубежного опыта пытаетесь использовать в Красноярске?

— Стараемся проводить мероприятия в общедоступных местах, устраивать элементы сервиса, я уже не говорю о торговле. В качестве ещё одного примера можно привести мотокросс, который проходит на Покровской горе. С одной стороны, это знаковое место для красноярцев, с другой — сам вид спорта очень зрелищный и собирает приличное количество зрителей. А вот автогонщики в этом году провели свои кубковые соревнования за городом, на “Форсаже”. Реклама была, а зрителей не было. А всё потому, что болельщикам было удобно добираться.

В то же время нужно учитывать, что в России проблематично проводить соревнования на городских улицах, которые постоянно заполнены автомобилями. В День города традиционно проходит забег “Красноярская часовня” — по проспекту Мира до часовни Параскевы Пятницы. И каждый год у нас возникают дискуссии с ГИБДД, хотя схема забега отлажена так, что если и приходится перекрывать движение, то не дольше, чем на пятнадцать минут. Но каждый раз над этим мероприятием зависает топор. А возьмите, к примеру, парижский марафон или итальянский лыжный марафон “Марчелонга” — да они же немыслимы без пробега по центру города! Как и нью-йоркский марафон, который проходит по Бруклинскому мосту. Знаменитые велогонки “Тур де Франс”, “Джиро де Италия” — для них специально перекрывают автодороги. Конечно, за рубежом более разветвлённая сеть автострад, но тем не менее. У нас же можно по пальцам пересчитать подобные мероприятия. А это опять же — пропаганда, красота спорта, возможность ощутить сопричастность к таким событиям, стать их непосредственным очевидцем, а то и участником.

— Помимо шаговой доступности, шоу, учреждения призов, как ещё можно заполучить зрителя?

— Только за счёт количества занимающихся. Если человек, к примеру, катается на лыжах, пусть даже как любитель, ему всегда, согласитесь, будет интересно прийти посмотреть на чемпионат России по лыжам, увидеть живьём звёзд этого вида спорта. Когда в верхах отсчитываются по количеству россиян, занимающихся спортом, и озвучивают цифру в 37 процентов, то это вызывает сомнение. Давайте посмотрим на своих друзей и знакомых и пересчитаем: так ли это? Может, скажу крамольную вещь, но, по-моему, неправильно ставить такого рода задачи: чтобы в этом году стало столько-то занимающихся, а в следующем — ещё больше. Погоня за процентами никогда не будет отражать реального положения вещей. С другой стороны, сегодня велосипедиста, едущего по городской дороге, уже никто не считает диковинкой. Хотя несколько лет назад и оборачивались, и пальцами у виска крутили.

Кроме того, я считаю, у нас не уделяется должного внимания ветеранскому движению, как это делается во всем мире. А зря. В триатлоне, например, сложилась интересная система: на соревнованиях одновременно стартуют и элита, и ветераны. Это уникальная и очень действенная политика союза триатлона. Я сам неоднократно выезжал на этапы Кубка Европы, и могу сказать: когда находишься в одной тусовке со знаменитыми спортсменами, когда запросто можно пообщаться с олимпийским чемпионом — это значительно продвигает вид спорта. На последнем чемпионате мира в Новой Зеландии стартовали три тысячи ветеранов. К сожалению, в нашем законе “О спорте” о ветеранах не написано ни строчки. А ведь это — спортивные традиции, спортивные семьи, это те же спортивные болельщики.

***

Грустно, когда во время детских или юношеских соревнований на зрительских местах можно увидеть лишь пару человек, да и то из числа родственников. “Подумаешь, какое-то первенство города!”, — махнет кто-нибудь рукой. Но ведь “из скромных начинаний рождаются великие легенды” (да-да, это из “Хоббита”), и чемпионы Олимпийских игр не появляются из ниоткуда. Они куются мальчишескими слезами и синяками в малых спортзалах, на местных стадионах и школьных дворах. Узнайте, какое спортивное мероприятие будет ближайшим в вашем районе, возьмите за руку своего ребёнка (маму, дедушку или друга), придите и своими глазами увидьте, как добываются эти нехитрые первые победы. И, быть может, через шесть лет на Всемирной Универсиаде народ Красноярья, как и норвежцы в Лиллехаммере, тоже получит свою награду, специальный приз — за жажду болеть, сопереживать, делиться своей энергетикой со спортсменами.

ДОСЬЕ

МУСИЕНКО Владимир Иванович.

Родился 22 января 1959 г. в Красноярске. В 1982 г. окончил филиал Красноярского политехнического института по специальности инженер-механик (двигатели летательных аппаратов), в 1991 г. — Красноярский техникум физической культуры (КТФК).

С 1982-го по 1987 г. — завод “Красмаш”.

С 1987-го по 1995 г. — председатель спортклуба “Енисей” (завод “Красмаш”).

С 1995-го по 2005 г. — директор комплексной СДЮСШОР.

В настоящее время — заместитель руководителя главного управления по физической культуре, спорту и туризму администрации Красноярска.

Мастер спорта по зимнему полиатлону (1995). Девятикратный обладатель титула Ironman. Участник чемпионата мира (1995), участник российско-немецкой экспедиции на одну из высочайших вершин мира Дхаулагири (8137 м). Покорение высшей точки американских континентов Аконкагуа (6 960 м) в Аргентине (1993). Участник отборочных соревнований “Кэмил Трофи” в ЮАР, один из сильнейших кэмилтрофистов в России. Основатель краевой Федерации триатлона и полиатлона (1990). Организатор первых в Сибири соревнований по этим видам спорта. Судья республиканской категории.