Владимир Иванов , газета «Спорт-экспресс», 18.05.20
Президент Всероссийской федерации плавания (ВФП) — о том, как пандемия повлияет на его вид спорта.
На плавательном чемпионате мира-2019 российские спортсмены завоевали 16 медалей, три из которых — золотые. Все были в предвкушении Олимпиады, на которой по всем раскладам должна была прерваться грустная серия: с 1996 года у нас не было золота в плавании. Однако из-за пандемии Игры перенесли. А спортсмены сейчас не могут нормально тренироваться — бассейны закрыты. Насколько серьезной проблемой это может оказаться, «СЭ» рассказал президент ВФП, четырехкратный олимпийский чемпион Владимир Сальников.

Наша федерация должна выстоять в этот кризис

— Пандемия тяжело бьет по всем. Вот, например, Федерация регби США объявила о банкротстве. Есть ли у вас уверенность в завтрашнем дне?

— ВФП оказывает поддержку всем сотрудникам федерации. Пока мы можем себе это позволить. Но очень надеемся, что этот кризис не затянется. Иначе нет никаких гарантий, что удастся продержаться без посторонней помощи. Тем более что ВФП никаких средств напрямую от государства не получает. Мы сами ищем спонсоров, есть средства жертвователей. На эти деньги и платим зарплату сотрудникам.

Тренеры в более привилегированном положении, они стоят на ставках в ЦСП.

Пока держимся. Ситуация тяжелая и всем сейчас приходится затягивать пояса. Но мы не можем позволить себе потерять сотрудников. Федерация в соответствии с законом «О физической культуре и спорте» должна решать серьезные задачи, хотя обладает при этом ограниченными ресурсами. Наша забота — это не только основная команда, но и подготовка резерва. Результаты последних лет — это же не мановение волшебной палочки, а плоды работы, начатой 5-6 лет назад.

— Но судьба американских регбистов нашему плаванию не грозит?

— Мы должны выстоять. В зарубежных клубах и федерациях больше экономическая модель. Она связана с членскими взносами, с продажей билетов. Даже в больших футбольных клубах топ-игроки становятся частью экономичного поля и генерируют финансы. Это зрители на трибунах, продажи атрибутика, телевизионные права.

У нас же больше развито меценатство. Если у человека лежит душа к какому-то делу или спорту — он вкладывает туда средства. Об экономической модели пока говорить рано. Так что я очень надеюсь, что взаимопомощь не исчезнет, и те, кто нам помогал, продолжат это делать.

— ОКР же, кстати, анонсировал, что будет выделять дополнительные средства для федераций.

— Мне было очень приятно об этом узнать. Потому что нужны средства для реализации определенных программ. На одном «хочу» далеко не уедешь. И я верю, что с помощью средств ОЛимпийского комитета нам удастся какие-то из них реализовать. У нас вообще плотное сотрудничество.

У ОКР есть программы поддержки федерациям, они связаны с подготовкой к Олимпийским играм. Так, благодаря этому финансированию, в прошлом году мы провели сбор во Владивостоке, где отработали все аспекты временной и климатической акклиматизации. Напомню, что в 2019-м чемпионат мира был в Южной Корее, которая географически близка к Японии. В Кванджу выступление было удачным, поэтому ту же модель должны были использовать и при подготовке к Токио.

Перенос Олимпиады на год никак не меняет принцип подводки. Все, что планировалось в этому году, просто переносится на следующий.

Также ОКР оказывает помощь в командировании членов технического комитета на Конгрессы Международной и Европейской федераций плавания. Осуществляется закупка оборудования, которое используется при подготовке сборных по плаванию и по плаванию на открытой воде. Благодаря этому ведется продуктивная работа.

Без воды у пловцов высыхают жабры

— Все объекты сейчас закрыты. И если некоторые атлеты могут поддерживать форму, самостоятельно занимаясь на улице — а во многих регионах это разрешено, — то плавание такой вид спорта, где принципиально важно чувство воды. Без бассейна тренироваться просто невозможно. Насколько эта ситуация может быть опасной?

— Я рад, что вы прониклись этой темой. В самом деле нужно знать специфику нашего вида спорта, чтобы понимать, какую боль все испытывают без возможности тренироваться в бассейне. Один мой знакомый написал недавно в соцсетях: «Уже жабры высохли. Мы просто не можем больше». Это забавно, но близко к правде. Чувство воды уходит очень быстро. Плюс меняется конфигурация отношения жировой и мышечной масс. И сложность плавания состоит в правильном комбинировании упражнений в зале и на воде. Это тонкая работа. Далеко не все могут найти баланс.

