Амбассадор IRONSTAR Александра Воскресенская взяла интервью у капитана команды RedLava Team.
Многие интервью традиционно раскрывают лишь положительные стороны жизни триатлета, но умалчивают об иных аспектах, дабы не отпугнуть новичков. Это не совсем честно по отношению к тем, кто уже находится на середине своего пути. Возраст и травмы – не самые основные, но не менее любопытные вопросы, которые интересуют сегодня триатлетов-любителей. Вот их-то я и задам Виктору Земцеву, спортсмену, в чьей любви и преданности триатлону невозможно усомниться.

Виктор – веселый и позитивный 44-летний профессионал, капитан команды RedLava Team, «Король Клагенфурта» и самый именитый триатлет на постсоветском пространстве. В его копилке 10 первых мест среди профессионалов на стартах серии Ironman и шесть поездок на Чемпионат Мира на Кону.


— Витя, традиционно с самого начала. Как ты попал в триатлон?

Виктор Земцев: Удивишься: в триатлон меня привела армия. В детстве, конечно же, были какие-то пацанские турники на улице, а в триатлон я пришел только в 21 год.

— Несколько поздновато для профессиональной карьеры, не находишь?

Виктор Земцев: До армии был беговой клуб, а бассейн в моем небольшом городе под Донецком я видел только по телевизору.

— Почему вообще триатлон?

Виктор Земцев: Трудно сказать. О триатлоне услышал в 1991-1992 году в армии, тогда понемногу к нам начинала просачиваться информация с Запада.

— Какими были твои первые шаги? Это была спортивная секция, команда?

Виктор Земцев: Нет, занимался абсолютно один. Ну представь, какой мог быть триатлонный клуб в маленьком городе. Была команда, но она находилась в Донецке. Я дружил с ребятами оттуда и иногда по выходным мы вместе тренировались. В будние дни я работал, так что был самостоятельным спортсменом.

— А какие были твои первые соревнования? Ты сам на них записывался и ездил?

Виктор Земцев: Весной 1994 года я уволился и уже через год поехал на чемпионат Украины по дуатлону: бег-велосипед-бег. Я зимой купил свой первый велосипед «Старт-шоссе», тогда других и не было. Их выпускал Харьковский велосипедный завод.

— То есть ты сам себе купил велосипед?

Виктор Земцев: Да, за 100 долларов.

— И сам поехал на соревнования?

Виктор Земцев: Да. По-моему, город как-то помогал, может, на дорогу немного дали, не помню уже точно.

— А тренер?

Виктор Земцев: Тренировался сам, сам и поехал.

— Вот это ты меня сейчас удивил, конечно. А как ты первый раз попал на длинные соревнования за границу?

Виктор Земцев: Плыл я не очень быстро, поэтому попадание в какую-то выездную команду или сборную было проблематично. Бегал хорошо, ехал неплохо, и мы с товарищами начали выезжать на соревнования по дуатлону. В Польшу, Словакию — все ближнее зарубежье в те времена, как челноки, объехали.

— А какая была твоя первая длинная дистанция?

Виктор Земцев: Клагенфурт в 2000 году. Мы приехали с товарищем, он выступал там за год до этого и поэтому был немного знаком с местностью.

— И какие ощущения были после? Не захотелось вернуться к более короткому дуатлону?

Виктор Земцев: Наоборот. Тогда были достаточно тяжелые финансовые времена, а я занял третье место и попал в денежные призы. Представь мои эмоции, когда я осознал, что можно получить за триатлон деньги, да еще и в валюте. Не помню, по каким причинам мы пропустили следующий 2001 год, но в 2002 я уже вернулся и выиграл Клагенфурт. Занял первое место и, конечно, денежный приз в то время очень бодрил.

— Сколько раз ты уже был в Клагенфурте?

Виктор Земцев: Пять раз, из которых три раза выигрывал. В 2016 было второе место, а в 2017 — третье.
— Витя, в этом году было забавное фото, когда на награждении стоят шесть или семь человек, и ты среди них по возрасту — как отец.

