www.sport-express.ru
Российский спорт вновь погрузился в пучину допингового скандала. В течение 48 часов мы потеряли шесть спортсменов топ-уровня, которые являлись лицами и гордостью нашей страны. Самая известная из них — Мария Шарапова.

Практически у всех дисквалифицированных обнаружен запрещенный препарат милдронат. Кто виноват в том, что российские болельщики теперь остались без главных звезд почти во всех рейтинговых видах спорта?

МАССОВОЕ ПОРАЖЕНИЕ

Олег ШАМОНАЕВ

Наш спорт получил шесть новых допинговых пробоин, из-за которых и без того сильно подмоченная репутация российских спортсменов может достигнуть дна. Олимпийские чемпионы Екатерина Боброва (фигурное катание), Семен Елистратов (шорт-трек), чемпион и рекордсмен мира Павел Кулижников (коньки), игрок сборной России по волейболу Александр Маркин и теннисная суперзвезда Мария Шарапова один за другим оказались в роли ожидающих дисквалификации за применение препарата милдронат, который был запрещен всего два месяца назад. Практически одновременно стало известно о том, что положительный результат дала и допинг-проба “Б” российского тяжелоатлета Алексея Ловчева. Данные кошмарные инциденты вкупе с новой серией немецкого фильма о допинговых махинациях в российской легкой атлетике создают ощущение тотального ужаса. Более мрачных времен в истории нашего спорта не было с момента его выхода из самоизоляции 70 лет назад.

РОССИЯ — СИНОНИМ ДОПИНГА?

Россия становится для иностранцев синонимом допинга. Это обидно и не соответствует действительности, но очевидно, что все наши усилия последних месяцев по восстановлению своей репутации снова пошли прахом. И теперь вопросы могут появиться не только у Международной федерации легкой атлетики, которая с высокой долей вероятности не пустит сборную России на Олимпиаду-2016, но и у Международного олимпийского комитета.

На мой взгляд, ситуация уже достигла той точки, когда мы должны успокоиться и честно ответить себе на вопрос: считаем ли мы допинг безусловным злом и угрозой здоровью нации, перед которым меркнут все наши возможные победы? Или нынешняя антироссийская кампания в мировом спорте все еще кажется нам отголоском большой политики, результатом слабых позиций России в международных спортивных организациях, нашего неумения использовать пиар-технологии и дружить с западными СМИ? И даже если накал скандала все же удастся снизить, устраивает ли нас роль собаки, которая в ответ на пинки все равно лижет руку своему жестокому хозяину?

Время оправданий и поисков виноватых проходит, наступает время действий. Да, пять наших звезд, попавшихся на одном препарате за два дня, — это наша боль и позор. Но, если мы продолжаем борьбу с допингом — не ради ВАДА, а ради самих себя, то надо срочно закончить пируэты вокруг Российского антидопингового агентства и назначить структуру, которая создаст заслон допингу на национальном уровне — пусть это будет хоть ФСБ, хоть новое министерство антидопинга. В арсенале Госдумы, кстати, есть непринятый пока закон об уголовной ответственности за допинг.

Если же мы рассматриваем разоблачения наших спортсменов как часть антироссийской политики, тогда хватит подставлять нашим недоброжелателям разные части лица для новых пощечин. Пора уже отвечать на обвинения не только в стиле “чего изволите”.

ЧИСТОСЕРДЕЧНОЕ РАСКАЯНИЕ

Безусловно, главным потрясением стала пресс-конференция с признаниями Шараповой. Теннисистка сделала все логично и тактически четко. У Марии всегда были отличные советники в области маркетинга, понимающие механизмы работы западных СМИ. Публичное чистосердечное признание, столь редкое в российское антидопинговой практике, уменьшит накал скандала. А рассказ о болезненной девочке, принимающей от диабета спасительные таблеточки, вызвал сочувствие среди поклонников теннисной суперзвезды. С точки зрения пиара все тонко и должно задобрить многочисленных спонсоров самой богатой спортсменки планеты. Хотя некоторые из них все равно успели объявить о приостановке сотрудничества.

Международная федерация тенниса (ITF) славится своей либеральностью в вопросах допинга. Теннисисты порой отделывались всего тремя месяцами дисквалификации. Можно не сомневаться, что Мария избежит максимального четырехлетнего наказания, предусмотренного кодексом ВАДА. Она уже чистосердечно раскаялась и выразила готовность сотрудничать с антидопинговыми органами. Кроме того, у Шараповой будут лучшие в мире адвокаты и знатоки спортивного права. Президент ВАДА Крейг Риди уже заявил, что речь пока идет именно о годичном наказании.

Шарапова не выступала с 26 января, когда проиграла Серене Уильямс на Открытом чемпионате Австралии — том самом турнире, где сдала положительной тест на мельдоний. А это значит, что месяц дисквалификации она уже отбыла. В лучшем случае к этому месяцу будет добавлено еще два, и Мария пропустит “Ролан Гаррос”, который и так был под вопросом из-за ее травмы плеча. Главный вопрос — позволят ли Шараповой вернуться к Уимблдону и к Олимпиаде-2016, которую она назвала своим главным стартом в этом сезоне? Впрочем, даже год дисквалификации в нынешней ситуации можно считать хорошим исходом.

ИСЧАДИЯ ДОПИНГОВОГО АДА

Во время пресс-конференции в Лос-Анджелесе Мария выразила надежду, что антидопинговый комитет ITF не будет к ней слишком строг. В апреле Шараповой исполняется 29 лет, и всем понятно, что перерыв в игровой практике более сезона поставит точку в великой карьере теннисистки. Если бы Мария выступала под любым другим флагом, кроме российского, можно было бы не сомневаться, что ей погрозят пальцем и позволят выступить самое позднее на Открытом чемпионате США в августе-сентябре этого года. Однако инцидент с Шараповой неудачно совпал с международной истерикой вокруг допинга во всем российском спорте.

Конечно, всем, кто хоть немного следил за Шараповой, понятно, что она имеет к системе российского спорта не большее отношение, чем, скажем, Серена Уильямс. Мария уехала из России в США в раннем детстве и с тех пор бывала на родине очень эпизодически. Она выросла в американской спортивной школе, и в ее команде не было российских специалистов, и она практически не соприкасалась с опальным Российским антидопинговым агентством. Но все эти нюансы понятны для знающей публики. Для обывателя же Шарапова — представительница державы, которая в данный момент представляется на Западе исчадием допингового ада.

Мария попалась на препарате, который производится на территории бывшего СССР, и попалась вместе с другими очень известными на Западе россиянами — Екатериной Бобровой, Семеном Елистратовым и Павлом Кулижниковым. Это неудачные совпадения для нашей теннисистки, которые заставляют вспомнить примерно о десятке российских спортивных врачей, которые рассказывали в своих интервью, что в прошлом сотрудничали с Шараповой. Видимо, эти слова не всегда были бахвальством.

Хотя все равно остается вопрос: каким образом спортсменка, имеющая возможность нанять целое антидопинговое агентство, может допустить столь элементарный прокол. Отговорка, что Мария просто не “кликнула письмо от ВАДА”, в этой ситуации просто смешна. Как смешны и рассказы о том, что врачи сборных России, подставившие других наших звезд, могли “не уследить за изменениями антидопингового законодательства”.