Наталья Марьянчик, газета «Спорт-экспресс»
Глеб Ретивых поддержал челлендж норвежских лыжников, которые после досрочного завершения сезона стали преодолевать рекордно длинные дистанции

В Норвегии пока еще не ввели тотальный карантин, плюс лежит снег, а потому местные лыжники имеют возможность тренироваться. В отсутствие официальных соревнований они, похоже, совсем заскучали, и объявили «войну километров». Ханс-Кристер Холунд пробежал 204 километра за 11 часов. Вскоре его рекорд побили Жоар Теле и известный марафонец Андерс Окланд — 320 км за 17 часов и 50 минут. Затем Теле вместе с братьями Андерсом и Йоргеном Оклендами преодолели 516 километров за 31 час. А Эйрик Асдол совершил лыжное путешествие протяженностью 376 километров всего за 19 часов.

В России вызов норвежцев первым подхватил Александр Большунов. Похоже, на Хрустальном глобусе он не успокоился, и на сборе в Малиновке проехал 134 км за шесть с половиной часов.

Но если от Большунова подобных подвигов еще можно ожидать — в длинных гонках он всегда был супер-хорош, то «сотка» от спринтера Глеба Ретивых — это сильно. Ведь гонки на чемпионатах мира и Олимпиадах не проводятся на дистанциях свыше 50 км, а Ретивых вообще выступает на трассах длиной максимум два с небольшим километра.

С 85-го километра и до конца было больно

— Я вышел на «сотку» не ради норвежского челленджа, просто хотел испытать себя в конце сезона, — сказал Ретивых в интервью «СЭ». — Соревнований нет, все сидят дома на карантине, а у меня в Чайковском рядом с домом есть прекрасная река Кама. Я давно задумал попробовать проехать «сотку», но ждал подходящей погоды. На самом деле, ничего прикольного и приятного в этом нет. Кто бегал марафоны, меня поймет.

— Все было очень жестко?

— До этого я бегал максимум 70 км на соревнованиях. И понял, что 70 и 100 — это огромная разница. Где-то с километра 85-го и до конца стало очень больно. Нужно было отодвинуть этот барьер и дотерпеть. Думаю, ощущения примерно такие, как в обычном марафоне после 35-го километра.

— Почему вы решили бежать коньковым стилем? Обычно длинные дистанции экономичней преодолевать классикой.

— Это же река, поэтому трассу как таковую там не готовят. Тяжело было еще и потому, что вся дистанция — сплошная равнина, без единого спуска. То есть работать нужно постоянно. Где-то километра после 70-го я понял, что суставы сводит от напряжения. Тут мне помогло, что рядом был друг — мой земляк Андрей Арасланов, который ранее даже в соревнованиях на 100 км участвовал и имеет опыт таких дистанций. Вдвоем по-любому веселее.

— Какое питание вы с собой брали?

— Решил отказаться от батончиков и гелей, так что все было по-простому: бутерброды, бананы, сладкие коржики и вафли. Плюс где-то три литра изотоника. Все нес с собой в рюкзаке.

— По времени вы собой довольны? Ставили какие-то цели?

— Рассчитывал за то же время проехать больше, где-то 120 или 150 км. Но когда мы проехали около 60 км, я понял, что солнце подтапливает лыжню и скорость резко падает. Если туда мы по льду ехали с темпом 20 км в час, то обратно — 40 км проехали за два часа 44 минуты. Уже была вода, отсюда и разница в целых двадцать километров.

— Как быстро пришли в себя после такого сверхмарафона?

— Думал, все будет гораздо хуже. Наутро встал — а ничего не болит, все нормально. Видимо, к концу сезона я начал набирать форму.

Резцову не поддерживаю, о здоровье надо заботиться

— Как проходит ваш карантин? Тренироваться пока получается?

— Все комплексы закрыты, так что я катаюсь либо по Каме, либо в лесу. Больше практически никуда не выхожу, если только иногда в магазин.

— Это тяжело дается?

— Конечно, у всех, включая меня, были грандиозные планы на эту весну. Отпуск, все дела… Но ничего не поделать, надо смириться и пережить это время. Главное, чтобы у всех было все хорошо, а планы подождут.

— То есть вы не поддерживаете Анфису Резцову, которая во время карантина ходит по гостям и не осуждает жаривших шашлыки?

— Нет, я считаю, что о здоровье надо заботиться. Сам знаю людей, которые приехали из-за границы, через какое-то время неважно себя почувствовали, сдали тесты и они оказались положительными. Я сам, когда приехал, больше недели сидел дома и никуда не выходил. И только когда понял, что прошло время и я хорошо себя чувствую, зашел к маме.

— Как поживает ваш бизнес, связанный с брендом одежды, в условиях тотальных запретов?

— Я создал свой бренд для благотворительных целей, а не для заработка. Для меня это не бизнес, а способ найти ресурсы, чтобы помочь детям. Рад, что по итогам нашего первого года удалось собрать хорошую сумму и передать ее детским спортивным школам. Понятно, что сейчас вообще для любого бизнеса — сложные времена. Посмотрим, как будет в этом году и чем я смогу помочь. Оптимизма не теряю.

Буду и дальше готовиться с Крамером

— Вы довольны прошедшим сезоном? Звание лучшего чистого спринтера сборной — точно ваше.

— Я недоволен. Только однажды был на подиуме в командном спринте, а так много раз заезжал пятым-шестым. Как минимум, я был в финале, но каждый старт давался очень тяжело. Не было таких ощущений, как в прошлом году, когда я понимал свой организм и знал, на что я способен. Скорее всего, это связано с тем, что летом мы с Маркусом (Крамером, тренер Ретивых. — Прим. «СЭ») поменяли план и прибавили объемов.

— Седьмое место в спринтерском зачете Кубка мира — это плохо?

— Я занимаю седьмое место уже третий год подряд, так что радости мало. В этом году после «Тур де Ски» шел третьим, но по ряду обстоятельств у нас выпал из тренировок почти целый месяц. Когда была возможность готовиться к шведскому туру и окончанию сезона, у нас не получилось это сделать. Не хочу лишний раз углубляться в эту тему, о ней и без меня немало сказали. Визы и все такое… В принципе, я еще рассчитывал улучшить свои позиции и на канадском Туре. Там в тренировках чувствовал себя очень хорошо, и думаю, шансы были бы. Но — вмешался коронавирус…

— К следующему сезону вы тоже планируете готовиться в группе Крамера?

— Конечно. Маркус не раз говорил, что хочет отработать с нами олимпийский цикл, и я остаюсь с ним. Дай бог, когда пройдет пандемия и мы вернемся к нормальной жизни, мы спокойно поговорим, сделаем выводы и составим план подготовки к чемпионату мира и Олимпийским играм. Этот сезон был проходящим, мы поэкспериментировали, что-то не получилось. Но все нормально, готовимся дальше!

Глеб Ретивых

Родился 30 декабря 1991 года в Чайковском.

Тренер — Маркус Крамер.

Бронзовый призер чемпионата мира в личном спринте и серебряный призер в командном спринте (2019). Призер этапов Кубка мира. Многократный чемпион России.

P.S. Длинные дистанции и испытания, как магнитом притягивают и триатлетов. Последней гонкой в России на старте начала карантина коронавируса был лыжный марафон «Лыжня Байкала». Пока все строили барикады на порогах своих квартир 10 членов нашей федерации и один красноярский лыжник мчались по льду Байкала. Фамилии называть не буду по понятным соображениям. Но поездка удалась по всем статьям. Восемь призеров. В.М.