Екатерина Гущина / www.snob.ru

С 15 июля по 7 августа в России прошла самая продолжительная велогонка в мире — Red Bull Trans-Siberian Extreme. 9200 километров по Транссибирской магистрали от Москвы до Владивостока с остановками в крупных городах на пути следования.

Каждый этап составляет от 300 до 1200 км. В соревновании участвуют десять велогонщиков: трое россиян и семеро спортсменов из других стран. Мы собрали их впечатления, чтобы показать, какой увидели Россию иностранные спортсмены

Паола Джианотти: «Россия — как еще один Рим, но никто не говорит по-итальянски»

Паоле Джианотти 34 года. Итальянская спортсменка, участница соревнований по триатлону, велопутешественница. Паола совершила рекордное кругосветное велопутешествие: проехала вокруг света за 144 дня, преодолев за это время 29 430 километров на четырех континентах.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme
Паола Джианотти

Прежде чем дать свое согласие на участие в гонке, я долго сомневалась. Когда живешь в информационном пространстве, которое формируют СМИ, то волей-неволей начинаешь формировать свой образ страны, людей, того, что происходит — довольно негативный. С другой стороны, мне предлагали проехать по уникальной трассе, равных которой нет и не будет в мире. И так как мне очень хотелось посмотреть Россию изнутри, я согласилась. Когда я приехала в Москву, первое впечатление было таким: это как еще один Рим, но никто не говорит по-итальянски. Тот же темп, тот же смог, те же люди, которые могут тебя толкнуть и даже не обернуться или угостить кофе и помочь найти улицу. Удивило очень многое, да и до настоящего времени просто не перестаю удивляться и открывать для себя что-то новое, каждый день, с каждым километром гонки. Когда ты часами крутишь педали, голова полностью свободна, ты наслаждаешься видами и думаешь о том, что видишь.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Больше всего удивили люди. Они разные везде, но в России они настолько отличаются друг от друга, что порой кажутся жителями разных миров.

Это огромный охранник в «Метрополе», который не пустил в туалет меня и моего напарника просто потому, что ему так захотелось. Мы стартовали с площади Революции в 6 утра, все было закрыто, даже платные туалеты, и мы пошли в отель. На входе стоял он, в униформе, туалеты были практически за его спиной. Маленький царек маленького мирка.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Это не менее огромный и еще более страшный водитель гигантской фуры где-то под Омском. Мы стояли на обочине ночью и ждали смены, он остановил свою машину чтобы спросить, все ли у нас хорошо. По-английски он не говорил совсем, мы знаками объяснили, что у нас все хорошо, наш сопровождающий, русский парень, рассказал ему про гонку. Этот «медведь» подошел и обнял меня, потом полез куда-то в свою огромную кабину и вылез оттуда с пакетом изумительных яблок, которые отдал нам.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Это дорожные рабочие, которые махали нам вслед и перекрывали полосу реверсивного движения, чтобы мы могли проехать без остановки.

Это наша медийная русская команда, сопровождающая гонку, — они, кажется, совсем не спят, потому что их камеры и машины я вижу рядом с нами 24 часа в сутки — и днем, и ночью. Они всегда улыбаются, готовы поддержать и очень тактично отводят камеру в сторону, если ты не хочешь, чтобы тебя снимали.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Природа волшебная, но такого запустения я не видела нигде: даже неподалеку от Москвы леса и обочины не приспособлены для того, чтобы можно было остановиться и просто отдохнуть. Да, на трассах есть «карманы», но я не видела практически ни одного кемпинга или площадки для отдыха, это при том, что количество людей, перемещающихся на велосипедах и идущих пешком очень велико. Иногда создается впечатление, что все, что находится за границей города, никому не нужно, или руководство не видит и можно не следить за этим. Боже, столько мусора я не видела нигде! Свалки в лесу и на обочинах, переполненные мусорные баки, банки из-под пива и рыбные кости на берегу Байкала. Да, у вас огромная страна, но даже ее можно завалить мусором так, что жить будет невозможно! Это не везде, встречаются изумительные городки и деревеньки, где чисто. Это же так просто — донести мусор до бака или забрать домой. Как поздороваться!


