Наталья МАРЬЯНЧИК, Владимир ИВАНОВ
из Пхенчхана
www.sport-express.ru 17/02/18

– Посвящаю эту медаль отцу, который погиб в автокатастрофе, – вскоре после финиша сказал Спицов. Однако подробнее об этом спортсмен говорить не захотел.

– Думаю, вряд ли кто-то рассчитывал, что парень из глубинки добьется таких успехов, – перевел Денис разговор в другое русло. – Даже когда учился в школе, меня спрашивали: «Да на какую Олимпиаду ты собрался? Где ты, а где она»?

– Расскажите о своей глубинке.

– Вожега – небольшой поселок городского типа, население – 5000 человек.

– Кажется, Анна Богалий из него же.

– Точно! Но она уехала оттуда в 5 лет, а я в 14.

– Вы знакомы?

– Да, я даже участвовал на «Кубке малыша», который проводила Анна Ивановна. К сожалению, там был не так успешен. Лучшее место – седьмое или восьмое. Там такая конкуренция!

Сегодня. Пхенчхан. Денис СПИЦОВ взял бронзу в индивидуальной гонке. Фото AFP

МОГУ СКАЗАТЬ СЕБЕ НА ТРЕНИРОВКЕ: ХВАТИТ

– Мама, наверное, за вас сильно волнуется?

– Скиатлон смотрела с самого начала. Рассказывала, что, когда я упал, подумала: «Ну, хотя бы переживать теперь меньше надо будет». А потом я начал догонять… Ох!

– Вас отец привел в лыжи?

– Да. Но сначала у меня не заладилось. Я даже до зимы недотренировался. А потом как-то встретился с тренером, он спросил, почему я перестал ходить и позвал снова. Со второй попытки пошло как-то лучше.

– Другие виды спорта не пробовали?

– Перед тем, как перейти в Тюмень, я чуть не оказался в Москве в биатлоне. Мог очутиться в той же школе, куда с Вологды попал Макс Цветков. Но тренер решил, что у меня неплохо получается в лыжах и перспективнее пробовать себя там.

Сергей Устюгов долгое время грезил биатлоном. У вас было такое?

– Я не мечтал об этом, но думал, что если в лыжах у меня что-то не сложится, то перейду в биатлон.

– Стрелять умеете?

– Два месяца готовился с биатлонистами. Не сказать, что было «вау», но кое-что получалось.

– Не проскакивала радостная мысль: «Как хорошо, что здесь я в лыжной, а не биатлонной команде»?

– Ребята, не нужно так относиться к биатлонистам. Надо поддерживать не только тех, кто сейчас высоко, а и тех, кому тяжело. Им в данный момент как никогда нужна поддержка от болельщиков.

– Юрий Чарковский сказал, что вы не в большом почете у Юрия Бородавко. Что он имел в виду?

– Не знаю (смеется). Возможно, это из-за того, что я на тренировках отталкиваюсь от самочувствия, а ребята погружаются в процесс с головой и погружаются – мама не горюй.

– А вы, если чувствуете, что уже перебираете, можете сказать: хватит?

– Да, могу. Стараюсь анализировать. Понимаю, что по молодости можно так перебрать, что попадешь в «яму». Не хочется сталкиваться с перетренированностью. Лучше чуточку недобрать, чем перебрать.

– Тренер это понимает?

– Да, у нас есть диалог. Хотя разногласия иногда случаются.

Александр БОЛЬШУНОВ. Фото REUTERS

ХОТЕЛИ ВЫИГРАТЬ С БОЛЬШУНОВЫМ И ЧЕРВОТКИНЫМ ТРИ ЗОЛОТА ЗА ОДНУ ГОНКУ

– Расскажите о знаменитом финише на прошлогоднем молодежном чемпионате мира. Вы с Александром Большуновым и Алексеем Червоткиным пересекли черту втроем, держась за руки.

– Почему-то многие считают, что эта выходка была сделана с целью унизить спортсменов. Но у нас даже мысли такой не было! Просто когда бежали, решили, что все сильны, и трудно будет между собой выяснять, кто быстрее. Вот и захотели попробовать сделать общий финиш. Рассчитывали, что дадут три золота и все останутся довольны. Но увы, мнения разделились. Хотя судейское жюри сначала сказало: без проблем, три золота – так три золота. Но в итоге нас все же разделили.

– Говорят, именно вы были инициатором общего финиша?

– Ну да, я. Если честно, у меня была такая мысль еще на отборочных соревнованиях – первенстве России в Рыбинске. Там мы тоже втроем ото всех убежали, но как-то все быстро произошло, не до этого. А в США у нас было больше минуты преимущества, можно было спокойно все решить. К тому же, у всех парней, кроме меня, уже были личные золотые медали. Большунов на тот момент выиграл «разделку», Червоткин по юниорам вообще имеет все титулы, какие только можно.

– Вам кажется это невероятным: год назад вы выступали по молодежи, а сейчас уже вместе с Большуновым имеете олимпийские медали?

– Конечно, это нереально. Не иметь ни единого подиума на Кубке мира – и вдруг попасть на олимпийский пьедестал!

– Насколько вам комфортно выступать именно в гонках с раздельным стартом? У нас в «разделках» последнее время результаты хуже, чем в масс-стартах.

– Мне больше нравится контактная борьба. На этапах Кубка мира, если пересекался на кругу с кем-то из лидеров, старался держаться за ними. У меня медленный старт, и мне проще, если я могу на кого-то ориентироваться. Чтобы хорошо выступать в «разделках», нужно уметь чувствовать свой организм. А это не у многих получается.

 

Александр ЛЕГКОВ. Фото REUTERS

МОЙ АВТОРИТЕТ – ЭТО ЛЕГКОВ

– Сегодня по ощущениям идеально разложили силы? Или, может, стоило чуть быстрее начать?

– Я со старта бежал, как спринт! И для себя очень хорошо начал, всего 8 секунд проиграл Колонье. Вообще, мне тут очень нравится трасса, особенно коньковый круг. Хороший рельеф, мало пологих участков. Чем-то напоминает Тюмень.

– Почему бежали без шапки?

– Не переношу жару. Когда становится слишком жарко – просто вырубает и не могу бежать дальше.

– Как прошли дни после четвертого места в скиатлоне?

– Первые дня два я ходил в эйфории. Мол, все круто, я четвертый. Потом Большунов взял бронзовую медаль и тут я понял, что у меня тоже был такой же шанс, но я его упустил. Тогда казалось, что упустил окончательно, потому что в коньке мне было очень сложно рассчитывать на медаль. Ставка была только на эстафету.

– Обыграть самого Мартина Сундбю для вчерашнего юниора, как вы – это же что-то невероятное!

– Нет ничего невозможного. Я его уже обыгрывал на этапе Кубка мира в Давосе, и на заключительной горе на «Тур де Ски» мы были рядом.

– То есть авторитетов для вас в спорте не существует?

– Мой авторитет – это Легков. Человек, у которого было столько четвертых мест, падений, а он все-таки добился своей мечты и олимпийского золота.