В 1991 году мировой рекорд по марафону составлял 2:06:50 (Belayneh Dinsamo, Роттердам, 17 апреля 1988 года).

Тогда я опубликовал статью в Журнале прикладной физиологии, в котором предсказал, что «гипотетический лучший бегун» может пробежать дистанцию марафона за 1:57:58. Многие люди крутили у виска.

Элиудом Кипчоге накануне пробежал 42.195м за 2:00:25, его скорость составила 4: 35 миль в час — темп гораздо медленный, чем прогнозировали многие эксперты. В следующем испытании скорости на марафоне Кипчиоге или кто-то еще должен бежать на одну секунду быстрее. Это не трудно представить.

Впечатляющий научный эксперимент Nike: это использование Nike 30 и первоклассных пейсеров для оказания помощи трём ключевым бегунам. Этот забег не будет называться новым «мировым рекордом». Тем не менее, трек в Монце был полным — 42 км 195м, без спуска вниз и без попутного ветра. В Соединенных Штатах и во всем мире проводятся марафонские забеги, возможно даже, включая Бостонский и Лондонский марафон, каждый из которых является линейным и с общим уклоном вниз.

А как насчет суб-4 за милю? Некоторые критики отмечают, что мы живем в совершенно иной период и, возможно, «менее чистый», чем в мае 1954 года, когда Роджер Баннистер впервые прорвался через 4-минутный мильный барьер. Но есть больше сходств между усилиями Баннистера и Кипчоге, чем кажется. Во-первых, трек Оксфорда был недавно отремонтирован как и в начале 1950-х годов. Во-вторых, соперниками Баннистеру были две самые большие звезды середины его эры, Крис Чатавей и Крис Брашир. Без их помощи у него было бы гораздо большее время, а не 3:59.4.
В-третьих, Баннистер тренировал Франц Стампл, возможно, самый продвинутый тренер начала 1950-х годов.
В-четвертых, как и члены спортивно-научной команды Nike, сам Баннистер был медицинским исследователем, который интересовался человеческой деятельностью. Он учился у оксфордского физиолога Дэна Каннингема, получив много знаний о человеческих пределах. Кипчоге не бежал один, но и Баннистер тоже. На него работала целая команда.

Любой, кто наблюдал за тем, как команда Кипчоге сплачивается вокруг него и помогает на последних нескольких кругах, не задумывался над объёмами многомиллионного производства. Это больше походило на бегущих возбужденных старшеклассников.

Брэд Уилкинс, ведущий научный сотрудник Nike в проекте Breaking2, работал со мной, прежде чем переехать в Nike, и я немного посоветовался с ним. Поэтому вы можете называть меня предвзятым. Но, без сомнений, Nike рискнула, организовав это мероприятие так шустро и публично. Это было «живым» ради всего святого, мы могли бы стать свидетелями любых других результатов, которые были бы огромным провалом для Nike.

Вместо этого мы увидели захватывающую атлетическую попытку, которая оказалась действительно, очень близка к достижению цели. Я даю Nike 5 баллов за риск.

Как Кипчоге бежал так быстро? Мы не знаем. Это могли быть кроссовки, ровное дорожное покрытие, обтягивающая одежда, спортивное питание, деньги (!!?) Или блеск его мозговых и / или мышечных волокон. Невозможно разобрать, как различные элементы объединяются, чтобы произвести 2:00:25. Ученые Nike собрали много впечатляющих данных и могут поделиться ими с нами. Я полагаю, что, во-первых, если бы температура во время марафона была на 5 градусов по Фаренгейту другой, «Кипчи» мог бы пересечь финишную ленту в 1: 59: XX.

В моей статье 1991 года, предсказывающей 1: 57: 58, я использовал следующий подход. Физиологи считают, что успех марафона зависит от трех ключевых переменных: vo2 max, порога лактата и экономики бега. Поэтому я сделал поиск исследований самого высокого качества, которые определили ту или иную из этих мер у бегунов. Тогда я сказал: «Давай сравним наивысшие оценки в одном человеке». (Они могут быть чем-то друг без друга, но никто не знает этого наверняка.) Что, если бы мы обнаружили идеального марафонца? Когда он может пробежать 26,2 мили?

Теперь мы знаем, что Элиуд Кипчоге не совсем тот, кто бегает трусцой по соседству. Он пробежал 3: 50.40 за милю, 12: 46.53 5000 метров, а теперь 2:00:25 «выставочный» марафон. Ни один другой бегун не может соответствовать этому диапазону. Однако это не делает его окончательным. Например, Zersenay Tadese имеет мировой рекорд в полумарафоне и обладает самым высоким показателем эффективности бега, есть много невероятных талантов, которые ждут, когда их откроют, и один из них преодолеет марафон за 1:59.

Поставьте «правильных» спортсменов на правильный курс в правильных условиях с правильной мотивацией, и большой прорыв случится. Успех Breaking2 может вызвать новые усилия. Вот моя надежда на будущее: я бы хотел, чтобы кто-то проводил годовую или каждые два года рекордную гонку в быстром курсе с оптимальной погодой.

Забег должно включать от 30 до 50 приглашенных бегунов, и гонка должна стимулировать бегунов работать вместе в течение очень быстрого времени за 20 миль. После этого пусть победит лучший бегун. Я не могу дождаться, когда увижу это.

Майкл Джойнер, доктор медицинских наук, эксперт в области человеческой эффективности в клинике Майо.

Перевод:Алексей Пшеничников