Владимир Иванов , газета «Спорт-экспресс» 31.05.19

8-летний Искандер Ядгаров – феномен российского спорта. Он работает программистом в «Яндексе», а в свободное время бегает. Не только ради удовольствия, но и на результат. Вообще не выезжая на сборы и тренируясь зимой на беговой дорожке, он умудряется обыгрывать ведущих профессионалов страны. Два года назад Искандер победил на московском полумарафоне.

Его личный рекорд на «половинке» – впечатляющие 1:03.20. В марафоне – 2:16.01. Ядгаров стремится отобраться в этом виде программы на Олимпийские игры. Кто-то называет его шоуменом, а кто-то восхищается.


День программиста

– Мы говорим во время обеденного перерыва, поскольку свободного времени у вас мало. Как выглядит ваш обычный день?

– Встаю около 7-8 утра. Провожу немного времени с семьей – и на утреннюю тренировку. Я снимаю квартиру на Парке культуры, там много вариантов для бега: «Лужники», набережная, Нескучный сад. Потом на работу. Прихожу к 11-13.

– Неплохо.

– Программисты начинают поздно, это плюс. Девять часов там и в 20-22 – на вторую тренировку. Выручает, что живу рядом с работой. Экономлю время. Остается еще час на домашние дела.

– В чем заключается ваша работа?

– Наша команда пишет мобильные «Яндекс.Карты». По ним, кстати, нашел кафе, в котором мы сейчас сидим. В скором времени в сервисе появятся интересные фишки, работаем в данный момент над этим, у нас в команде порядка 10 человек.

– По меркам программирования вы на каком уровне?

– Тяжело оценить. В спорте цифры говорят сами за себя, а в программировании, как правило, в выигрышном положении те, кто много болтает и умеет себя продать. Лишь глубокая беседа может показать, кто насколько действительно хорош.

– Вы себя умеете продать?

– Лучше скажу, что считаю себя средним программистом. В беге я более талантлив.

– Работая спортивным журналистом, я пока с трудом представляю, как накопить на квартиру в Москве. Насколько актуальна проблема с жильем для вас?

– Если не путаю, из офисных работников программисты – одни из самых высокооплачиваемых. Так что нам немного проще.

– Но сейчас вы снимаете квартиру?

– Хочу купить, но у меня, возможно, высокие запросы. Зато наша компания дает своим работникам практически беспроцентную ссуду на покупку квартиры. Так что сейчас как раз думаем над этим вопросом.

Если отберусь на Олимпиаду, придется брать отпуск, чтобы поехать

– Если бы вы сосредоточились чисто на спорте, результаты выросли бы?

– Думаю, да. Перед недавним Казанским марафоном я провел очень серьезную подготовку, но там мало что получилось. Работа не переваривалась. Одна из причин, как мне кажется, плохое восстановление. Изматываюсь психологически.

– Бывают мысли бросить все и попробовать вложиться в спорт?

– Конечно. Уехать на месяц на сборы в горы. А потом начинаю думать о будущем и понимаю, что ничего мне это не даст. Оставаться на хорошей работе выгоднее. Хотя из-за этого есть какой-то внутренний конфликт.

– По-вашему, реально отобраться на Олимпийские игры в марафоне, работая где-либо на полной занятости?

– Я пока еще не отчаялся. Люди доказывали, что это возможно.

– Например?

– Американец Джаред Уорд. Он математик, преподаватель в университете. На Играх-2016 стал шестым. Недавно пробежал марафон из 2:10. В России таких результатов давно никто не показывал.

Для них это нормально. И никто не говорит, что это какое-то чудо, выше остальных его не возводят. Думаю, у него в какой-то момент тоже стоял вопрос: спорт или работа. Попробовал совместить. Получилось.

Есть еще японец Юко Каваучи, который работал администратором в школе – и выиграл Бостонский марафон-2018. Но я ни на кого не ориентируюсь. У всех своя жизнь, нельзя просто примерять чью-то историю на себя.

– Если отберетесь на Олимпиаду, с работы вас спокойно отпустят?

– Думаю, придется взять отпуск. Две недельки – почему нет? В крайнем случае, можно будет взять за свой счет.

Для моего уровня результатов сборы не нужны

– Из-за работы вы не ездите на сборы. Думаю, в топ-30 марафонцев страны вы такой единственный. Как выживаете? Бегать в одном и том же месте круглогодично просто скучно.

– Для того уровня, который я сейчас показываю, сборы не нужны. Тут скорее вопрос к ребятам, которые постоянно сидят на сборах: «Почему так медленно»? Уж если постоянно где-то готовиться, 2:12-2:13 бежать надо.

Что касается меня, то, конечно, бывает тяжеловато. Но тренироваться можно в любых условиях.

– Где бегаете зимой?

– Основные тренировки в манеже. Кроссы – на улице. Если скользко – на беговой дорожке. В какой-то момент перестаешь обращать на все это внимание, просто становишься машиной – и делаешь работу, не задумываясь. Что для мозга, наверное, нездорово.