Виктор Земцев: Ну да, я там был самый великовозрастный. Хотя тому же Фродено — 30 с чем-то, на втором Лянош, он тоже взрослый — ему где-то 35.

 

— Вить, ну тебе же 44!

Виктор Земцев: Да, парней моего возраста, которые выступают, осталось немного. Это факт. В таком возрасте люди начинают заниматься уже другими делами. Здоровье-то, может еще и позволяет, но кто-то переходит в любители, кто-то начинает тренировать сам. Происходит распыление внимания и результат падает. Чем старше человек становится, тем труднее ему держать фокус на тренировках. В юном же возрасте нет семьи, забот. Живешь себе в общаге, и мало что в тот период волнует. Погулять. Восстановиться. После 35 лет уже стоит вопрос об удержании результата, а не о его росте.

— А как тебе вообще удается соревноваться с молодыми ребятами? Они же на 10-15 лет тебя моложе. Молодой организм все равно сильнее и свежее.

Виктор Земцев: Нет, организму в целом все равно, он не понимает, 30 тебе или 40. Есть понятие «уровень спортсмена». Молодые, да, они резкие, согласен, скорость показывают высокую, но чаще допускают ошибки, так как опыта мало. У них в данный период свой «уровень», и они его с годами будут совершенствовать.

— Давай поговорим о травмах. С возрастом же организм доложен чувствовать себя не так бодро.

Виктор Земцев: Конечно, скажу честно, сейчас болит практически все. Но это боли, как правило, хронического характера. Я травмы подразделяю на те, которые дают тренироваться, и те, которые мешают. К примеру, с пяточной шпорой или воспалением ахиллова сухожилия тренироваться можно. Утром встаешь – болит, расходился немного – прошло. То есть это такое вялотекущее воспаление, которое в принципе дает тренироваться долгие годы, а потом вообще может само собой пройти. А есть воспаления острые, которые заниматься не дают. Наверное, все начало болеть где-то после 35 лет. Плечи от плавания, стопы от бега.

— И что ты с этим делаешь?

Виктор Земцев: Да ничего не делаю. Конечно, кто-то считает это ненормальным. Но я вижу других людей, которые в 44 года не занимаются, и у них те же самые проблемы. То есть проблемы в силу того, что мышцы не укреплены, а человек ведет сидячий образ жизни, и у него есть те же самые воспаления, проблемы с коленями, менисками, ахиллами. С возрастом замедляется обмен веществ, и все это проявляется в худшей форме, чем, скажем, у человека, который занимается спортом и переносит все «на ногах». Это как машина — стареет, ржавеет, что-то начинает постукивать, но она ездит. А если ее поставить стоять, то она просто заржавеет и в один прекрасный день вообще не заведется.

— Сегодня у нас триатлон становится все более популярным среди взрослых любителей, народ идет за модным трендом. Приходит мужчина в 40 лет с желанием сделать полную «железную» дистанцию через год. Покупает велосипед, лосины, начинает усердно тренироваться. В это время вся семья со слезой в глазу наблюдает за своим кормильцем, который в итоге проходит «железку» за 12-15 часов.

Витя, что ты думаешь по поводу взрослых людей, которые начали увлекаться триатлоном?

Виктор Земцев: Вопрос в скорости. Если просто «на доход», то это вполне под силу обычному здоровому человеку без патологий. Но в действительности, цель «через год» – это форсированный процесс, который отрицательно (физически или морально) скажется на организме. Я бы порекомендовал растянуть это на 2,5 года. «Олимпиечку» сначала пройти, пару «половинок». Сама знаешь, ты же занимаешься, боли не избежать. При занятии спортом боли в мышцах – это нормальное явление. Главное – чтобы они не переросли в травмы, что очень вероятно при неадекватной оценке своих возможностей.