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Везде есть свои особенности, но Россия — даже не другая планета, это другая галактика. Теперь я знаю, что Сибирь — это не только снег, а еще и +37 в тени, оводы, которые могут унести меня вместе с велосипедом, и огромные реки. Я знаю, что Россия и Москва — это две разные страны. Я знаю, что путешествовать во времени можно — нужно просто сесть на велосипед или машину и ехать в сторону Владивостока. Чем дальше от Москвы, тем дальше во времени ты перемещаешься. Где-то на середине трассы, сидя в кафе, мы слушали музыку итальянской эстрады середины 80-х годов, и было полное ощущение, что мы в СССР, что еще нет Евросоюза, я даже проверила, не превратились ли мои евро в старые итальянские лиры. Нет, пока не превратились, но до Владивостока еще далеко!

Паоло Асте: «Русские — агрессивные, боевая единица в себе»


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme
Паоло Асте

Паоло Асте 34 года. Итальянский спортсмен успешно участвовал в европейских веломарафонах, проезжая по 30 000 километров в год. В 2011 году финишировал седьмым в одной из самых престижных велогонок в дисциплине ультрасайклинг — Race Across America. Пересек США с запада на восток, преодолев 4 800 километров за 9 дней 21 час 19 минут.

Для меня велогонка — в первую очередь незабываемое приключение. Когда я узнал о проекте Red Bull Trans-Siberian Extreme, у меня уже были планы, но ради такого путешествия я их отменил. Мы с Паолой договорились, что поедем в паре, собрали команду и зарегистрировались на гонке. Я знал, что отбор будет жестким, но Паола — рекордсменка Книги рекордов Гиннесса, да и я не новичок.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Мне, наверное, тяжелее всего — я не говорю по-английски и контактировать могу только с членами своей команды. Это ограничивает круг общения, но на трассе особо не поболтаешь. Русские очень похожи на итальянцев: эмоциональные, шумные, много жестикулируют, любят поесть. Есть и своя специфика — русские достаточно агрессивные, такая боевая единица в себе. Может быть, именно на проекте такие ребята. Я видел, как они преодолевают трудности (а их в организации гонки хватает). Они умеют идти до конца. Вообще, когда не понимаешь языка, всегда стараешься обращать внимание на мимику, угадать, о чем говорят, — это помогает ориентироваться в ситуации. У русских очень подвижные лица, но большинство людей смотрят всегда внимательно и серьезно. Когда заговариваешь или подходишь — начинают улыбаться, но просто так — редко.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Погода — это нечто! Перепады температуры от +37 до +16 за один день могут вывести из себя кого угодно. И когда ты на двух колесах, а внизу раскаленный асфальт, это реально достает. Я плохо могу себе представить, что бывает еще и -35, но очень надеюсь, что никому в голову не придет кататься на двух колесах в такой мороз, хотя от русских можно ожидать чего угодно.

Байкал! Я так жалею, что мы всего час смогли провести на этом озере. Это что-то фантастическое, энергетическое, я залез в воду прямо в одежде и, наверное, дольше всех стоял в воде, мне кричали, что я простужусь, а я не хотел выходить. Я набрал себе много камешков с берега, буду раздавать своим друзьям. Галька удивительная, она вся искрится. Паола тоже набрала камешков. А потом мы поехали дальше и был удивительный закат! Я обязательно туда вернусь, это то место, куда нужно возвращаться!


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Мы проезжали мимо многих разрушенных или брошенных домов, ферм, заводов. Выглядят они живописно, но очень печально. Мне сказали, что со времен распада СССР многое было утрачено и до сих пор не восстановлено. Видно, что некоторые деревеньки очень бедные, даже сопровождающие нас русские не могут сказать, чем там живут люди. Надеюсь, что все наладится.

Йоханес Розенбергер: «Я никогда не захочу сесть за руль автомобиля в России»


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme
Йоханес Розенбергер

Йоханесу Розенбергеру 27 лет. Поклонник триатлона, участник соревнований по триатлону Ironman. Самая протяженная гонка Розенбергера — 230 км в молодежном тренировочном лагере.

На самом деле я не профессиональный велосипедист — просто очень люблю велосипед, люблю путешествовать и участвовал во многих гонках. Поэтому, когда услышал про Red Bull Trans-Siberian Extreme, я понял, что не могу упустить этот шанс. И надо сказать, ни разу не пожалел. Когда участвуешь в таких мероприятиях, все политические вопросы уходят на задний план, они даже не возникают. Мы ни разу не заговорили о политике, о каких-то то новостях, которые на слуху, — и это хорошо! Мы просто выпали из информационного поля и занимались своим делом.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Очень многие вещи в России для меня непонятны. Я не хочу сказать, что хаос везде, но многие вещи у нас устроены совсем по-другому. Я понял, что никогда не захочу сесть за руль автомобиля в России. Как только ты выезжаешь за пределы любого города, правила становятся условными, разметка декоративной, знаки — украшениями, и водители водят интуитивно и по правилу «кто первый, тот и прав». Я видел, как носится на своих машинах наша медийная команда, и понимал, что только благодаря тому, в каком режиме они работают, мы получаем все те фото и видео, но со стороны это выглядит просто страшно! Зато теперь мне понятно, почему многие русские спортсмены непредсказуемы — им приходится реально выживать и находить решения в самых разных ситуациях!

