Юлия Захаренко

Если кому-то интересно знать историю тех, кто пролетает трассу в 100 километров не за 3 часа, как именитые спортсмены, а честно потея и старательно педалируя за 7, то читайте мой отчет, ибо приключение получилось занимательное и, на мой взгляд, достойное чтобы о нем написали.

06.05.2015 года — я еще долго буду вспоминать этот день. В компании двоих приятелей (Татьяны Соловьевой и Игоря Славкина) мы приехали в Емельяново и тут же у меня случился шок. Во-первых — внешний вид участников: фирменные одежды, мегалитические тела, и конечно же велосипеды — большинство велосипедов я видела в журналах о велоспорте. В общем, я влюбилась во всю толпу сразу. Со своим велосипедом, стареньким и видавшим виды Weeler 09, я чувствовала себя не просто аутсайдером, а мальчишкой с деревни, приехавшем на советском «Салюте» побеждать этих Атлантов. Но обратного пути уже не было. Я настроилась поехать, а значит, поеду.

Окидывая взглядом толпу, находила знакомые лица: тут и мужчина с котом на плечах, известный всему городу, и парень в черном с респиратором на лице, которого часто встречаю на острове Татышев и который, непременно, напоминает мне Дарта Вейдера. И даже встретила друга по студенчеству Сережу, который, так же как и я, прибывал в шоковом состоянии от предстоящей гонки. И вот, пока мы с ним болтали, прогремел выстрел, а значит — СТАРТ.

«Началось. Я ринулась крутить педали, но обратила внимание, как большинство моих соседей пошатывает из стороны в сторону. Думаю про себя — надо быть аккуратней. Набрав хорошую скорость на первом спуске в нескольких метрах от старта, я вижу впереди себя завал, мчу прямо на него. ЧТО ДЕЛАТЬ?? начинаю тормозить и, какие-то странные инстинкты помогают мне объехать эту кучу и ехать дальше. Думаю про себя: «какая хорошая у меня скорость». Оказалось, что нет. Поднимаю глаза и опять шок — я проехала только 500 метров, а далеко в гору уже поднимается бесконечная вереница велосипедистов. Не беда, думаю я, — справлюсь. Едем с Таней бок о бок. Я давлю на педали со всей силы, а велосипед все никак не желает набирать скорость (а когда надо было подниматься в гору, так он вообще отказывался ехать, приходилось приподниматься с сиденья, переносить весь вес вперед и педалировать, что есть силы). Пробовала поставить скорость поменьше — вообще ехать перестает. Было смешно со стороны наблюдать как я пыжусь, давя на педали поднимаясь в гору, в тот момент, когда женщина в возрасте, не напрягаясь, крутит педали, при этом успевая кушать банан, обгоняет меня. Ухмыляюсь и с пущим рвением давлю на педали. В общем, что не гора, так мучение.

Зато спуски спасали меня. Большинство спусков я проходила на оборотах, крутя педали и обгоняя тех, кто обогнал меня на подъеме. Конкуренты у меня были забавные. Эдакие экстремалы решившие проверить себя. Особенно мне запомнился парень на скрипящем и дребезжащем велосипеде, скрип которого было слышно задолго до того, как он ко мне приближался.

На десятом километре я почувствовала, как сиденье начало стремительно опускаться. Пришлось останавливаться и закреплять его как следует. Подруга тоже остановилась, чтобы отрегулировать сиденье.

Мы ехали вместе и время от времени видели, как парни, которые «улетели» далеко вперед на старте, стояли бортировали колеса (только не это — думала я). Через несколько минут эти парни обгоняли нас с небывалой скоростью, я кричала им в след и желала удачи. Многие, обгоняя меня, спрашивали как самочувствие, как настроение и тому подобное. Было приятно. Казалось асфальт бесконечно долгий. Я уже ждала грунтовой дороги, а она все никак не начиналась. Не потому что мне скорей хотелось поехать по гравию, а потому что так финиш становился ближе. И вот, наконец, поворот. Регулировщики и ребята в судейских куртках приветливо улыбались и записывали номера. Мой номер 284 (к слову, я его до сих пор не сняла с велосипеда и планирую еще покататься с ним, в память об этой гонке). Примерно на 35 километре меня обогнала девушка со словами: «Девушка, вы бы подкачали колесо заднее, поехали бы быстрей, а то посмотрите, совсем приспущено». Говорю: «Спасибо», и думаю: «наверное, она права».

