перевод Дениса Сарычева (блог «Дорога в Бостон»)
Американский ультрамарфонец Джефф Гармир рассказывает, как пандемия коронавируса повлияла на его цели и как вытащить себя из отчаяния, когда мечты рушатся у тебя на глазах. Мне показалась интересной его статья, опубликованная на сайте HuffPost, и я решил перевести эту мотивирующую историю на русский язык.

В этом году, я должен был стать профессиональным спортсменом.
Вместо этого я устроился на работу в продуктовый магазин

Мне оставалась одна подпись до мечты… но из-за коронавируса все полетело в тартарары.

Джефф Гармир для HuffPost

Когда я шел через парковку к продуктовому магазину, на меня накатила волна отчаяния. 28 марта 2020 года, сейчас я должен был быть в Теннесси и готовиться к главному забегу своей жизни. Месяц назад я был на пороге осуществления своей детской мечты – стать профессиональным спортсменом. А теперь я начинал работу в продуктовом магазине. Мне хотелось плакать.

Поднявшись по лестнице, я вошел в крохотный кабинет. Резкий свет люминесцентной лампы освещал стол, заваленный анкетами сотрудников. После короткого собеседования я был зачислен в штат. На эту весну у меня были совсем другие планы, но все изменилось буквально за одну ночь – круто, что теперь у меня вообще была работа.

Последние несколько лет я боролся за право участвовать в легендарном Barkley Marathons. Овеянный мифами стомильник славится своей секретной системой регистрации и является желанной целью для многих профессиональных спортсменов. В 2019-м я попал в список претендентов, а позже получил заветное приглашение на старт 2020 года, став одним из 40 счастливчиков. Меня выбрали из более чем тысячи желающих!

Я запланировал себе сумасшедший беговой год. После Баркли, я собирался побить два самых крутых достижения в беге на выносливость – установить новые рекорды на знаменитой Тропе Аппалачи (Appalachian Trail) и не менее легендарном Маршруте тихоокеанского хребта (Pacific Crest Trail). Никто и никогда не пытался сделать этого в один год – такая попытка находится где-то на гране человеческих возможностей. Последние 12 месяцев я вел активные переговоры со спонсорами, и мы наконец перешли к обсуждению долгосрочных контрактов. Моя мечта – стать профессиональным спортсменом, была совсем близко.

Я с детства пытался раздвинуть границы возможного. В колледже занимался триатлоном и бегал марафоны, а в 20 лет открыл для себя мир скоростного бега на выносливость, совершив поход по Маршруту тихоокеанского хребта (4270 км). После окончания учебы моя рабочая карьера развивалась не слишком удачно. В 2016 году, в поисках экстремальной проверки своих возможностей, я взял отпуск и потратил все свои сбережения, чтобы пройти маршруты Triple Crown. Я стал самым молодым спортсменом, завершившим Тропу Аппалачей, Маршрут тихоокеанского хребта и Континентальный рубеж в течение одного года.

В 2018 я снова взял отпуск и потратил причитающиеся мне деньги на семимесячный поход протяженностью 7000 миль. Я стал втором человеком в мире, прошедшим Великую западную петлю (Great Western Loop). С этими достижениями я вошел в мировой топ ультра-атлетов, так что карьера профессионального спортсмена уже не казалась безумной фантазией, а стала вполне реалистичной целью.

О Баркли, с его 1% финишировавших, я впервые узнал в 2014 году. Я был очарован идеей гонки, которая требует в равной степени ментальной выносливости, физической подготовки и крайней степени упрямства. Это немаркированный маршрут с набором более 18000 метров по кустарнику, горам и заброшенной тюрьме, с возможностью ориентироваться лишь по картам и компасу. Лимит времени – 60 часов. Только 15 человек сумели финишировать на этом стомильнике за всю его 35-летнюю историю.

Я поддерживал свой статус в течение 2019 года, показывая отличные результаты в ультрамарафонах по всей Америке. За мной остались рекорды скорости на Тропе Пиньоти (Pinhoti Trail, 540 км), Лонг Трейле в Вермонте (Long Trail, 439 км) и Тропе Аризоны (Arizona Trail, 1287 км). Я написал и издал книгу, нашел спонсоров и накопил достаточно денег, чтобы полностью посвятить себя тренировкам. В декабре меня официально включили в список участников Баркли 2020.

До забега оставалось три месяца, и я круто поменял свою жизнь, чтобы подготовиться к нему. Я уехал в горы и бегал там по крутым тропинкам до поздней ночи, когда температура опускалась до минимальных значений. Я экономно расходовал свои сбережения, научился обходиться почти без сна и выдавал тренировочные недели с суммарным набором более 7000 метров.

В январе 2020 я объявил о своих планах побить рекорды Тропы Аппалачи и Маршрута тихоокеанского хребта за один год, что предполагало около 8000 км дистанции. Переговоры со спонсорами продвигались весьма успешно – я нашел взаимопонимание с директорами по маркетингу производителей одежды и обуви, известной пивной компании и ключевым игроком в мире наружной рекламы. Решение вопроса о финансировании моего спортивного года казалось неизбежным. Я был на расстоянии одной подписи от жизни своей мечты.

А потом все начало рушиться.