— Мне, например, 35 и у меня пока вообще ничего не болит. Я, правда, тот еще спортсмен, сильно не напрягаюсь, не выкладываюсь на 100%. В итоге у меня организм вообще не реагирует на нагрузку. Разве что есть больше хочется.

Виктор Земцев: Просто ты для своего опорно-двигательного аппарата делаешь все в поступательной форме, то есть психологически тебе сильно упираться не надо. Мужчина же имеет другой склад мышления: ему надо куда-то рвануть, с кем-то подраться, кого-то победить, догнать, порвать. За счет этого мышления он физически давит сильнее, мышцам команду дает мозг. Поэтому я уверен, что если заставить тебя немного в мужском режиме потренироваться, то у тебя тоже начнет что-нибудь болеть. Травмы появляются, когда ты давишь-давишь в одно и то же место — например, где изначально была просто мышечная боль.

Что касается меня и людей после сорока, то это уже боли хронического характера. У нас постоянно что-то воспаляется, но тем не менее мы живем и тренируемся.

Мне нравится состояние, когда сезон только закончился, и ты с чистой совестью бросаешь все спортивные активности. Организм блаженствует. Ничего не болит. Ты покрываешься приятным тонким слоем сальца. Но в какой-то момент, недель через пять, физическое состояние проходит некую планку, когда ты начинаешь чувствовать, что ноги становятся тяжелее, появляется одышка, и лестничный пролет тебе уже не друг.

Я вижу людей, которые триатлон забросили, и их форма заметно растеклась. Когда люди не занимаются спортом, у них наверняка есть патологии, но они привыкают с этим жить и считают это нормальным.

— В моем понимании, любительский спорт – это для здоровья, но полная «железная» дистанция в триатлоне – это не самое полезное хобби.

Виктор Земцев: Возможно, да. Триатлоном хорошо заниматься, когда ты среднестатистически более здоров, чем окружающие, генетически склонен к аэробной работе. Есть люди, которые могут встать и пробежать марафон «с куста», потом они немножко умрут, но сделать это все равно для них будет возможным. А есть те, кто и пяти километров не осилит. Генетика играет большую роль. Спортсмен должен быть как болид «Формулы 1 — бегать без хромоты и боли.

— Ты сам делал тесты?

Виктор Земцев: Не надо никаких тестов генетических чтобы понять, что я стаер.

— А на VO2 max, на зоны?

Виктор Земцев: Долго тренировался без этого, по ощущениям. В прошлом году вот сделал, так как начал тренироваться с тренером, и он поставил передо мной такую задачу.

— Почему ты решил работать с тренером, если до этого 20 лет не было необходимости?

Виктор Земцев: Я понимал, что для улучшения результата моим мышцам необходим новый опыт. Чтобы перейти на новый уровень организму нужен стресс. И так как права на ошибку у меня не было, я обратился к человеку, которому доверяю, в чьем опыте и знаниях я уверен на 100%.

— Ты до сих пор можешь получить еще что-то новое?

Виктор Земцев: Конечно, прогресс не колоссальный, но он был. До этого я не выезжал из 4:30 на велосипеде (180 км). В 2016 году я в Клагенфурте занял второе место — все проиграл на велосипеде. До этого я, в принципе, понимал, что еду недостаточно быстро. Но получалось обгонять на беге или же по велосипеду состав был не самый сильный. Выиграть у спортсмена, у которого все сбалансированно, тяжело. Я понимал, что надо выезжать из 4:30, и не на одну минуту, а на несколько. Может, будь я моложе, прогресс был бы более выражен, но я и так считаю, что мы выжали максимум.

— Тренер был по триатлону или отдельно по велосипеду?

Виктор Земцев: Только по велосипеду. В беге уже не вижу маневра для улучшения.

— Свои показатели в цифрах знаешь?

