vimim2011.jpgАвтор: Марат ВИНСКИЙ
Источник: krskplus.ru

Замглавы спорткомитета Красноярска – не только чиновник мэрии, который может рассуждать о финансировании, возведении новых стадионов и других «околоспортивных» вещах. В свои 52 года он для триатлона уже легенда: на его счету девять титулов «Железный человек»

m1.jpg

Однако поговорить с Владимиром Ивановичем KrskPlus.ru решил не просто о впечатлениях от соревнований или развитии спорта в городе. Многие красноярцы до сих пор при слове триатлон интересуются у представителей этого вида: «А где ружьё?», искренне путая с биатлоном. Хотя для ещё большего количества людей триатлон — это и вовсе «три… что?» И это несмотря на то, что наш город наряду с Москвой и Питером является одним из центров триатлона в России, один красноярец входит в сборную, а десятки любителей каждый год проводят по нескольку соревнований…

— Быть «айронменом» в девятый раз — это сложно? Труднее даётся дистанция с годами или нет?

— Каждый раз что-то кажется проще, что-то — сложнее. Например, когда первый раз проходил «Ironman», вообще сомневался, доберусь ли до финиша. Приходилось прислушиваться к своему организму, где-то сдерживать себя, может быть, даже перестраховываться. Сейчас, когда уже есть опыт, я уверен, что по физическим параметрам смогу финишировать в любом случае. Могут конечно быть сходы по техническим причинам — из-за поломки велосипеда, например. Но в плане «физики» прохожу дистанцию с запасом. На большинстве соревнований лимит прохождения ограничен 15-17 часами, а у меня худший результат был в Корее в 2007 году — 13 часов 16 минут.

Так что с этой стороны проще — но с другой и сложнее. Появляются новые проблемы. Их тоже нужно решать. В любом случае «Ironman» — это всегда разная мотивация. Приходится себя преодолевать. Всё-таки, занимаясь на уровне физкультурника по часу в день, пройти столь серьёзную дистанцию невозможно. Нужны объёмные тренировки. Обыкновенно я начинаю готовиться к старту за 15 недель.

— То есть в межсезонье можете позволить себе расслабиться?

vimvel.jpg— Ну да, могу. За последний месяц, например, я пробежал всего 157 километров, 250 километров проехал на велосипеде. Плюс ещё немного силовой подготовки.

— Большинство физкультурников и это с трудом осиливают…

— Это на самом деле совсем не много — в отличие от периода подготовки к соревнованию. За эти 15 недель приходится раз восемь пробежать полумарафон, проезжать по сто и более километров… В общем, пересиливать себя и свою лень необходимо.

— Стабильные ли результаты показываете с годами на трассе?

— Мне 52 года, и результаты по крайней мере не падают. Основные дистанции прохожу со стабильным временем — олимпийскую, «железную». На «олимпийке», кстати, даже иногда свои собственные рекорды двадцатилетней давности превосхожу.

Дело может быть не только в организме.. Нужно технично плавать, уметь ездить на велосипеде (не просто сильно крутить педали), мыслить тактически… И поверьте, улучшать технику можно в любом возрасте. Даже элитные спортсмены сборных команд постоянно работают над этим.

— А ведь триатлон в чистом виде — это всё-таки южный вид спорта. А у нас всего несколько месяцев в году сезон. Как выходите из ситуации?

— А вот вы знаете, например, что родоначальниками зимнего триатлона — бег, байк и беговые лыжи — являются итальянцы? Не самая снежная страна, согласитесь.

Всё ведь зависит от времени старта, в котором решил принять участие. Мы обыкновенно соревнование выбираем в сентябре. Если отсчитать пятнадцать недель, то серьёзная подготовка начинается, как раз когда у нас в Сибири местами уже сходит снег. Всё лето и частично весна в нашем полном распоряжении. Даже ранней весной тренироваться на улице, по крайней мере на маунтинбайке, уже можно. А бегать и плавать, по-моему, хоть круглый год. Так что целеустремлённый триатлет может держать себя в форме всегда и везде. К тому же не забывайте об оборудовании. Сейчас в распоряжении спортсменов специальные станки, тренажёры, которые достаточно точно имитируют езду на велосипеде по реальной дороге.

— А сам выбор старта как и когда происходит? И ведь нужно же команду подобрать.

— Конечно, команда важна. Вот на следующий год я уже почти точно знаю, кто со мной поедет на старт. К тому же мы всегда совмещаем приятное с полезным — выезжаем заранее, ходим в музеи, знакомимся с историей, достопримечательностями… Этому, кстати, есть и вполне практическое объяснение. Акклиматизация для меня, например, очень важна, потому выезд за несколько дней до времени «Ч» очень помогает.

