8 лет назад Маргарита Хайруллина была перспективной триатлонисткой – победительницей юниорского этапа Кубка Европы.

Но на сборе она почувствовала недомогание, которое вылилось в страшный диагноз – острый лимфобластный лейкоз. Чаще его называют раком крови.

На сайте «74.ru Челябинск онлайн» вышло больше интервью Маргариты. В ее истории много боли, преодоления, добрых людей, а самое главное – счастливый финал.

Конец карьеры в 17 лет. Диагноз поставили в Израиле

Маргарита родилась и выросла в Коркино (там же, где хоккеист Артемий Панарин) – небольшом городе в Челябинской области. В секции плавания, куда ее отдали родители, тренировки проходили 6 раз в неделю – подготовка включала бег и велосипед. Когда тренер предложила Рите триатлон, пошли призовые места на городских и областных соревнованиях, потом – успехи на российском уровне.

В восьмом классе Хайруллина завоевала бронзу на Спартакиаде учащихся – там на нее обратили внимание специалисты; в 15 лет она переехала в подмосковное училище олимпийского резерва.

Летом 2011-го результаты Маргариты внезапно ухудшились. Анализы показывали низкий уровень гемоглобина в крови, но причины не нашли, к тому же после каникул дома девушка вроде бы восстановилась – у нее получился хороший сезон с победой на этапе Кубка Европы.

Но спустя пару месяцев на сборе в Греции ситуация повторилась: Маргарите стало настолько плохо, что ее отправили на обследование в израильскую клинику. Только там ей поставили диагноз – острый лимфобластный лейкоз.

«Острый лейкоз — заболевание крови, вызванное неконтролируемым ростом бластных, то есть незрелых, клеток крови и костного мозга, которые не могут нормально функционировать. У пациентов с острым лейкозом снижено количество зрелых клеток крови всех типов: эритроцитов, тромбоцитов и лейкоцитов.

Частота лейкозов у детей составляет 3,2-4,4 на 100 000. Клинические проявления при лейкозах обусловлены нарушением функции костного мозга и внутренних органов из-за замещения их ткани бластными клетками, не выполняющими нормальных функций. Может быть лихорадка. Анемия проявляется бледностью, вялостью, одышкой. Нейтропения приводит к различным инфекциям, чаще всего длительным и рецидивирующим. Основные проявления тромбоцитопении – спонтанное образование гематом, кровотечения из носа, матки, мест инъекций, десен. Характерны также боли в костях, увеличение лимфоузлов и селезенки.

На диагноз пациенты реагируют по-разному. Основное – это шок в момент сообщения диагноза. Много кто долго отрицает болезнь: «Ну не может же быть у меня рака, у меня все в семье здоровые, я не курю…» и так далее. Конечно, требуется время на осмысление. Затем обычно пациенты настраиваются на лечение», – объяснила Sports.ru резидент Высшей школы онкологии, врач-ординатор, онколог Санкт-Петербургского клинического научно-практического онкологического центра Татьяна Бобровицкая.

Долго и дорого лечилась, перенесла осложнения после химиотерапии

Рита не сразу приняла диагноз, заподозрив ошибку врачей. В Израиле она провела 5 дней, но из-за закончившейся страховки счет получился неподъемным – 500 тысяч рублей. Семье помогли жители родного города – в Коркино объявили сбор средств и за несколько дней рассчитались с клиникой.

На лечение Рита с мамой поехали в московский Федеральный научно-клинический центр имени Рогачева, открытый в 2005 году.

«Помню, я очень по-спортивному отнеслась этой проблеме. Для меня это было: «Ну, значит, так надо, работаем дальше». Сложно сказать, что мне нравилось в больнице, но дикого отчаяния, горя, грусти не было. Все, это факт, лечимся. Были, конечно, моменты, когда я хотела опустить руки, но этого не давали мне сделать близкие, группа поддержки в Коркино, которые постоянно писали, звонили, желали всего хорошего», – вспоминает Рита.

При остром лейкозе необходима незамедлительная химиотерапия в течение месяца. Когда во время недельного перерыва Рита попробовала пробежку, поняла, что со спортом будут проблемы: поднялась температура, начались боли по всему телу.