Виктор Земцев: На беге лучшее время было пару лет назад в Клагенфурте — 2:39. А так в основном стабильно 2:41/2/3. Пульс — по-разному, все зависит от того, как отработал на велосипеде. Когда выбегаешь из транзитки, организм еще немного закислен, и я смотрю, чтобы пульс выше 170 не поднимался. Со временем он опускается, и в среднем бегу на 150-155. Если бежать на время 2:40, то это примерно в темпе по 3:52. Если мы сейчас с тобой медленно потрусим, то у тебя будет 150, а у меня 110 – хорошо развита сердечно-сосудистая система.

— А какое у тебя время на чистом марафоне?

Виктор Земцев: Если честно, не бегал никогда. Не видел смысла. Но много наслышан, и, может быть, надо попробовать пробежать»на свежачок». Самому любопытно.

— На велосипеде на пульс смотришь?

Виктор Земцев: С появлением мощеметра смотрю больше на мощность, чем на пульс. Последний “полный» в 2017 проехал на средней мощности 307. На «половинке» фтп, наверное, под 400 ватт. Этот год с тренером расслабился и на цифры особо не смотрел.

— Сколько часов в неделю ты тренируешься?

Виктор Земцев: В среднем 15-20 часов, максимум 35-40. Смотря какой период идет.

— Как тренируешь велосипед?

Виктор Земцев: По-разному, конечно, бывают и шестичасовые велотренировки. И если один день объем, то потом восстановительная. Интервалы делаю в горы, по равнине, длинные ускорения, короткие. Можно поучаствовать в групповой гонке, если это совпадает с тренировочным планом.

— А плавание?

Виктор Земцев: Объемы свои я уже отплавал, так что последнее время делаю в основном комплексы (баттерфляй-спина-брасс) и упражнения. Это очень сильно развивает.

— Нельзя просто кролем поплавать?

Виктор Земцев: Можно, но эффективность снижается. Все пловцы высокого класса хорошо плавают комплексом.

— Что на счет беговых тренировок?

Виктор Земцев: Всем рекомендую специальные беговые упражнения (СБУ). Всегда включаю их в подготовку. Делаю работу над стопами, икроножными мышцами, ускорения, на стопе прыгаю в холм на одной ноге, выпады, «жабки», выпрыгивания – все это сила толчка. СБУ – обязательная база.

— Сколько было стартов в 2017 году?

Виктор Земцев: В этом сезоне было семь, не считая украинских национальных соревнований на коротких дистанциях. Я выступаю там за школу триатлона.

— Ты там, наверное, приходишь как дедушка, вокруг одни дети?

Виктор Земцев: Да, уже приезжаю и не знаю никого, поколение полностью поменялось.

— Ты в прошлом году расстроился, что не поехал на Кону?

Виктор Земцев: Ну я вообще и не планировал. Был уже шесть раз, все достопримечательности посмотрел. Гавайи — дорогое удовольствие, не только само путешествие, но вся годовая подготовка. Соревнования, набор очков, годовая тактика, сборы, горы.

— Горы много пользы вообще приносят?

Виктор Земцев: Да, это очень хорошая возможность улучшить свои показатели. Но к ним надо грамотно относиться, так как горы могут и навредить. Надо знать, как там тренироваться именно тебе. Новичкам надо быть особенно осторожными, подходить к тренировкам в среднегорье с умом и тренерским опытом. С первого раза можно эффект не понять. Лучше съездить раза три, проанализировать, как реагирует организм. На какой день лучше спускаться, на какой выступать.

— После гор подтягиваются все три вида?

Виктор Земцев: Это полезно в основном для общего функционального состояния организма. Там главное не перетренироваться, не рвать рубаху на груди.

— Какие у тебя планы на будущее?

Виктор Земцев: Если честно, то пока вообще никаких планов нет, но я тренируюсь, поскольку это уже стиль жизни. Как правило, в конце сезона, после окончания соревнований думаешь: «О, классно! Отдых!» — но потом все равно становится как-то тоскливо, начинается ломка. Организм привык работать – это его нормальное состояние. Поэтому тут скорее вопрос, насколько интенсивно это будет продолжаться. Посмотрим.

АЛЕКСАНДРА ВОСКРЕСЕНСКАЯ