Разница между большими российскими городами и маленькими просто разительная. В Европе такого нет. Для меня это был опыт и впечатления, которые не всегда можно назвать приятными, но это экстрим, нас предупреждали. Иногда это было даже чуть более экстремально, чем хотелось, но что делать?


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Кристоф Аллегарт: «Однажды я просто сел на дороге и заплакал»


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme
Кристоф Аллегарт

Кристофу Аллегарту 41 год. Бельгийский спортсмен-любитель, двукратный победитель трансконтинентальной гонки в 2013 и 2014 годах. Кристофу удалось проехать на велосипеде без перерыва 982 километра из Бельгии до вершины горы Мон-Ванту, одного из священных мест Тур де Франс, а также поучаствовать в трансконтинентальной гонке от Лондона до Стамбула протяженностью 3 400 км.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Этим летом я хотел участвовать в другой трансконтинентальной гонке, но узнав про Red Bull Trans-Siberian Extreme, поменял свои планы и без раздумий согласился проехать от Москвы до Владивостока. Такой велопробег — действительно серьезный вызов для любого спортсмена, и другого шанса посмотреть Россию может больше и не представиться. Мы все обсудили с моей женой, и я улетел в Москву.

Еда в России или изумительная, или отвратительная, середины просто нет. Радует, что изумительной еды все-таки намного больше, но когда ты на трассе, — приходится есть то, что продают по дороге. Несколько раз я попадал на такие пирожки и блинчики, что хотелось просто остаться жить в этом кафе и работать за еду. Но попадались кафе, и даже с виду приличные ресторанчики, где еда просто несовместима с жизнью, это я прочувствовал на своем желудке!


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Еще меня потрясли расстояния. Это же просто невозможно! В Алтайском крае и на Байкале люди живут в городах и имеют дачу в 400-500 км от дома! Это же половина средней европейской страны! Я уже не говорю об этапах гонки, которые имеют беспрецедентную длину. Однажды я просто сел на дороге и заплакал. Это было на самом длинном перегоне Чита — Свободный, когда мы ехали три дня и две ночи. К середине второй ночи у меня закончились силы и утешало только то, что до финиша оставалось всего 60 км: так показывал мой компьютер. На обочине у бензоколонки я увидел нашу съемочную группу, которая устраивалась на ночлег в кузове своего пикапа. Они частенько ночевали на дороге, чтобы захватить рассвет. Я поинтересовался, почему они ночуют здесь, ведь осталось всего 60 км. Парни удивленно посмотрели на меня и сказали, что до финиша еще 260 км. Я начал спорить, и они показали мне навигатор — 260 км! Это еще около восьми часов на велосипеде! Вечность после того, как ты отмахал больше тысячи километров и был уверен в том, что скоро все это кончится! И вот тогда я сломался: бросил велосипед, сел на дороге и заплакал. Мне не стыдно об этом говорить. У меня болело все, я уже ничего не хотел, мне было очень плохо, я был опустошен. Это был какой-то сюр: ночная дорога, светящаяся зеленым бензоколонка и рыдающий на дороге я, окруженный людьми, которые, собственно, даже помочь мне ничем не могли. Но они сидели рядом со мной, что-то говорили, старались поддержать. Кто-то принес горячий сладкий кофе, шоколад, и я начал немного приходить в себя. Потом снова сел на велосипед и продолжил гонку — ничего другого не оставалось. Я очень благодарен нашей съемочной команде за то, что они это не снимали.

Стив Харви: «На те деньги, которые потрачены на организацию этой гонки, можно отремонтировать пару центральных улиц в городе Барабинск»


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme
Стив Харви

37-летний британец Стив Харви по профессии слесарь-сантехник. Спортом он решил заняться пять лет назад. Для него велоспорт — просто экстремальное увлечение.