10 марта мне позвонил один из потенциальных спонсоров и рассказал о надвигающихся проблемах в работе из-за корона-чего-то-там-вируса. Такие вещи тогда были где-то за пределами фокуса моего внимания, но следующие две недели ознаменовались просто лавиной ужасных событий. Власти ввели запреты на поездки по стране, закрыли предприятия и школы, а все потенциальные возможности моей финансовой поддержки исчезли. Мало того, что возможность пробежать намеченное оказалась под вопросом, так и финансовые перспективы задуманного стали более чем призрачными.

Забеги по всей Америке были отменены. Администрации Тропы Аппалачи и Маршрута тихоокеанского хребта не рекомендовали людям выходить на них. К последней неделе марта все мои грандиозные планы на 2020 год, включая Марафон Баркли и попытки рекордных забегов, оказались разрушены.

За несколько недель я превратился из профессионального спортсмена со спонсорскими контрактами в безработного. У меня не осталось причин не то, что тренироваться, но и просто выходить из дома. Я оглянулся вокруг и понял, что мое будущее рушится вместе с миллионами людей по всей стране.

В первые дни карантина я зашел в местный продуктовый магазин, чтобы купить открытку для своей девушки. На двери висело объявление: «Срочно требуются временные работники». Я было прошел мимо, но остановился. Моя жизнь изменилась так круто и так быстро – я отчаянно нуждался как в средствах к существованию, так и в поводе уйти из дома. Я заглянул в администрацию и написал заявление на прием.

Дальше все развивалось стремительно. На следующий день я прошел собеседование, а еще через день вышел на смену. Работа в продуктовом магазине совсем не соответствовала моему восприятию себя как профессионального спортсмена, но я был на передовой очень важного бизнеса. Мне нужны были деньги, а магазину требовались сотрудники.

Инструктаж, который я проходил с восемью другими новыми работниками включал лишь основные сведения, необходимые для работы в перегруженном магазине и помощи его клиентам. Я избегал смотреть в глаза моим новым сослуживцам. Нам показали фильм о том, как правильно поднимать коробки, приветствовать клиентов и принимать меры предосторожности в связи с коронавирусом. Видео замерло на половине, оставив нас в неловком молчании. Мы не знали друг друга, мы все оказались здесь из-за пандемии и вращающийся индикатор загрузки на экране лишь подчеркивал атмосферу момента.

Осознание того, что осуществление моей мечты на самом деле откладывается настигло меня в тот момент, когда мне выдали форменную фиолетовую рубашку с моим имеем на бэдже. Я был так близок к кульминации моей многолетней работы! Прямо сейчас я должен был бегать последние тренировки и заканчивать подготовку к поездке! Взяв униформу, я скривил лицо и фальшиво улыбнулся, чтобы сдержать слезы.

На парковке я бросил фиолетовую рубашку на сидение автомобиля и в замешательстве уставился на темные окна хозяйственного магазина через дорогу. Мои мысли путались, неизменно возвращаясь к тому разочарованию, которое постигло меня после стольких месяцев бесполезных теперь тренировок!

Я не мог просто передвинуть свои планы на следующий год. Мне потребовалось несколько лет, чтобы достичь своей нынешней формы. Одна только целевая подготовка к осуществлению задуманного заняла порядка шести месяцев. Я годами отказывал себе в самых элементарных вещах и тратил свои сбережения на создание своей спортивной репутации. Даже мысль о том, чтобы повторить это снова пугала меня.

Баркли 2020 должен был состояться 29 марта. И вот, вместо того чтобы стоять на старте вместе с 39 лучшими ультрабегунами планеты, я сидел в своей машине возле продуктового магазина. Ощущения были непередаваемыми.

Я удалил из соцсетей все фотографии о подготовке к забегам, спонсорские посты и дневники тренировок. Я вернулся в магазин и принялся выкладывать на полку банки с супом. Весь день я думал о забеге, который должен был стать началом моей новой жизни. Вместо этого, моей новой реальностью были покупатели в масках и социальная дистанция. Я представил, что если я подхвачу коронавирус, он может усугубить мою астму и это окончательно похоронит все мом мечты.

Я не смог заставить себя пойти в магазин на следующий день. Я проснулся с болью в животе и удрал из дома, пока моя подруга еще спала. Позвонив на работу и предупредив начальство, что я заболел, я отключил телефон и уехал в горы. Наблюдая восход солнца, я пытался найти хоть какие-то положительные моменты в нынешней ситуации. Отыскать их было нелегко, а понять – еще сложнее. Я всеми силами старался сохранить контроль над своими мыслями и убедить себя, что пандемия может просто отсрочить достижение моих целей, но не отменить их. Пытался понять, что на самом деле, я был одним из счастливчиков.

Иногда бывать трудно примириться с крахом всего, к чему ты стремился и осозднать свою удачу. Глядя на утренний свет, заливающий горы, я понял, что должен быть благодарен судьбе. Я не был болен. Моя семья была в безопасности. В моем доме все были здоровы несмотря на то, что штат держал второе место в стране по количеству заболевших. У меня была работа, которая позволяла быть неотъемлемой частью общества. И хотя причина, которая заставила меня взяться за нее, была не самой приятной, у меня была цель.

Я провел весь день в горах и, как уже случалось раньше, одиночество помогло мне принять то, что оказалось вне моего контроля. Когда наступил вечер, я вернулся к своей машине и поехал домой. Навстречу новой жизни и всему, что она может принести.

Сайт Джеффа
Ссылка на его книгу Free Outside на Амазон