«Останавливаюсь около подъема, в который многие заводили велосипеды пешком. Достаю насос, но вместо того, чтобы подкачать мне колесо, он спускает его «напрочь». Насос неисправен. Держу себя в руках, а в голове номер телефона Ларисы Эдуардовны. «Но нет — я так просто не сдамся!». Меня настигает один велосипедист — насоса нет, второй — тоже нет. «Вы серьезно?? ладно мой сломан, но вы-то куда ехали?». Смотрю по сторонам, впереди, в метрах в двухстах, в стороне от дороги, стоит велосипедист и что-то ремонтирует, я бегу к нему — это девушка. Красивая и хрупкая — с Хорьком-талисманом за плечами. У нее есть насос. Мы общими силами кое-как накачиваем мне колесо. И через пять минут я уже поднимаюсь в гору».

Путь по лесу мне показался весьма интересным. Было очень красиво. Я даже умудрялась обгонять других велосипедистов, беря пример с обгонявших меня, спрашивала про настроение и самочувствие. Чтобы ехать в одиночестве не было совсем тоскливо я, порой пела себе под нос песенки, что-то вроде этой: «Я буду долго гнать велосипед….. Бля щас сдохну…. нарву цветов….. вот прямо сейчас….и подарю букет……Что, опять гора???? Той девушке, которую…. Игорь ненавижу тебя за то, что записал меня в это отличное приключение…….».

Когда проезжала отметку в 50 км — я выпрямила спину, раскинула руки в стороны и не сдержала крик, это было совершенно невнятное слово близкое к УФАХАХА!

Тут же я вспомнила про еду. Точнее, есть не хотелось совсем. Но мне рассказывали про чудодейственный свойства энергетических батончиков и гелей, так что, я решила — надо пробовать.

«Достала гель в желтой упаковке. И сделала глоток — он отвратителен. Перегрелся на солнце, по консистенции как чужие слюни, еще и бананом отдает, выпила весь. Хорошо, что в гидре изотоник со вкусом, перебивающим все остальные. Сил вроде прибавилось».

По полю мне нравилось ехать еще больше чем по лесу, я уже понимала, что пилотон вероятнее всего финишировал, а я, посматривая на время, думала — ну в 6 часов должна уложиться. Силы еще были. Солнце припекало неимоверно. Я поняла для себя, что ехать в очках с диоптриями было большой ошибкой, нужно было одевать линзы и солнечные очки — не иначе! Меня слепило (да и до сих пор ощущение, что песок в глазах). Когда ехала по полю обогнала многих отстающих. Видела, как люди сходили с трассы с пробитыми колесами. По сути, мы остались с девушкой (Ольгой, как знаю я теперь), которая помогала мне с колесом, вдвоем, по переменке обгоняя друг друга. И вот я вырвалась вперед. Проехав Борск выехала на развилку. Поехать прямо по трассе или свернуть направо в поле где натянута лента? Я засомневалась, ведь до этого на поворатах стояли улыбчивые дяди и безошибочно говорили куда ехать (даже в тот момент, когда по всем ощущениям мне уже пора было ехать прямо на кладбище, они повернули меня направо, а теперь их нет). Я посмотрела вперед — никого, назад — только Ольга. Не знаю почему, но я принимаю решение ехать прямо. Ура! Асфальт! Еду наслаждаюсь дорогой. Время от времени поворачиваюсь назад и вижу, как Ольга едет следом. На пути возникает большая развилка через трассу (скорее всего федеральную) и через некоторое время я вижу вывеску МЕНДЕРЛА. Продолжаю ехать вперед, но сомнения о правильности выбранного пути подкрадываются все ближе и ближе. Вспоминаю карту маршрута. Но, чтобы там была Мендерла — не помню, а ведь населенный пункт немаленький, его не могли пропустить. Останавливаюсь в центре Миндерлы и жду Ольгу.

Оля подъезжает, и мы начинаем рассуждать, что делать. У нее на телефоне пропала связь, у меня есть. Мы дозваниваемся до Ларисы Эдуардовны и спрашиваем про Миндерлу — она не в курсе. Обещает нам скинуть номер, знающего трассу, человека. Мы ждем. В тот момент мы и познакомились с Олей. Я перекусила энергетическим батончиком (на этот раз вкус его был приятным), перелила из бутылки в гидру воду. И вот нам скинули номер телефона. Звоним, спрашиваем, а на том конце: «Скажите, как вы там вообще оказались? Вам ведь в поле повернуть надо было, а не прямо ехать, там ведь лента была — указатель!». Упс. Ну, как говориться: «Для бешенной собаки 100 километров не круг», так и нам. «Ничего страшного — мы вернемся на развилку», — отвечаем мы, и стартуем в обратном направлении.