Я не могу назвать себя велосипедистом-марафонцем. Я триатлет, но велосипед люблю больше всего. Я объехал на велосипеде всю Британию, почти всю Европу, и когда мне предложили «сибирский экстрим», я согласился не раздумывая! Чтобы участвовать в этой велогонке, я заложил свой дом (на организацию поездки уходит около 50 тыс. евро). Мое желание стать одним из участников самой длинной велогонки в истории было очень велико, и я ни разу не пожалел об этом за три недели путешествия по Транссибу.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Россия, наверное, единственная страна, где меня посетила мысль, что на те деньги, которые потрачены на организацию этой гонки, можно, в принципе, отремонтировать пару центральных улиц в таких городах как Барабинск или починить все освещение на улицах. Но с другой стороны, Барабинск теперь стал одним из этапов международной гонки, об этом городе, находящимся «в середине нигде», узнали во всем мире. В следующем году там все будет намного лучше!


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Я понял, что сравнивать Россию с другими странами, с Европой или Америкой, неправильно. Но чтобы понять это, мне понадобилось проехать более 9 тысяч километров, провести сотни часов верхом на велосипеде. Русские другие. У вас очень мало шаблонов в поведении, вы более непосредственные и открытые — это то, что я смог увидеть из-за руля и в промежутках между этапами. И еще: чем дальше от больших городов, тем все становится менее причесанным. Хаотичные и реально дикие леса, лохматые поля, разносортные машины всех марок и годов производства, очень по-разному одетые люди, все очень пестрое и очень натуральное. Это привлекает внимание и удивляет, а иногда и пугает, как, например, в маленьких, очень депрессивных городках типа Барабинска. Подобные селения есть и в Европе, но в России от них до ближайшего большого города не десятки километров, а тысячи. Люди в них смотрят на тебя, как на пришельца из других миров, и ты понимаешь, что твой велосипед стоит дороже, чем этот человек зарабатывает за годы.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Постоянно попадались на пути и притягивали наше внимание маленькие спонтанные рынки, где продавались грибы, ягоды, что-то еще, собранное в лесу или законсервированное дома. Забавно видеть паренька, сидящего на дороге с двумя стаканами земляники, которую он только что собрал, и терпеливо ждущего кого-то, кто остановится и купит это. Причем до ближайшего населенного пункта 100 километров! Но цены смешные. Я думал, что это какие-то очень бедные люди. Потом мне объяснили, что это или пенсионеры, или подростки, которые просто живут неподалеку. Почему бы и не заработать немного на дарах природы? На одной из таких обочин я видел мужчину, разложившего несколько корзинок собранных грибов и ягод на капоте роскошного лендровера, который должен жрать столько топлива, что стоимости этих грибов не хватит, даже чтобы окупить бензин на поездку. Мужчина активно общался с сидящими рядом продавцами и было понятно, что это своего рода клуб, куда люди приходят пообщаться, ну и подзаработать, если удастся.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Эдуард Фукс: «Фильмы из National Geographiс не передают всего того великолепия природы, которое существует на самом деле»


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme
Эдуард Фукс

39-летний австрийский велогонщик за свою продолжительную спортивную карьеру принял участие в 800 гонках. В 2010 году Фукс занял первое место на австрийской гонке Race Around Austria (2156 км). За его плечами многочисленные европейские и американские ультрамарафонские гонки (Race Across America, Race Around Ireland, Race Around Slovenia). В 2014 году Фукс занял первое место в гонке Race Around Ireland длиной 2170 километров.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Когда едешь через всю Россию, умом понимаешь, что это одна страна, но видишь большие и не очень феодальные территории. Где-то хозяин хороший и все чисто и убрано, отличные дороги; где-то хозяин не очень и все разваливается; где-то хозяина давно нет и ты проезжаешь по следам СССР: мимо заброшенных заводов, усохших городков и когда-то больших колхозов. Да, Москва, Питер и вся остальная Россия — это три разных государства со своими устоями и правилами.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Первое что ты видишь и чувствуешь своим телом — это дороги. Дорога под Костромой стоила мне надрыва мышцы и пришлось пропустить этот этап, чтобы хоть немного восстановиться. Все остальное стоило очень большого напряжения и нервов. Забавно, что где-то между городами, в сотнях километров от крупных населенных пунктов ты можешь выкатиться на изумительное шоссе, а в центре какого-нибудь города поймать яму, которая будет тебе стоить порванной покрышки и восьмерки на ободе.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Очень заметно финансовое неравенство, особенно в небольших городках, четкое деление на богатых и бедных, и середины практически нет. Причем те, кто имеет больше, очень стараются показать всем то, что у них есть. Когда отъезжаешь на достаточное расстояние от Москвы, понимаешь, насколько провинция отличается от столицы. В Европе это не так видно, а здесь — очень сильно заметно: по одежде, машинам, самим людям, тому, что продается в магазинах, и тому, что подается в кафе и ресторанах. Вообще, русские очень активные, энергичные, но при этом совсем не сфокусированные — может, поэтому многие вещи здесь не работают? В закусочной, которая одна на 100-200 км, можно встретить ленивую продавщицу, у которой не будет на полке даже обычной воды или чая. Зачем она тогда тратит время и сидит здесь? Это меня всегда очень удивляло.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