— Кстати, почему вы никогда не проходите одну и ту же трассу по два раза?

vimbeg.jpg— Тут опять же несколько причин. Во-первых, триатлон даёт прекрасную возможность мир посмотреть. И конечно, гораздо познавательнее в этом смысле путешествие по разным странам. А во-вторых, со спортивной точки зрения всегда интереснее проходить новую трассу.

К слову, если бы я решился пройти во второй, третий раз какую-нибудь из уже пройденных трасс, вполне мог оказываться стабильно в призёрах. Я иногда сравниваю своё время с протоколами проходящих там соревнований. Но дело ведь не только в титулах.

— В будущем году какую страну выберете?

— Пока определяемся. Как варианты рассматриваются Тайвань, Испания, Дания. Кстати, думать надо уже сегодня. Так просто дешевле — стартовый взнос существенно ниже для тех, кто делает его заранее.

— Кона на Гавайях рассматривается в какой-нибудь перспективе?

— Конечно, хотелось бы там оказаться. Всё-таки это то место, где произошло рождение триатлона. Именно на этих островах его придумали в современном виде. Но Кона — это далеко и дорого. Дорога, и подготовка, и сама поездка, и стартовый взнос.

К слову, в ту же Кону в этом году попало рекордное количество россиян — четверо. Причём двое из них выиграли право участвовать в лотерее. Надо сказать, что туда можно попасть двумя способами — выиграть лотерею или пройти квалификацию.

Кстати, Людмила Воронова из Новосибирска дважды отбиралась на это соревнование, но не могла добраться до старта по причине отсутствия финансирования.

— Можно ли и нужно ли триатлону быть массовым?

— Уверен, триатлон может быть массовым. Более массовым, чем сейчас. И дело даже не столько в триатлоне как таковом. Посмотрите, долгие годы в современной России ситуация с массовым спортом в принципе была достаточно сложной. В первую очередь финансировались команды мастеров — то есть избранные. Массовая физкультура, по сути, по остаточному принципу.

Сейчас ситуация постепенно исправляется. Посмотрите, ведь проект острова Татышев работает. Здесь настоящая спортивная атмосфера. Здесь и беговые, и велосипедные трассы, ролики, лыжи… И многие не состоят ни в каком спортивном клубе и никогда не будут участвовать ни в каком соревновании. И это не главное. Главное в том, что люди начали заботиться о своём здоровье, поддерживают форму. Всего несколько лет назад здесь ездили машины, приезжали на шашлыки с горячительными напитками. Думаю, и триатлон со временем будет популярнее.

— Но до массовости, как в Европе, например, нам далеко?

— Там этот спорт культивируется годами. Там культура совершенно иная. Когда проводится гонка на «железную» дистанцию, стартовые лоты сметаются буквально в считанные дни. Участников — тысячи. Вот, например, одна из самых популярных в Европе — гонка в немецком городе Рот. Почти три тысячи человек забронировали себе места за два дня.

В Нью-Йорке или Бостоне даже с деньгами в кармане попасть на марафон достаточно сложно. Не успел ко времени продажи — наблюдай в качестве зрителя.

У нас же бесплатно от силы набирается по нескольку десятков человек. Самый популярный в стране беговой марафон в Москве — тысяча спортсменов. В Омске, где тоже проводятся такие соревнования — примерно то же количество участников. И так из года в год. Вот это уровень нашей массовой спортивной культуры. Думаю, до Европы мы дорастём со временем.

— И всё-таки Красноярск является одним из центров — наравне с Москвой и Питером, где развивается триатлон. В то же время многие красноярцы до сих пор путают этот спорт с биатлоном, например…

vinswimm.jpg— Тягаться с биатлоном в плане популярности достаточно сложно. Дело в том, что этот вид очень «смотрибельный». За гонкой биатлонистов очень интересно наблюдать по телевизору. Даже лыжные гонки по популярности уступают. Попросите любого назвать имена биатлонистов — вам тут же скажут Устюгов, Ростовцев, Медведцева… А лыжников помните? Сложно. То-то. Если говорить о нашем спорте, то нам, безусловно, есть к чему стремиться.
— И ведь в триатлоне есть звёзды…

— Да, и в Красноярске они есть. Член сборной России Дмитрий Полянский — наш земляк. Он, кстати, всегда в конце года приезжает в Красноярск.
— Но за его успехами достаточно сложно следить?

