Очередная ретро-история из 2006 года про Ironman испытания красноярцев.
«Сегодняшняя газета» 14.09.2006г.

ИСПЫТАТЬ эйфорию от преодоления мысленно непреодолимого, примерить на себя титул IRONMAN («железный человек») и посоревноваться со звездами триатлона отправились мы с мастером спорта Андреем Христофоровым в Голландию. Компанию нам составил телевизионный журналист Андрей Усаков. А вот веру в успех значительно укрепил директор торгового комплекса «Квант» Анатолий Золотухин.

По дороге со старым «японцем»

В качестве транспортного средства выбрали микроавтобус «Ниссан» моего белорусского друга, тоже триатлониста, Анатолия Комлюка. Собравшись в Минске, сразу стартовали в сторону польской границы. Благодаря письму Министерства спорта нам удалось «обогнать» длиннющую очередь покидающих пределы СНГ.

Препятствие нам учинил лишь польский страж границ. Дело в том, что с этого года пограничники еще и за техосмотр отвечают. Фары, поворотники и габариты нашего автодома никак не хотели гореть синхронно. Через две попытки, после каждой из которых Анатолий залезал под авто и шевелил кабельную ветвь, над нами нависла угроза непрохождения границы. Но повезло: во время последнего контрольного зажжения световые приборы сумели не погаснуть. Ну и что, что через двадцать километров движения по польской земле отказал левый поворотник — можно и рукой посигналить.

Проблема была в том, что «Ниссану» 1987 года выпуска уже давно было место на свалке. Но его хозяин так хотел на старт в Голландию, что переоценил возможности своего четырехколесного друга. Каждый час мы останавливались и подливали воду в радиатор — это была вторая хроническая болезнь ветерана японского автопрома. За двое с половиной суток мы, проехав 2000 километров, прибыли в королевство Нидерланды, о чем оповещал скромный плакатик на автобане — границ как таковых в Евросоюзе не существует.

Пропасть в городе велосипедов и марихуаны

В городке Альмере, где нам предстояло пройти испытание, все гостиницы оказались забронированными за три месяца до старта. Шутка ли — в крохотный городок съезжались около тысячи спортсменов. Я переговорил с директором соревнований, она посоветовала поселиться в Амстердаме, в 27 километрах от Альмере, или пожить в кемпинге. Мы остановились на втором варианте. Спальники у нас были припасены, палатку купили. Горячий душ, электричество и тому подобные удобства в кемпинге присутствовали.

Первый голландский вечер мы с Христофоровым посвятили подгонке экипировки. А Андрей Усаков пошел прогуляться по вечернему городу. Проснувшись ночью, в палатке Андрея я не обнаружил, подумал, что спит в машине. Утром корреспондент не отметился за чашкой кофе. Было высказано предположение, что Усаков в квартале «красных фонарей» делает для «Вестей» репортаж «Испытано на себе». Прождав его еще час, поехали в Амстердам.

Колоритнейший город. Каналы, площади, мосты. Фотоаппараты не зачехлялись. Больше всего нас поразили — нет, не свободно продаваемые легкие наркотики и секс-шопы на каждом углу — велодорожки на самых узких улочках, парковки, вмещающие сотни велосипедов, и голландцы всех возрастов и цвета кожи, крутящие педали. С зонтами и в пиджаках с галстуками, с портфелями и детьми на багажниках. Причем на большинстве перекрестков два колеса имеют преимущество перед четырьмя. Фантастика!

К обеду вернулись в Альмере на регистрацию. Объявился Андрей. Оказалось, ночью, заблудившись в парковой зоне, он вышел на набережную и переночевал на первой попавшейся яхте. Благо, они не закрываются. Спал с комфортом на кожаном диване.

С напутствием от легенды

Утро следующего дня встретили с первыми лучами солнца. Одели гидрокостюмы. Вспомнил, как волновался перед первым «айронменом». Хотя и сейчас есть сомнения. За пять минут до старта сфотографиривались с легендой триатлона, четырехкратным чемпионом Европы Робом Барелом. Роб желает нам удачи. Приятно!