Едем по трассе: «1», «2», «3», «4», «5…» — мое нутро мне напоминает, что именно сейчас я мотаю лишние километры, и трачу и без того израсходованные силы, но почему-то улыбаюсь. И думаю о том, что впервые в жизни буду в тему использовать фразу — «Ехала через Мендерлу». Оля обогнала меня и что я вижу? При подъезде к Борску она сворачивает направо. «Оля! Нет! Нам чуть дальше и налево! В поле!». Она меня не слышит. Я машу руками — она меня не видит. У меня велосипед хуже, да и сил, наверное, меньше, и я понимаю, что не догоню ее. Остановилась на этом повороте. Жду ее. Ее нет. Что же делать? У нее ведь нет связи! Она не местная (из Абакана), а сейчас умру вместо того, чтобы догнать ее и развернуть. В общем, с нечистой совестью я еду прямо, и на повороте в поле встречаю парня.

Парень разговорчивый такой и говорит, что заезжал в Борск в магазин за водой и колой. Ему то и дело звонят по телефону. И он разговаривает! Причем на отвлеченные темы, управляя велосипедом одной рукой. Я угощаю его шоколадным батончиком, он меня минералкой. Рассказываю ему о путешествии в Миндерлу и о том, как я потеряла Ольгу. Он говорит о том, что он вовсе не спортсмен, а музыкант, и что завтра у него концерт… В общем, после встречи с Никитой — путешествие приобрело новые краски. Ехать стало веселей. Доехав до болота, мы спешились и пошли через него пешком. На развилке Никита позвонил организаторам и спросил куда ехать? Прямо или вправо? Орги сказали, что прямо, через три километра, Устюг, а там — асфальт. Они нас вдохновили. Но больше всего меня вдохновил тот факт, что на болоте нас догнала Ольга! Как камень с души упал! Оказывается, она неправильно поняла, где нужно было повернуть направо, зато в Борске она смогла купить воды. Наконец все встало на свои места, и мы дружно рванули вперед.

Доехав до асфальта, мы увидели автобус, ожидающий последних участников, а на повороте в Емельяново меня спросили: «Это вы уехали в Миндерлу?», «Да» — уже со смехом отвечала я.

Вывеска «Емельяново 27» подействовала на нас, как красная тряпка на быка, (забыла сказать, что на болоте я выпила какую-то очередную отвратную на вкус жидкость, обещающую прибавить мне сил, как волшебное зелье в компьютерных играх, вот только жаль, что кончилась вода, и запить было уже нечем). Так вот увидев указатель «Емельяново 27», я собрала все силы в кучу, посмотрела на часы, у меня 1 час 20 мин до контрольного срока в 7 часов. И, решила рвать на все деньги! Правда так я решила до первого подъема. Да и спуски здесь не очень радовали. Дорога разбита. Так что приходилось притормаживать порой вместо того, чтобы набирать обороты для заезда в следующую горку. Отсутствие воды сказывалось. В шланге иногда накапливалась вода — 2-3 сантиметра, но чтобы выпить ее, нужно было нагибаться к самому рулю. Смотрелось это смешно и жалко. Но на этом отрезке мы с Никитой умудрялись еще обгонять велосипедистов, уставших и изможденных не меньше нашего. Последние 5 километров были дьявольскими. Оставалось 10 минут до контрольного срока, а сил не было вовсе. Ног я уже не чувствовала — они жили своей жизнью, спина затекла, пот тек рекой. На последнем километре Никита крикнул — «все, Топи, я не могу!». Да, но я тоже не могу! Я рвала что есть сил, но движения мои были как во сне, когда вроде стараешься изо всех сил, а бежать не можешь, и вот он — последний поворот! А за ним Арка — ФИНИШ! Радости нет придела! УРАААААА!! я это сделала!!!! 7:03 кто-то крикнул мне! Подбежала подруга! Она ждет меня уже полтора часа!! вот монстр!! вода!! медаль!! пепси!! я словно в другом мире! Народ уже разошелся, победители давно награждены!! но не было ничего прекрасней, чем просто финишировать!! Я ЭТО СДЕЛАЛА!! и сделаю еще раз!!

Я безумно благодарна всем организаторам и участникам этой гонки. Спасибо Танюше, которая втянула меня в эту авантюру и Игорю, который морально настроил нас на участие. Свою гонку я посвящаю своему другу по школе Саше, с которым в детстве проколесили немалые километры и подруге Кате, которая когда-то давно сидела на рамке моего старого велосипеда и мы вместе ездили купаться на речку.