www.eurosport.ru

Экзотика, почти Африка. Тенерифе от берегов Западной Сахары, если по кратчайшей прямой – всего около двух сотен километров, и не на север, а практически вдоль параллели.

Тем не менее, велосипедисты-шоссейники, представители насквозь европейского вида спорта, летят сюда как пчелы в улей. Речь пойдет о том, как они, профи высшего дивизиона, тренируются и как это выглядит, когда ты на несколько дней оказываешься в их обществе не только за вкусным ужином, но и на асфальтовых трассах велосипедного острова.

Начнем с того, что меня поселили в номере 101 высокогорной гостиницы… Задумался, писать или не писать название. Спрос на комнаты в этом единственном высокогорном (2000 м с лишним) отеле в кратере старого вулкана такой, что стимулировать его дополнительно ни к чему. Тем не менее, шила в мешке не утаить, и Parador de las Canadas del Teide на любой карте, в силу его уникальности, а также изолированного положения, найти можно за две минуты. Так вот, 101-й – тот самый номер, в котором предпочитал селиться сами-знаете-кто. Во вкусе Лэнсу не откажешь, виды – лучшие во всей гостинице: в одном окне – заснеженный вулкан во всей красе, в другом – осколки кратера, разлетевшегося на 20-метровые камушки 100 000 лет назад.

В первые пару дней из-за снегопада тренерам Яну Бравому и Евгению Халилову приходилось откапывать машину сопровождения (в роли технички – арендованный каблук Renault, по двое суток морем командный транспорт сюда никто не возит). Потом – пробивать колею и только после этого спускать гонщиков и велосипеды на отметку примерно 1500, откуда уже можно было начинать тренировку. Разгар этой природной аномалии, которая случается у африканских берегов в среднем раз в десять лет, я не застал, но в первое утро все равно пришлось основательно утеплиться, вспомнить, что такое –4, спуститься с парнями на машине примерно на 1800. Экшн-камеру – в крепление, бачки – в держатели (ох, остынут!..), групповое фото – и поехали.

СПУСК

Все здесь, на вулканическом острове, странно. Не только пейзажи и микроклимат. Взять ту же разминку. В любом нормальном горном месте раскатываешься в долине, по равнинке, потом начинаешь карабкаться в гору. Равнинка есть и на Тенерифе, только находится она на двухкилометровой высоте, дорога одна-единственная, местами с изрядно битым покрытием – но и это покрытие в те дни было заботливо прикрыто снежком, который таял, но не особо торопливо. Поэтому тренировка начиналась с 40-минутного спуска. И отнюдь не в пешем темпе.

Профессионалы высшего дивизиона спускаются быстро. Даже когда заявляют перед этим, что будут спускаться медленно. Просто у них такой уровень автоматизма и уверенности в себе, что лишний раз тестировать ободья на устойчивость к истиранию тормозными колодками незачем. Встали в колонну по два – и понеслись, не растягиваясь, не шарахаясь. И если просто довериться их мастерству, идти по их траекториям и выбросить лишние мысли из головы (мимо которой периодически проносятся то кузова встречных грузовиков, если поворот левый, то осыпавшиеся скальные стены, если поворот правый), то ты не вываливаешь. Хотя, честно признаться, местами – например, там, где руль плясал на ухабах, и нужно было вписываться при этом в поворот на минимуме торможения, мотивировала только необходимость снимать видео.

РАЗМИНКА

Хорошая штука – измеритель мощности. Когда у тебя перед глазами цифры, то понимаешь, например, что не ты так безнадежно плох, а просто они, выкатанные тысячами и тысячами километров элитных гонок и отобранные как самые сильные среди тысяч других сильных, слишком хороши. Сидя на колесе в паре с Люве Вестрой и поддерживая с ним, как и полагается джентльмену на велосипеде, светскую беседу ни о чем, ты дышишь жабрами, потому что легочного дыхания уже не хватает. А Алексей Луценко и Даниил Фоминых тянут первой парой и при этом трещат языками так, будто не на велосипедах пилят в гору, а расслабленно любуются пейзажем, сидя на скамейке в парке. Тогда ты опускаешь глаза на экран Power Control (компьютера SRM) и видишь там цифры, которые прыгают в районе 400 ватт. И ты успокаиваешься, тебе даже становится весело. Потому что для них это разминка, а для тебя… Ну, решишь, как это назвать, когда в Strava сегмент посмотришь.