Стартовый выстрел производится из пушки танка. Нестандартное решение! 284 атлета бросились в воду. На исходе первого километра у меня на спине лопнула молния гидрокостюма. Без паники! Комбинезон «парусит», но плыть можно. Преодолел водный рубеж в 3.800 метров за 1 час 13 минут. Сбросил гидрокостюм — и на велосипед. Первый круг в 60 км пролетел с крейсерской скоростью 33-37 километров в час. По ходу подпитывался: питательные пункты установлены через каждые 15 километров. В середине дистанции, на 90 километре, стало неимоверно тяжело. Какой-то немец подъехал, спросил, как я себя чувствую. Ответил ему: «Соу-соу (так себе)». Средняя скорость падает до 25 километров в час. Перед стартом я ставил себе задачу превзойти личный рекорд в 11 часов 35 минут, установленный в 2004 году в Чехии. Этот рубеж теперь кажется непреодолимым. Пошли судороги по обеим ногам. Сбросил скорость, в стойке пытаясь размять ноги. Лишь бы дойти до финиша часов за 15-17.

Из коматозного состояния удалось выйти на 130-м километре. Организм реанимировался — я увеличил скорость. 180 велокилометров проехал за 5 часов 54 минуты. Средняя скорость — выше 30 километров в час. Это достижение. На заключительном беговом марафоне три отрезка по 14 км пробежал почти равномерно.

Очень помогают болельщики. Накануне соревнований в местной газете был опубликован стартовый протокол с номерами участников. Целые группы поклонников триатлона скандировали наши имена. Адресно зажигает! Критический момент в беге наступает на 34-м километре. Удалось перевалить и через этот барьер. В финишном створе при виде застывшего на часах результата — 11 часов 9 минут 39 секунд — победно вскидываю руки и целую рекордную для меня дорожку. Христофоров прибежал раньше, его время — 10 часов 25 минут 56 секунд.

Спокойствие, и только спокойствие!

На финише организован душ, массаж и ужин. Смотрим на мучения спортсменов, двигающихся по дистанции, — их еще более половины. В кемпинге долго не могли уснуть, сказывалось большое перенапряжение. На следующий день болел каждый сантиметр тела, ходили как на протезах.

Радость жизни начали ощущать на второй день после финиша. Мы были уже в Берлине, осматривали достопримечательности. Прикольный момент был возле рейхстага. Магазин «АЛПИ» дал нам в путешествие ящик красной икры. Я поймал в центре двух канадских негров, мы нарядили их в форму «АЛПИ» и затеяли фото- и киносессию. Негры мгновенно заучили фразу «Я лублу «АЛПИ!». Ужинали и ночевали у моей знакомой Ани Букмайер, бывшей жительницы Красноярска. Анна ужаснулась, увидев состояние нашего авто, у которого отказал стартер. Во время каждого пуска двигателя Комлюк залезал под автомобиль, отверткой соединял провода, оттуда сыпались искры, и двигатель заводился. Анна в шоке сказала, что любой немец уже прекратил бы путешествие. Мы же относимся ко всему спокойно, когда основная цель достигнута, а в сумке покоится медаль IRONMAN.

15 минут на проводе

Ранним утром вывезли из Берлина Христофорова. Он давно мечтал стартовать в открытом чемпионате Германии серии «Triathlon Xterra 1,5-38-10 километров». Старт через две недели. Убить время Андрей решил велопутешествием на юг Германии в городок Титизее. Вручили ему палатку, посадили на «железного коня», попрощались. Забегая вперед, скажу, что Андрей, проехав 950 километров с багажом за девять дней, занял шестое место в чемпионате, обогнав конкурентов из 21 страны.

Наш же путь на родину был бездарно прерван в 58 километрах от польской границы. Из выхлопной трубы повалили дым и вода. Не успели опомниться, как подъехал полицейский и оштрафовал нас на 30 евро за невыставленный знак аварийной остановки. Наивный Комлюк посчитал, что если заменить масло в двигателе, то машина поедет. Не стали спорить. Перелезли с Андреем Усаковым через ограждение автобана и выдвинулись в немецкий тыл. В первом же селе, упорно не говорящем по-английски, купили масло и нашли автосервис. Поменяв масло, «шепотом» дотянули до сервиса. Деревенские мастеровые не хотели ни ремонтировать наше авто, ни обменивать, ни покупать. Попросили перебросить на польскую территорию на лафете. Автослесарь зачем-то позвонил в российское посольство и в течение 15 минут слушал длинные гудки. Вышли на проселочную дорогу, поймали польскую машину. Поляки организовали лафет и перебросили нас через границу.

Заключительная часть нашего турне банальна. Сутки ремонта в небольшом польском городке, где был полностью перебран двигатель, и его обкатка на скорости 70 километров в час. Все это особо не запомнилось.

Владимир МУСИЕНКО.
Красноярск — Нидерланды.
Фото автора.

Похожие статьи