— А иногда и невозможно. Учитывайте — большинство стартов проводится за рубежом. В России просто нажать кнопку на пульте телевизора и попасть на триатлон нереально. Везде игровые виды спорта. Индивидуальных очень мало. Мы, например, наблюдаем за выступлениями наших на чемпионате мира в прямом эфире в интернете. Необходимо внести символическую плату, и доступ будет обеспечен. Но ведь обычному болельщику такие сложности не нужны. Тем более языковой барьер — все трансляции на английском. Он хочет просто нажать кнопку… В Европе, например, уже приходится выбирать из триатлонных событий. Ведь спорт становится популярным не благодаря горстке фанатов. Нужны звёзды, трансляции…
— Может быть, Федерации стоит пристальнее посмотреть на пиар, а не только на подготовку сборников? Даже журнала нет…

— Журнал будет совсем скоро. Меня даже попросили статью туда написать — обзор российского «Ironman». Надеюсь, это издание поспособствует популяризации триатлона.

— Но нужны также книги о методике подготовки, об опыте… Именно о российском опыте, ведь иностранная литература не всегда учитывает нашу специфику?

— Конечно, вы правы. Но ситуация постепенно сдвигается с мёртвой точки. Появляются переводные книги по триатлону. Раньше-то вообще ничего не было. Думаю, со временем появятся свои методисты. К слову, вы знаете, что биография величайшего триатлета Криса Маккормака на русском вышла даже раньше, чем на Западе? В книжном бизнесе тоже появляются фанаты триатлона. Это радует.

— Кстати, это же тенденция — триатлоном всё чаще занимаются люди довольно обеспеченные. Не убьёт ли это массовый триатлон?

wimmen.jpg

— Да, среди топ-менеджеров триатлон становится всё популярнее. Многие даже работают с тренерами на расстоянии. Почти тысяча долларов в месяц — и тренер из-за океана будет следить за вами по интернету, составлять план тренировок, питания… К слову, такая «метода» работает. У ребят, которые пользуются виртуальной услугой, результаты реально растут. Но это конечно, не для всех.

Не думаю, что интерес богатых людей сделает из этого спорта некий элитарный закрытый клуб. Вспомните тот же теннис. Ведь чемпионы в этом виде не являются детьми олигархов, а спорт считается элитарным. Когда появляется больше возможностей для всех — это хорошо. Каждый может себе выбрать что-то по вкусу. Да и ведь по большому счёту не только деньги важны. Вот сейчас в мире триатлона велоэтапы «железной» дистанции в основном проводятся на разделочных байках — это довольно дорогие машины. Я на обычном спортивном шоссейнике сделал девять айронменов. И сделаю ещё.

— Так или иначе, но в Красноярске достаточно развит триатлон. На соревнованиях всегда солидный призовой фонд.

— Да, это так. Нам в этом смысле повезло. На последнем этапе кубка России призовой фонд был выше трёхсот тысяч рублей. Дело в том, что глава Красноярской молочной компании Игорь Авдеев — давний поклонник нашего вида спорта. Он сам занимается и показывает неплохие результаты. Именно его фирма традиционно является основным спонсором соревнований.

Собственно, так было всегда. Триатлон в Красноярске и зародился-то благодаря энтузиастам, поклонникам спорта. Помню 90-е годы, когда на организацию соревнований в бюджете вообще не было денег. Вот буквально ни копейки. Я лично сел на телефон, взял газету объявлений и обзвонил 89 фирм. Вот так вот пальцем в небо, не зная буквально никого. Звонил, объяснял ситуацию. 76 компаний отказали. Но зато тринадцать фирм согласились, и большая часть из них до сих пор с нами — поддерживают наш спорт.

— Почему в России не проводятся соревнования на «железной» дистанции?

— Это дорого. Но основная причина всё та же — популярность спорта. В России от силы наберётся около ста человек, кто прошёл эту дистанцию. Так что если организовывать старт, приедет, может, двадцать человек. А чтобы сделать событие привлекательным для международного спортивного сообщества, нужны средства, нужна реклама, статус… За границей есть система. Там это популярно. В России на самом деле наш спорт становится всё более популярным, появляются методики, начинает продаваться оборудование… Я уверен: тот, кто чего-то сильно хочет, обязательно добьётся своего.

masstart.jpg

Кто не в курсе

«Железная» дистанция в триатлоне включает в себя комбинацию плавания (3,8 км), велосипеда (180 км) и бега (42 км). Все этапы проводятся нон-стопом, то есть без перерыва. Существуют и менее протяжённые дистанции. Например, на Олимпиадах спортсмены плывут полтора километра, крутят педали 40 километров и бегут 10 километров. Самые короткие соревнования могут длиться около часа. На прохождение «Ironman» спортсмен в среднем тратит более десяти часов. Элита укладывается в восемь с «копейками».

Зимний триатлон — это комбинация бега, маунтинбайка и беговых лыж.