Источник KRSKPLUS.RU от 19.06.12

В Емельяново состоялся традиционный ежегодный веломарафон. В этом году преодолеть 100 километров асфальта, гравийки и откровенного болота съехалось рекордное количество участников — 191 байкер со всей страны. Среди велосипедистов оказался и наш корреспондент.

Ноги ватные, свинцовые, тяжёлые… Перед гонкой я уже знал, как начну этот текст — вспомнил почти все журналистские штампы. Знал, что после сотни километров и трёхсот метров устану. Даже, наверное, очень сильно устану. Однако все эти «ватные» и «свинцовые» в общем-то мало передают состояние на финише. Ноги, как, впрочем, и я сам — никакие.

Бабушкино варенье и ненужные мюсли

Обыкновенно рассказы профана или новичка о преодолении первой в жизни приличной дистанции повествуют, как на таком-то километре автор вдруг почувствовал прилив или наоборот упадок сил. Потом что-то помогло ему или выбило из колеи. У меня всего этого не было — все сто километров я прошёл безо всяких спадов или взлётов, однако открытий на трассе от этого меньше не стало. Кому-то они покажутся смешными, ну и ладно…

Я узнал, почему бабушкино варенье — это не всегда полезно, вспомнил законы аэродинамики и понял, что не нужно стремиться быть первым всегда. Ну и ещё — не надо было курить последние десять лет.

Про варенье. На самом деле оно вовсе не бабушкино, а из магазина, под названием «Джем клубничный», изготовленное якобы по рецепту неведомой деревенской старушки. Суть в том, что именно этот продукт я решил намешать вместе с водой в одну из своих «бочек» — на велосипедном сленге так называется фляга для питья. Всё бы хорошо — аромат, углеводы… И кто меня дёрнул взбалтывать именно этот джем и именно на соревнования. Ведь говорили старшие товарищи: не экспериментируй в день старта. Пей и ешь только проверенное. Не послушал — клубничные зёрнышки забили узкое горлышко моей фляги, перекрыв доступ столь важной жидкости. Хорошо, что со мной была другая «бочка» с проверенной смесью. Вот если бы я провёл «испытание клубники» на тренировке и понял, что её надо просто процедить, тогда бы всё обошлось без заторов.

Вообще пища и питьё на этом марафоне очень важны. По правилам помощь извне запрещена, так что всё, что необходимо, надо возить с собой. При этом нужно учесть, чтобы всё это весило как можно меньше, а пользы приносило как можно больше. Как выяснилось, мои мюсли, закупленные по совету старших товарищей, оказались несъедобны. Несъедобны для меня именно в этот день. Ну на тренировках-то они шли на ура, а вот когда дошло до дела — стресс, психологический перегруз — и в горло не полезли. А ведь после часа работы, как нам вещают учебники, нужна не только водичка, но и углеводы — главное топливо человека. Единственная вещь, которая пригодилась — простое печенье, которое я запихал в карман веломайки. Это меня и спасло на последних километрах, иначе бы я крутил педали не с таким энтузиазмом.

Отсюда вывод: варенье, как и советы своих товарищей, нужно фильтровать. Единых рецептов для всех не бывает. Я даже слышал, что некоторые берут с собой на перекус простую куриную грудку и колбасу.

Законы физики и велоспорта

Ещё на первых километрах в голове мелькала мысль: не нужно бы так усердно обгонять (естественно, тех, кого ты обогнать можешь). Но тогда это было как надоевшее правило школьного учебника: ну да, я знаю, что могу устать раньше и меня догонят — но ведь я не устану. Ведь вон я какой бодрый-то сейчас. Увы, сто километров не спринт. Чтобы быть первым, нужно быть не только сильным, но и умным. И ещё — чтобы быть первым, быть первым нужно не всегда. Иногда нужно побыть вторым, третьим или каким-нибудь …дцатым. Странное правило, но законов физики ещё никто не отменял.

Примерно на 50-м километре я понял, что величайшее «изобретение» в велоспорте — драфтинг — работает. То есть в теории я, конечно, знал, что, находясь за спиной соперника, вы экономите несколько десятков процентов своей драгоценной энергии, а «ведущий», соответственно, её расходует больше. Правда, к теории я относился, мягко говоря, с недоверием. Ну подумаешь, какое-то там сопротивление воздуха — я ж своими ногами могу больше ста килограммов жать.

Но это работает. Именно поэтому велосипедисты стараются ехать группками. Сначала лидирует один, потов второй, и так по очереди или по силам. И ехать сзади всегда легче — впереди идущий рассекает для вас воздух, и вы тратите меньше сил. И не факт, что тот, кто всю дорогу лидировал, победит. Вполне возможно, на пьедестал попадёт тот, кто всю гонку «сидел на колесе».

Однако когда сил уже не осталось, кто-то, как, например, автор сих строк, «отваливается» от группы и дальше работает самостоятельно, если только не найдёт себе напарника.

Мелкий моросящий

А отвалиться и завалиться и вправду было от чего. Как написано в протоколе, гонка проходила при мелком дожде. Не самое приятное, но терпимое природное явление для велосипедиста. Однако когда несколько километров трассы проходит по обыкновенному грунту, а местами и по настоящей пашне, мелкий дождь превращается… Точнее превращает всю землю вокруг в мягкую липкую грязь, которая налипает на колёса, делает велосипед тяжелее. Собственными глазами видел пару участников, у которых из-за этого не крутились колёса.

Ну а уж о том, что мелкие брызги через какое-то время покрывают ваши очки слоем грязи, я и не говорю. Снимешь «окуляры» — брызгать будет прямо в глаза. К слову, интересное наблюдение: лидеры оказались гораздо грязнее тех, кто ехал позади. Всё дело в том, что им пришлось прокладывать дорогу на грунте. А это значит, что в них летели не просто брызги, но и комья свежего чернозёма, хорошо перемешанного с водой. Впрочем, даже те, кто катил по накатанной, иногда не вписывались в колею и падали в свежую мягкую грязищу. Падали и ехали.

Однако, как ни странно, охоты участвовать в чём-то подобном ещё раз все эти приключения у автора не отбили. Именно в таких вот мероприятиях понимаешь, что главное всё-таки участие. Даже несмотря на 36-е место из ста в своей возрастной группе, особо я не переживал. Собственно, хмурых лиц на марафоне не бывает вовсе. Потому что весь кайф уже в том, что ты доехал.

Автор: Марат ВИНСКИЙ, фото Анны ВАСИЛЬЕВОЙ