– Тренируетесь один?

– Нет, у меня есть тренер. А по воскресеньям бегаем длительные кроссы огромными группами.

– Глобальная цель в спорте у вас есть?

– Хочу отобраться в Токио-2020, но последний марафон не добавил оптимизма в этом плане.

– Вы проиграли его Степану Киселеву и по условиям спора теперь должны заморозить свой Инстаграм до конца года.

– Или до момента, когда возьму у Степана реванш. Пока же да – не могу выкладывать новые посты, сторизы, лайкать кого-либо и даже отвечать на сообщения.

– Где будет шанс взять реванш?

– 9 июня бежим полумарафон в Томске. Там постараюсь отыграться. Если не получится, пропаду из Инстаграма надолго. Придется развивать какую-то другую площадку.

Как отобраться на Олимпиаду

– Почему в Казани на марафоне у вас не получилось?

– Думаю, не переварил все, что давал организму. Говоря понятным всем языком, я запихивал в себя еду, когда уже был сыт. В итоге на момент старта был уставшим.

А еще понял, что марафон – очень непростая штука. Если бежать быстро, то с полумарафоном тут вообще не так много общего.

– Вы, кстати, для марафона еще молодой.

– На чемпионате России я действительно был одним из самых юных.

– Да и Элиуд Кипчоге установил мировой рекорд в 34 года.

– Это официально. А так, мне кажется, ему под 40, если не больше. Кенийцы любят подделывать возраст.

– Бан ВФЛА вас как-то напрягает?

– Конечно! Обидно, что я попал в него, когда был никак не связан с ВФЛА. Никогда не стоял на ставках в федерации, мы параллельно существовали. Разве что на чемпионатах России как-то выступал.

И тут бах – не могу бегать за рубежом. А я очень люблю ездить по стартам, сам оплачивал дорогу, участие. В этом смысле для меня плохиши как ИААФ, так и ВФЛА. К обеим организациям есть большие вопросы.

– Сейчас вы в пуле тестирования?

– Да. Надеюсь, получу нейтральный статус – и так получиться выбраться.

– Представим, что ВФЛА восстановили в правах. Как вам попасть на Олимпиаду?

– Есть два способа. Первый – выполнить норматив (2:11.30). Второй – по мировому рейтингу. Последнее проще, поскольку от одной страны может быть не больше трех участников. А если в общем рейтинге я 500-й, то передо мной примерно 400 кенийцев. То есть я уже сотый. В общем, по сути, мне нужно будет быть в тройке на России.

Я талант? В детстве меня обгоняли толпами

– Многие думают, что, если в детстве не занимались спортом – поезд ушел. Вы же бегать начали только в универе?

– Да, в 18 лет. Где-то это действительно поздно, но бег и другие циклические виды хороши тем, что можно начать даже в 30. Понятно, что будет сложнее, но, если есть база или предрасположенность – все реально.

– У вас была база?

– Нет, но 18 лет для бега – это рано.

– Ха, многие мои знакомые легкоатлеты к этому возрасту уже закончили.

– Тоже видел такие примеры. Некоторые приходили в универ, будучи КМС или даже Мастерами спорта. Я только начинал развиваться, а они уже заканчивали. Видимо, настолько их в детстве задолбали этими тренировками.

Многие говорят, что мне просто повезло – и я талантлив. А другим не дано.

– Это не так?

– Предрасположенность у меня, безусловно, есть. Но я часто вспоминаю, как в деревне, в которой рос, меня на районных соревнованиях обыгрывали просто толпы мальчишек. В спринте проигрывал девочкам. И все они тоже даже не занимались. Так кто из нас талант?

У нас уйма способных людей. Но одного этого недостаточно, чтобы достичь результатов. Кто-то только в 30 начинает – и в итоге достигает серьезных вершин. Бег в этом смысле демократичен. Выносливость начинает проявляться в старшем возрасте и это для нас большой плюс.

– У вас быстро шел прогресс?

– К третьему курсу подобрался к КМС. Потом перешел к другому тренеру, первый раз поехал на сборы – еще добавил. А фанатеть от бега начал сразу.

Прожить в Кении

– Был период, когда вы на месяц гоняли в Кению. Самое запоминающееся там?

– Первые дни. Я ехал, не зная куда и к кому. На одном из стартов познакомились с кенийцем, он пригласил в гости. Ну, я и поехал.

В итоге они встретили меня в аэропорту. Едем. Я понимаю, что совсем их не знаю и они спокойно могут обокрасть меня и бросить. Добрались по ужасной дороге до какой-то деревни, там даже улиц нет. Если было бы нужно, я бы просто никому не смог объяснить, что это за место и как туда попасть. Даже жена толком не знала, где я нахожусь.