После химии у Риты выпали волосы, проявились побочные эффекты – лишний вес, перепады настроения.

«Острые лейкозы лечатся с помощью химиотерапии и иногда — трансплантации костного мозга. В случае острого лимфобластного лейкоза дети выздоравливают в 80-90% случаев, однако при Т-клеточном лейкозе (разновидность острого лимфобластного лейкоза) – выживаемость около 50%.

Химиотерапия – довольно тяжелый вид лечения именно при лейкозах. Как правило, самыми частыми осложнениями являются снижение иммунитета, облысение, тошнота и рвота.

Гормональная терапия — один из компонентов лечения лейкозов. В основном это преднизолон и дексаметазон. У детских онкологов даже есть сленговое выражение «преднизолоновые щеки», так как гормонопрепараты вызывают увеличение аппетита и накопление жировой ткани в области лица и верхней части тела (потом это проходит). Длительное применение гормональной терапии иногда приводит к тяжелым инфекциям за счет снижения иммунитета.

Также гормонотерапия вызывает экзогенный синдром Кушинга, может вызывать явления гастрита и язвенной болезни. Частое осложнение гормональной терапии — некрозы костной ткани в области суставов, что приводит к нарушению движений, переломам и может потребовать замены сустава», – рассказала Sports.ru резидент Высшей школы онкологии Анна Елфимова, работающая детским онкологом в НМИЦ ДГОИ им. Рогачева – там, где лечилась Маргарита.

С 18 лет пребывание в клинике для Риты стало платным – на помощь пришел благотворительный фонд Чулпан Хаматовой и Дины Корзун «Подари жизнь». В конце 2012-го он объявил о сборе 4 миллионов на лечение; в Лондоне прошел благотворительный вечер-аукцион, на котором нашлись меценаты. Спустя два года Маргарита побывала на этом вечере.

«Когда Рита вышла на сцену, ей аплодировали за мужество и волю к жизни. А мы вместе с Ритой поблагодарили всех за помощь. Эта история – еще одно доказательство того, что рак можно победить, если рядом люди, готовые прийти на помощь», – рассказывала Дина Корзун.

Хайруллина рассказывает, что смутно помнит пребывание в клинике и все, что происходило с ней до болезни – еще одно из последствий химиотерапии.

Когда у девушки началась ремиссия, появилось новое осложнение из-за гормонотерапии: врачи диагностировали ей некроз (омертвление кости) и рекомендовали передвигаться на костылях минимум три месяца.

Эстафета огня Сочи-2014, учеба и работа тренером
Во время войны с болезнью Рита приняла участие в эстафете олимпийского огня Сочи-2014.

Лечение длилось 2 года – стандартный срок при таком заболевании. Рита окончательно победила болезнь и вернулась к нормальной жизни, но о возвращении в спорт речи не шло.

«После выздоровления физических ограничений как таковых нет. Однако пациенты получают в терапии кардиотоксичные препараты. Поэтому после лечения нужно проверить функции сердца. И по итогу определить рекомендации. Я не сталкивалась лично со случаями возврата в большой спорт, но я предполагаю, что этот вопрос нужно решать вместе с семьей пациента и разными специалистами (реабилитологами, кардиологами, неврологами)», – рассказывает Татьяна Бобровицкая.

В больнице Маргарита попыталась ходить в бассейн – врачи, конечно, были против. Но спорт в ее жизни все равно остался.

Летом 2018-го она окончила факультет журналистики Челябинского госуниверситета и защитила диплом на тему «Специфика метафорики современной спортивной журналистики». Еще в клинике она всерьез увлеклась фотографией, участвовала в выставках, а после выписки объединила фотоувлечение с журналистикой.

Во время учебы Рита подрабатывала тренером по триатлону, а еще устроилась пресс-секретарем в благотворительный фонд «Искорка», в котором осталась после окончания университета волонтером.

Сейчас Рита – тренер по плаванию, мечтает о магистратуре спортивного факультета. И признается – цели вернуться в триатлон нет, потому что в жизни помимо спорта есть много важных вещей.

Фото: instagram.com/margaritq (1,2,3,4,6,7,8); style.rbc.ru/Ирина

Автор
Мария Селенкова www.sports.ru