Особенно тревожно за молодых спортсменов. У них в связи с постоянным ростом меняются пропорции тела. И 2,5 месяца без воды для кого-то могут стать критическими. Вырос или набрал вес — положение тела в воде будет уже другое. Для возвращения формы и прежних ощущений могут потребоваться месяцы. И я не исключаю, что будут потери. Может быть, даже ощутимые. Будет непросто всем. Хотя настоящие профессионалы должны справиться.

— Есть понимания выхода из этой из этой ситуации?

— План будет с момента первого массового захода в бассейны. Мы будем отталкиваться именно от этого при составлении нового календаря на нынешний год. А намечены разные соревнования по длинной и короткой воде.

— Даже по длинной?

— Если будет такая возможность — обязательно проведем. Примерно через три месяца после первого захода в воду.

— Какая цель осеннего старта в 50-метровом бассейне?

— Нужна какая-то точка отсчета. Плюс соревнования важны тем, что во время них проходит квалификация тренеров, составляются списки сборной. Получится ли провести два чемпионата России? Сейчас наверняка что-то загадывать сложно. Международная федерация отменила многие старты, но вот юниорский чемпионат мира по открытой воде на Сейшелах до сих пор в календаре. Как и декабрьский чемпионат мира на короткой воде в Абу-Даби. Хотя нет никаких гарантий, что старты состоятся. Рассматриваются разные варианты.

— Сейчас первостепенное для вас — открытие «Круглого»?

— «Круглое» — это флагманская база, но она может обеспечить тренировочный процесс только определенному количеству спортсменов. Понятно, что важно спасать лидеров, но это не значит, что нужно забыть об остальных. Мы также очень рассчитываем, что как можно скорее начнется подготовка юношеской сборной в центре ВФП «Искра» в Волгограде. Знаю, что в некоторых регионах с низкой эпидемиологической обстановкой всерьёз рассматривается запуск бассейнов с ограниченным количеством людей уже на следующей неделе. Для спортсменов это было бы большим прорывом. Каждый день начинаю с изучения ситуации по бассейнам по всей стране.

Дальше решаем другие вопросы. Так сотрудники федерации думают над совершенствованием соревнований. Мы загрузили соцсети и официальный сайт различными упражнениями, есть программа, рассчитанная на шестинедельный цикл. Их подготовил тренер сборной Дмитрий Комаров.

Плюс для импульса молодым спортсменам были запущены челленджи. Например, #пловцынаберегу. Или с передачей плавательной шапочки. Мы передали эстафету команде США. Подхватили эту историю дети в Красноярском крае. Хотя воду хочется безумно.

История с Сунь Янем началась не на пустом месте

— Китайцы ведь уже тренируются?

— Да, было особое положение, по которому тренировки у них не прекращались. В Германии тоже ведущие спортсмены по специальному распоряжению в разных землях были допущены до тренировочного процесса.

Интересный эпизод был в Голландии. Накануне массового закрытия сборная нашла изолированное место. В одном из монастырей. Но счастье длилось недолго — закрыли доступ и там. Хотя, насколько мне известно, сейчас ведущие спортсмены уже приступили к плаванию в бассейне.

— Америка?

— Согласно официальной информации доступ в бассейны всем закрыты.

— Раз уже заговорили про Китай. Что вы думаете про скандальную дисквалификацию Сунь Яна?

— Вопрос непростой. Я же не видел своими глазами, как он разбивал это пробы. Обладаю только официальной информацией. Очевидно, что с обеих сторон были представлены все доводы. И привели они к тяжелому для спортсмена решению. Такой срок дисквалификации, однозначно, завершение карьеры.

Я так понимаю, идут попытки перевести дело в другую инстанцию с целью послаблений санкций, но, мне кажется, вероятность оспорить уже известное решение весьма низка.

С одной стороны, все это — катастрофа. С другой — я не могу оценить достоверность всех представленных объяснений.

— Какое ваше личное отношение к Сунь Яну?

— Его результаты — это фантастика. Величайшие достижения. При этом очевидно, что вся история началась не на пустом месте.