Так вот, едем в деревню, забрать сына водителя. Машина перегрелась, глохла, в итоге полетел двигатель. В тот момент запереживал еще больше, не знал, могу ли им доверять. К ночи только добрались, нас дотолкали. Мне сразу же принесли свежее молоко, какую-то еду. И жена моего приятеля сказала: «Такой вот у тебя первый день в Кении. Но не волнуйся, с нами ты в безопасности». Эти слова запомнились на всю жизнь. Они действительно оказались очень радушными и позитивными ребятами. Просто шикарный месяц был.

– Они реально тренируются больше, чем в России?

– Мы считаем, что кенийцы – избранный для бега народ. Но если приглядеться, топы – это лишь верхушка айсберга. Там тренируется огромное количество людей, а быстро бежит малая часть. Остальные либо травмируются, либо не вывозят, либо просто не могут. Понятно, что там и высота хорошая, и другие благоприятствующие факторы, но главное, на мой взгляд, массовость. И они реально пашут. Если бы в России регулярно бегали 2 миллиона человек, и у нас бы много ребят показывали быстрые секунды.

Не верю, что россиянин выиграет олимпийский марафон

– Если кто-то, вдохновившись вашей историей, захочет начать бегать, с чего начать?

– Правило трех «П»: постепенно, последовательно и постоянно. Даже если получается бегать только раз в неделю, бегай каждую неделю. Еще важный момент – не перебрать. Если до 30 лет не занимался, то даже быстрая ходьба будет нагрузкой. Не нужно бояться начинать с этого. Прокачается сердце, можно переходить на трусцу. А потом лучше найти тренера. И обязательно регулярно обследоваться.

– Сейчас вокруг бега много маркетинга. Витамины, кроссовки за 20 тысяч. Можно ли в самых простых кроссах подготовиться к полумарафону?

– А тут все индивидуально. У кого-то даже в самых дорогих кроссовках ноги будут болеть, а кто-то и в тапках пробежит. Совсем дешевую обувь я бы не советовал. За 5 тысяч вполне можно купить нормальную.

Некоторые, кстати, покупают красивые костюмы, чтобы потом в них бегать. Такую мотивацию я тоже одобряю. Почему нет?

– Что может отпугнуть потенциального марафонца?

– У 95 процентов начинающих бегунов начнут болеть ноги. Этого не нужно бояться. Все через это проходят, нужно закачивать колени, мелкие мышцы, где-то перетерпеть, где-то взять паузу. И все будет.

– Что случится раньше: беговой бум по всей стране или олимпийский марафон выиграет россиянин?

– Однозначно, первое. Не верю, что россиянин выиграет Олимпиаду. Чтобы это случилось, мне все-таки придется бросать работу (улыбается).

Блиц

– На ЕГЭ вы набрали 96 баллов по физике. Эти знания в жизни хоть раз пригодились?

– Пригодилась математическая база. Сама физика – практически нет.

– Правда, что знаете турецкий язык?

– Да.

– Любимая фраза?

– Есть очень длинная, которая переводится примерно как: «Из тех ли вы людей, которые что-то там делали в Чехословакии»? Но сейчас я уже вряд ли это выговорю.

– Фраза на татарском?

– (Произносит что-то на созвучном французскому.) Хорошие слова, кто знает, тот поймет.

– Самое невкусное, что пробовали в Кении?

– Аррорут. Не знаю, как это переводится. Какой-то безвкусный корень. Просто ужасно! Мне сказали, что, если хочу стать чемпионом, нужно съесть. Давясь, съел. А они считают это самым вкусным из всего, что есть в Кении.

Угали мне тоже не понравились.

– Миллиард долларов или марафон из двух часов?

– Миллиард долларов. Тогда смогу спокойно готовиться к такому марафону.

– Какие у вас были самые большие призовые?

– Порядка 100-150 тысяч рублей. Я упустил возможность выиграть 500 тысяч рублей в прошлом году в Перми. Проиграл на марафоне одну секунду. За второе место давали уже 100 тысяч…

– За сколько пробежите 100 м?

– Думаю, 12,5. Если поработаю над скоростью, возможно, с колодок смогу выбежать из 12.

– Болт или Кипчоге?

Болт живой, а мне такие нравятся. Кипчоге более солидный и правильный, и это мне тоже нравится. Поэтому я бы взял смесь. Как шоумен – Болт, как человек и спортсмен – Кипчоге.

– Болт с Кипчоге или Стивен Хокинг?

– Всегда ставлю выше научные достижения, именно они позволяют нам жить хорошо. Поэтому – Хокинг.

– Правда, что ни разу в жизни не пробовали алкоголь?

– Да.

– Вам предлагали допинг?

– Нет. Как-то это все обходит меня стороной.

Год основания Габишево (села неподалеку от Казани, где родился и рос Ядгаров. – Прим. «СЭ»)?

– Где-то 1980-й. (На самом деле, 1979-й. – Прим. «СЭ»).

– Оказавшись перед Родченковым, что вы ему скажете?

– Блин, у него столько всего интересного можно узнать. Я бы спросил, каких результатов можно добиться без допинга. Потому что сейчас бытует мнение, что топовые атлеты пользуются препаратами и главных звезд прикрывают. Побеседовал бы с ним на эту тему.​