После такой гонки, как эта, понимаешь, что все фильмы из National Geographiс не передают того великолепия природы, которое существует на самом деле. Я прекрасно понимаю, что мы ехали по достаточно населенным, по понятиям Сибири, районам, и это не совсем дикая тайга, но природа великолепна, пейзажи завораживают. И шокирует отношение местного населения к природе — за Байкалом и в Читинской области мы проезжали километры дорог, вдоль которых стояли выгоревшие леса. По деревьям можно было определить, что это пожары позапрошлогодние, прошлогодние, очень много свежих. Самое страшное — почти все пожары возникают от того, что кто-то просто не там развел костер, бросил окурок.

Томас Джон: «Пробки на дорогах — это русская национальная забава»


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme
Томас Джон

Джону 27 лет.

Немецкий спортсмен пришел в велоспорт из триатлона, он чемпион мира в Армейском мировом чемпионате по триатлону в командном зачете. Самая протяженная гонка, пройденная им без остановок — 200 км. В 2015 году Джон участвовал в Ironman Lanzarote 2015.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Мы уже несколько лет вместе с Йоханесом участвуем в различных велосоревнованиях, и когда появилась информация о проекте Red Bull Trans-Siberian Extreme, у нас даже сомнений не возникло, участвовать или нет. Очень редко можно совместить спорт и увлекательное путешествие, а эта гонка стала чем-то абсолютно новым среди всех веломарафонов. Мы всегда старались найти время, чтобы прогуляться, осмотреться и увидеть хоть что-то, хотя бы вокруг отеля. Когда нам говорили, что Россия очень разная, мы не верили, но для меня это стало путешествием не по одной стране, а по нескольким, и Новосибирск, Омск, Красноярск, Чита воспринимались мной не как города одной страны, а как разные страны! Когда приезжаешь в Улан-Удэ, ощущение, что ты в России, пропадает вообще, и мы даже спрашивали, точно ли мы никакую границу случайно не пересекли. Подъезжая к Приморью, понимаешь, что это уже Азия: и по погоде, и растительности. Ты всегда знал, что Россия очень большая, но, когда едешь через всю страну, на себе ощущаешь, насколько она огромна.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

Я даже не знаю, с каким городом можно сравнить Москву. Это мегаполис с населением почти 15 миллионов, который не спит, в котором все открыто 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Даже небольшие продуктовые магазинчики работают 24 часа. И путешествуя по России, мы видели, что практически во всех городах это есть. Офигенно удобно! Кстати, о продуктовых магазинах. Мы всегда заезжали в магазин, чтобы запастись водой и продуктами для следующего этапа. Я не очень уверен, что те продукты, на которых написано, что они произведены в Европе, вообще когда-либо там бывали. Особенно это касается маленьких городков. Очень удивляет количество рынков, базарчиков, лоточных торговцев, детей, торгующих грибами и ягодами на каждой трассе, в каждом городке. Это не что-то упорядоченное, это просто спонтанно организованные места торговли.


Фото предоставлено пресс-службой Red Bull Trans-Siberian Extreme

День на четвертый мы начали шутить, что пробки на дорогах — это русская национальная забава: они есть во всех городах, даже маленьких, причем чаще всего на пустом месте. Мы смеялись, что в деревнях тоже точно есть пробки. Интересно, что полиция, которая должна регулировать движение и облегчать его, делает все возможное, чтобы сделать его еще напряженнее. Я много раз видел, как сотрудники дорожной полиции останавливали машины для проверки документов в самых неудобных местах, был свидетелем пары ДТП, которые никто не торопился развести, хотя машины перекрывали проезжую часть полностью. Это странно для меня, но это особенность страны и менталитета, наверное.