газета «Спорт-экспресс» 18.03.20 Наталья Марьянчик
Чемпион России по марафону Степан Киселев застал вспышку коронавируса на сборе в Японии. А после этого трое суток мотался по миру, в попытке вернуться домой.

Киселев известен как человек, который за мечтой бежать быстро отправился аж в Кению. Там он тренировался два сезона, стал чемпионом России, но допуска для выступлений в нейтральном статусе так и не получил. Этой зимой Степан отказался от поездки в Африку и, казалось, утратил тягу к экспериментам. Но все вышло иначе: в феврале Киселев неожиданно оказался в тренировочном лагере японских марафонцев. По силе и количеству, это, пожалуй, вторая после кенийцев бегающая нация в мире. И все было бы круто, но прямо во время сбора в Японии вспыхнула эпидемия коронавируса. И история возвращения Степана в родные Чебоксары стала серьезным испытанием.

Смеялся над вирусом до того момента, как понял, что не могу вернуться домой

— Из Японии я должен был лететь на тренировочный сбор в Киргизию, — рассказал Киселев. — Стыковка была в Сеуле, оттуда я должен был добраться до Алма-Аты, а потом уже на машине добираться в Киргизию. Но в этот момент начиналась эпидемия коронавируса. Надо знать японцев, которые даже и без всяких вирусов поголовно ходят в масках, чтобы понять, какую панику это вызвало. Началось сумасшествие: в магазинах пустые полки, люди на улице шарахались друг от друга. В порту заблокировали какой-то корабль, я был в шоке: люди приплыли домой, а их не выпускают. Но смеялся ровно до того момента, как выяснил, что они отменили авиасообщение с Кореей. И оказалось, что я в ловушке.

— Что стали делать?

— Взял билет в Москву через Дубай. В Россию я прилетел утром, а вечером у меня уже был рейс до Бишкека. Это было еще до ограничений, поэтому в Москве на карантин меня не сажали. Но когда прилетел в Бишкек, меня на паспортном контроле развернули назад. Говорят: «Только что был в Японии? До свидания». А мне уже звонит таксист, спрашивает, где я… Если бы я был местным, меня бы изолировали на две недели. Но так как я из России, проще было отправить меня назад. К тому моменту я был на ногах уже третьи сутки. Домой в Чебоксары добрался уже в полубессознательном состоянии.

— Что теперь будет с соревнованиями и с вашей подготовкой?

— По идее, 4 апреля в Сочи у нас должен быть чемпионат России по марафону. Пока он в плане, но судя по всему, его отменят.

Если хочешь показать результат — езжай в Японию

— Как вы оказались на сборах в Японии?

— Я давно мечтал об этом. Потому что результаты японцев впечатляют. Допустим, ​​​​на полумарафонах у них быстрее 1 часа 6 минут пробегают по двести человек. А для русского бегуна это дикие цифры. Причем если по кенийцам видно, что они от природы дико талантливые, то по японцам этого не скажешь. И поэтому возникает вопрос: как же они тогда умудряются так быстро бежать? Никакой информации об этом я не нашел. Японцы — скрытный народ. И поэтому когда у меня появился спонсор, я сразу попросился, чтобы меня отправили тренироваться в Японию.

— Почему вы решили поехать туда именно сейчас?

— Процесс согласования тянулся безумно долго. Идея появилась в июне-июле, потом мы договорились с одной из групп, что я приеду в декабре. Это было бы идеально, чтобы не мешать подготовке к олимпийскому сезону. Но там в последний момент что-то сорвалось, и в итоге я смог поехать только в феврале. Возможно, это не лучшее время, но тут как раз начались события вокруг нашей национальной федерации. Я решил: раз нас отстранили и Олимпиада уже не светит, надо ехать. Если совсем ничего не предпринимать и сидеть дома, так и мотивацию потеряешь.

— Вы нашли в итоге ответ на вопрос, почему японцы так быстро бегут?

— Однозначного ответа нет. Если кенийцы делают безумные объемы, японцы тренируются скорее с умом. В нашей группе было человек 15-20 бегунов, и на них приходилось шесть тренеров. Представляете, какой контроль? Некоторые из японцев были по уровню чуть выше меня, но по тренировкам этого не скажешь. Мы вроде делаем работу примерно одинаково, а по результатам на соревнованиях они сильнее. Мне кажется, дело в количестве стартов и внутренней конкуренции. Они показывают свои результаты, потому что бегут «автобусами», то есть группами человек по 50. Так гораздо проще, чем в одиночку бежать на те же секунды.

— Получается, если вас поставить в этот «автобус», вы тоже побьете все личные рекорды?

— Хотелось бы в это верить. Во всяком случае, я для себя сделал вывод: хочешь бежать на результат — езжай в Японию. Потому что на европейских забегах с кучей кенийцев, они начинают так быстро, что ты сразу отваливаешься и дальше бежишь один. А японцы не такие шустрые, и чем короче дистанция, тем очевидней, что таланта им не хватает. Но зато они крайне терпеливые, и ближе к концу марафона это как раз те качества, которые позволяют показывать результат.

— Удивило, что все японские бегуны-профессионалы продолжают работать в офисе.

— Это так, но нельзя сказать, что они на работе сильно убиваются. Допустим, летом могут уехать в тренировочный лагерь. Но вообще, режим дня строился таким образом, что в 5:50 утра ты встаешь, идешь на первую тренировку, потом завтрак, и после него все японцы уходили в офис. Располагался он буквально в 300 метрах от места, где мы жили. На работе они обедали, и уже где-то в 14:20 мы встречались в тренировочном зале, а потом шли на вторую тренировку. Интересно, что в России принято идти в зал уже после беговой тренировки, а у них все наоборот.

— Если бы можно было выбирать, где бы вы тренировались: в Кении или в Японии?

— Пожалуй, в Японии.

— Потому что там туалет не на улице и есть интернет?

— И это тоже! Правда, спали мы все равно на полу. Плюс, очень вкусная еда, в отличие от Кении. Но главное, что в Японии очень развита беговая культура в целом. Звезды эйкидена (беговая эстафета по шоссе, где дистанция марафона разбита на шесть этапов. — Прим. «СЭ») у них популярней, чем даже олимпийские чемпионы. Они спокойно могут не знать, кто выиграл Олимпиаду в Рио, зато с увлечением обсуждать, кто какой результат показал на первом этапе эйкидена. И это было очень полезно: понять, что на Олимпиаде жизнь не заканчивается. Медали, которые мы там завоевываем, нужны скорее чиновникам. А народу интересней вот такие необычные форматы.?