Газата «Хакасия» 18.09.13г.

Велосипедный спорт, велосипед — сегодня это часть нашей повседневной жизни. На классических и спортивных байках ездят люди разного возраста и материального достатка. Кто-то из них серьезно занимается покорением вершин велоспорта в разных его дисциплинах.

В Абакане сегодня существуют сразу несколько велоклубов, объединяющих любителей просто прокатиться на байке по городу или провести несколько дней в полноценном велотуре по Хакасии и другим регионам Сибири. Энтузиасты проводят настоящие соревнования по шоссе и пересеченной местности (“кросс-кантри”). В середине “нулевых” автор этих строк участвовал в развитии велодвижения в Хакасии, пришедшего к нам в республику благодаря инициативе и посредничеству красноярских велосипедистов. Последняя особенность, кстати, не случайна. Об этом, в частности, говорят малоизвестные факты о зарождении велосипедного движения Сибири. Факты эти собраны и изложены в монографии “Повседневная жизнь горожан Енисейской губернии во второй половине XIX — начале XX веков” старшего научного сотрудника ХакНИИЯЛИ, кандидата исторических наук Татьяны Кискидосовой.

Первые велосипедисты в Енисейской губернии появились в 1890 годы в Красноярске. Несмотря на дороговизну, жители этого города покупали велосипеды стоимостью от 80 до 150 рублей, главным образом английского и немецкого производства. В 1894 году красноярцы купили семь велосипедов, в

1895-м — 50. Количество велосипедистов в городе неуклонно росло.

Вот что сообщала о велосипедистах того времени газета “Енисей”: “Приветствуем пионеров этого безобидного, хотя и, говоря по совести, бесполезного дела. Целая ватага на набережной Енисея смотрелась красиво и приятно. Велосипедисты должны подумать о жизни и здоровье других и выбрать место для прогулок не на Большой улице, а за городом. Другое дело, ездили бы на велосипедах по необходимости, но этого нет”.

Как сельские жители впервые увидели велосипед, повествует сатирическая заметка в “Енисее” за 1896 год: “Из Красноярска в село Сухобузимское прибыл торговец, он вздумал прокатиться по селу на велосипеде. Толпа сельчан высыпала на улицу и с детским любопытством стала смотреть на ездока.

— Ай да штука! — восклицали одни.

— Чаво штука! Лаписед говорят! — замечал другой.

— Ведь это он обгонит мово Рыжку! — обратился ко всем один из мужиков.

— Эх, времена, времена! — сокрушенно качая головами, замечали некоторые набожные старики.

И еще долго толпа смотрела вслед проезжавшему велосипедисту, рассуждая о разных нуждах, к чему был бы пригоден “лаписед””.

Первоначально полиция Красноярска выдавала свидетельство на право езды на велосипеде, но позднее необходимость в этом отпала. Вместе с тем все красноярские велосипедисты обязывались приобретать в городской управе номерные знаки, прикрепляемые позади сиденья (хотя контролеры настоятельно рекомендовали вывешивать знаки на передней части велосипедов). Не успевших обзавестись номерными знаками стражи порядка ловили на улицах города и препровождали в отделение полиции. Также владельцам велосипедов предприсывалось иметь звонки и фонари.

Городская дума обложила любителей велосипеда налогом (который, впрочем, не все стремились вовремя платить): право проезда на велосипеде по городским улицам стоило 1 рубль 50 копеек в год. Ездить при этом разрешалось только по правой стороне дороги, не переезжая на левую. Объезд пешеходов и конных экипажей полагался также справа. На переправе через Енисей велосипедисты платили такую же плату за провоз велосипеда, как за лошадь. Полностью запрещалась велоезда в местах большого скопления народа (что также не всегда выполнялось). Особое возмущение у горожан вызывала езда велосипедистов по средним и боковым тротуарам и еще то, что те нажимали на звонки, распугивая прохожих. Обыватель тех дней рассуждал на эту “горячую” тему в здешней прессе так: “В нынешнем году развелось такое количество велосипедистов, нужно быть искусником, чтобы идти по Большой улице, избегать пассажира на стальном коне. Велосипедисты ездят так неумело, что, того и гляди, собьют пешехода с ног”.

Сергей АМЕЛИН