В Strava все дороги Тенерифе порезаны в мелкие сегменты – практически в любой момент ты неизбежно находишься на каком-то сегменте, бодаешься с невидимыми соперниками. Забегу немного вперед – вот что показала Strava на таком куске разминки длиной в 3.3 км с градиентом 6.5% в моей возрастной группе.

РАБОТА

Мне предлагали сделать вместе со всеми ступенчатый тест мощности на закисление для определения пороговых значений, но у меня была отличная отговорка – мне надо фотографировать, и на сей раз ада удалось избежать. Полтора км в гору, удерживая определенную мощность, быстрый замер лактата в крови, быстрый спуск – и опять полтора км, на более высоком значении мощности. И так – пока не посине… То есть, посинеть не дадут: как только лактометр покажет скачок закисления выше допустимого значения – тебя отпустят с миром приходить в себя. Аналог ступенчатого теста на станке, но жестче, гораздо жестче. Вестра и Смукулис, например, выходили в район 500+ ватт – уточнять не буду, коммерческая тайна.

Вся переменная ежедневная работа – в гору. Разнообразие серий поражает воображение. Самые немыслимые комбинации продолжительности отрезков, целевых показателей мощности и частоты педалирования – и все это в рамках одной тренировки. Отдых между сериями – только чтобы вернуть душу в тело. Организм приучается выходить на разные режимы в любой момент – именно то, что востребовано в гонках. Очень тяжко, зато уж точно не монотонно.

Когда они идут своим крейсерским ходом, ты не отлетаешь мгновенно – все происходит медленно, но неумолимо. Если встречаются выполаживания, ты возвращаешься и опять цепляешься – на упрямстве, на терпежке. Только выполаживаний за 3 десятка верст в гору слишком мало. Ты видишь, что пульс начинает выбивать барабанную дробь, а цифры мощности, наоборот, идут только вниз – и понимаешь: пора переходить на собственный темп или, проще говоря, вываливать. У тебя только самое начало сезона, и ты рискуешь завтра выползти утром как побитый палками и не смочь уже больше ничего, а им через пару недель идти «Париж – Ницца» и «Тиррено». Но это так, самооправдание. Разница-то заложена изначально.

Как-то сразу и далеко отстал Гатис Смукулис. Вроде бы и логично – самый крупный парень в группе, очевидно не горняк, но уж больно быстро отстал – подозрительно это. Когда через некоторое время Гатис этаким паровозом прочухал мимо, перекладывая своими ножищами немыслимую болванку большой передачи – все встало на свои места. У него своя работа, он целенаправленно развивает и без того немереную силу. Потом мне рассказали, что было дальше (я этого, естественно, не видел, все это происходило далеко впереди): Гатис пропаровозил мимо товарищей по команде и так и карданил до самой макушки горы – а это 20 с лишним километров. Может, где и скидывал – утверждать не могу, все потенциальные свидетели остались сзади. Только вряд ли.

И стоит ли удивляться, что у этого человека после тренировки на компьютере появляются вот такие цифры.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

На следующий день после возвращения к берегам Гарды поехал тренировку. И на всех родных стравовских сегментах, которым угораздило попасть под колеса, обновил личные рекорды. Что называется, несло. Один из примеров – ниже (место в общем зачете и разница с предыдущим лучшим результатом).

Что это было? Эффект трех суток на высокогорье – да ладно, стоит ли об этом говорить всерьез? Может, чистой воды психология – пупыри вдоль берега озера после могучих боков вулкана и горками назвать-то было неловко. Или просто эмоциональный подъем, новые ощущения на новом велосипеде, плюс энергетическая подзарядка от профессионалов высшего уровня? Как вы думаете?