Наталья Марьянчик , газета «Спорт-экспресс», 30.09.19
Репортаж с ночного марафона — самого экстремального забега в Дохе, где половина участниц не сумели добраться до финиша.

Доха (Катар). Чемпионат мира. Марафон. Женщины. 1. Чепнгетич (Кения) — 2:32.43. 2. Челимо (Бруней) — 2:33.46. 3. Йоханнес (Намибия) — 2:34.15…22. Трофимова — 2:52.46.

Марафон на чемпионате мира определенно стоил того, чтобы посвятить ему поздний пятничный вечер. Если вы все же спали, посмотрите запись: поверьте, зрелище достойное. Особенно, если знать:

— это был самый жаркий марафон в истории чемпионатов мира. Еще за два часа до старта организаторы сомневались в том, что его удастся провести. В итоге, температура не добрала до предельной всего полградуса;

— это был первый в истории марафон, который проводился полностью в темное время суток — старт дали ровно в полночь, а финишировали в третьем часу ночи;

— на освещение трассы организаторы потратили, по некоторым данным, несколько миллионов долларов. В результате, на трассе было светло, как днем — иначе забег был бы непригоден для телетрансляции;

— ИААФ назначила специального медика, который имел право в любой момент снять спортсменку с марафона, если ее здоровье вызывало опасения;

— в итоге, дистанцию не закончили 28 спортсменок из 68, вышедших на старт. Это абсолютный рекорд всех времен.

— впервые вынуждены были сойти все три представительницы Эфиопии. Жара и духота сломили даже африканок.

Девушка из Якутии

Парадокс в том, что представлять Россию в этом супержарком забеге выпало уроженке Якутии Сардане Трофимовой. Девушка, которая выросла в условиях 40-градусных морозов, дебютировала на чемпионате мира в стране, где привычная температура — тоже 40 градусов, только со знаком «плюс».

Что чувствовала Сардана, выходя на старт? Было ли ей страшно? За что она больше волновалась — за результат или просто за то, чтобы финишировать живой и здоровой? Вдоль всей трассы располагались медики с инвалидными креслами и носилками. Уже начиная примерно с десятого километра, у них было полно работы: бегуньи одна за другой просто валились с ног. Медицинский центр больше напоминал морг: больничный свет и ряды носилок с неподвижными телами.

На первых километрах наша Сардана даже вырвалась вперед. Это было неожиданно для всех: позади россиянки остались даже фаворитки из Кении. Правда, долго это лидерство не продлилось. Какое-то время Трофимова держалась вслед за белоруской Ольгой Мазуренок, но потом откатилась еще назад. С каждым километром, как она потом скажет, становилось все более невыносимо.

Откровенно слабый результат

Интересно, кстати, что несмотря на жару, организаторы отказались от привычных пунктов ледяного душа. На большинстве других пробегов спортсменки могут при желании пробежать под фонтанчиком из холодной воды и освежиться. Но в Дохе это было опасно: при такой влажности дополнительная вода только усугубляет неприятные ощущения.

К тому же, под ногами у бегуний был специальный асфальт, который выдерживает температуры до +50 градусов. Обычное покрытие здесь могло бы расплавиться. Но от воды подобный асфальт становится скользким, что чревато падениями. Поэтому единственным доступным для спортсменок методом охладиться стали влажные полотенца.

Трофимова в итоге финишировала на относительно высоком 22-м месте. Правда, результат 2:52.46 — откровенно слабый, так в России порой бегают любители. Но реально ли вообще было думать о времени в такую погоду? Моментами казалось, что Сардана вообще сойдет. Очевидного смысла непременно финишировать не было, ведь за медали она не боролась, а в командном зачете наша сборная нейтральных спортсменов не участвует.

Но Трофимова все же довела дело до конца. И за это каждый, кто видел это своими глазами, готов аплодировать стоя.

Трофимова: «Это были нечеловеческие условия»

— Это нечеловеческие условия для марафона, — сказала Трофимова. — Уже после первых трех километров я поняла, что не могу держать темп. Словно на дистанции не я, а какой-то чужой человек. Ноги не поднимались, воздуха не хватало… Так медленно я не бегала даже на тренировках. Бежала и не понимала: что со мной, что вообше происходит?! Всю оставшуюся дистанцию я просто терпела, чтобы не сойти. Видела, как на асфальте валялись неподвижные «трупы» и, честно, много раз мелькала мысль тоже вот так упасть. Но это мой первый чемпионат мира, я не хотела заканчивать его на такой ноте.

— Вы считаете ошибкой проводить марафон в таких условиях?

— Конечно. Я не раз бегала марафон в жару, но такой влажности никогда не ощущала. В некоторых местах на дистанции даже пар стоял. Я не думаю, что кто-то в принципе может в такую жару показать олимпийский норматив 2:29. Мне очень жаль, потому что я была действительно хорошо готова. Вся подготовка прошла прекрасно, и я бы выполнила норматив, если бы не погода. Жаль свое время и свой труд. Я много работала перед этим марафоном, но получается, все было зря. Мне никогда в жизни еще не было так тяжело, и никогда еще я не показывала такого плохого результата.

— Что лучше — 40-градусная жара или 40-градусный мороз?

— После Катара мне кажется, что в Якутии просто идеальная погода! Хотя летом у нас тоже бывает +40, но по сравнению с Дохой, это вообще не жарко. Совсем другая влажность и ощущения.

— Честно говоря, вас было очень жаль еще до старта этого марафона. В такой духоте тяжело даже просто три часа находиться на улице, не говоря уже о беге.

— Вы не одиноки. Накануне у нас было собрание команды, и я по глазам видела, как всем меня жалко.