www.the-challenger.ru

Управляющий партнёр сети ресторанов Correa’s Руслан Раджапов — о том, зачем ему всё это надо: бегать марафоны и быть IRONMAN, увлекаться современным китайским искусством и цитировать Джека Ма.

Кажется, что Раджапов успевает всё — но так только кажется: ему бы хотелось делать еще больше, а бежать ещё быстрее.

— Я стараюсь не размениваться на мелочи. У меня характер ботана. Если я ставлю перед собой цель, то стараюсь изучить вопрос на академическом уровне и найти самое оптимальное решение проблемы.

Спортом я занимаюсь почти всю жизнь. Лет в 7—8 ходил в секцию гимнастики, но в какой-то момент мне показалась, что гимнастика — девчачий вид спорта. Тогда я перешёл в секцию самбо. Я был довольно щуплым мальчиком, меня иногда задирали во дворе более рослые пацаны. Мне даже не пришлось применять свои новые знания, меня больше никто не трогал. Когда начинаешь заниматься боевыми искусствами, меняется твоё мировоззрение, ты источаешь больше уверенности. Тебе не надо доказывать, что ты можешь постоять за себя и защитить другого.

Позже я открыл для себя велосипед, который до сих пор остаётся одним из моих самых любимых видов спорта. Велик — это первый глоток свободы мальчишки, устройство, которое позволяет перемещаться на большие расстояния в рамках разрешённых родителями часов вне дома.

Я занимался теннисом, виндсёрфингом, яхтингом, боксом. Причём если я занимался каким-то видом спорта, то занимался только им. Например два года только боксировал. В каждом из этих видов спорта я пытался дойти до определённого уровня мастерства. А потом переключался на другой.

Руслан Раджапов: я зависим от эмоций, адреналина, драйва
Не то чтобы мне становилось скучно заниматься определённым видом спорта после того, как я достигал в нём уровня выше среднего, нет. Тут я солидарен с Джеком Ма. В одном своём выступлении он сказал очень мудрую вещь: от двадцати до тридцати лет надо делать всё, что хочется, потому что не будет никаких последствий, можно заниматься всем, к чему лежит душа. Затем ты должен определиться, что же получается у тебя лучше всего, ты должен начать оттачивать своё мастерство. От сорока до пятидесяти надо делать только то, в чём ты хорош, в чём ты лучше всех: уже нет времени размениваться по мелочам. А я как раз нахожусь в этом возрасте. И занимаюсь триатлоном.

Моя жизнь не ограничивается только спортом: я — серийный предприниматель, управляю большой сетью ресторанов в Москве, наслаждаюсь жизнью с двумя замечательными сыновьями, готовлю, фотографирую, слежу за тенденциями в современном китайском искусстве, изучаю иностранные языки, путешествую. И на все вопросы о том, как я всё успеваю, я всегда отвечаю, что на самом деле успеваю далеко не всё.

Я верю в такую закономерность: если человек успешен в бизнесе, то он и в спорте будет показывать неплохие результаты. Я стараюсь не тратить силы и время на маленькие старты. Есть два типа стартов, в которых я участвую: старты класса А и все остальные старты, куда я прихожу поддержать своих друзей и знакомых. К первым я готовлюсь год и беру два-три таких старта в сезоне. Между ними — восстановительные периоды.

Руслан Раджапов: я зависим от эмоций, адреналина, драйва
Каждый из этих стартов для меня как маленькая жизнь. Нет идеальных стартов, как нет и идеальных жизней. Старт никогда не бывает удачным на 100%. К нему нужно относиться так же, как и к тем годам, что отмечены у тебя в паспорте — с благоговением и благодарностью.

На каждом моём старте всегда что-то происходит, что-то незапланированное. Самое ужасное — неполадки с техникой (велосипед, плавательное оборудование, кроссовки). Но существует ещё масса вещей, которые влияют на твой результат: погода (жара, дождь, ветер, холод), рельеф трассы, психологическая подготовка, травмы. Способность не сойти с дистанции и преодолеть все возникающие сложности, в том числе и такие — это для меня и есть победа. Но я слукавлю, если скажу, что этого достаточно. Нет, недостаточно. Любой спортсмен хочет обогнать соперника, обновить свой личный рекорд, встать на пьедестал.

Я стараюсь делать один IRONMAN в год, два полуайронмена, один марафон и ещё какой-нибудь красивый старт. Я стараюсь не бегать одни и те же дистанции дважды — чтобы больше путешествовать. У меня нет задачи поставить рекорд на той или иной трассе. Мой лучший результат на IRONMAN — 10:33. Это было в 2012 году, тогда я стал вторым по России в своей возрастной категории.

В прошлом году я бежал мельбурнский IRONMAN, и сравнивать два этих старта просто невозможно. Там мне очень «повезло», была очень сильная волна, и мы не могли 10 минут выплыть с пляжа. Проплыть четыре километра в довольно холодной воде в принципе тяжело, а тут ещё такая сильная волна. На велоэтапе дул рваный ветер с океана.

Руслан Раджапов: я зависим от эмоций, адреналина, драйва
Тренировки — это интегрированная часть рутины. Тренироваться и заниматься спортом для меня — то же самое, что почистить зубы. Я занимаюсь почти каждый день без исключения, но с разной интенсивностью. Я ориентируюсь на свой самый важный старт в году и начинаю вести обратный отсчёт. Подготовку к IRONMAN начинаю за шесть месяцев.

Моя программа состоит из четырёхнедельных мезоциклов, в течение которых я постепенно наращиваю интенсивность и одну неделю отдыхаю. Но только отдыхаю — не значит, что я лежу на диване с бутылкой пива в руке. Просто интенсивность и длительность моих тренировок сокращается. Я делаю больше упражнений на растяжку, занимаюсь на велосипеде или беговой дорожке. Дохожу до пика тренировочного процесса и затем снижаю нагрузки перед стартом, чтобы подойти к нему в пиковой физической и эмоциональной форме.

То, как ты себя чувствуешь в эмоциональном плане, очень важно. Главное — определить для себя чёткую мотивацию, ответить себе на вопрос, зачем ты это делаешь, чего ждёшь от этого старта.

Ещё один важный момент в преддверии старта: ты должен знать, что тебе будет больно, действительно больно, причём длительный промежуток времени. Тебе нужно уважать эту боль, знать, что она придёт, и уметь с ней справиться.

Руслан Раджапов: я зависим от эмоций, адреналина, драйва
На мой взгляд, при подготовке к старту обязательно обращаться за помощью к профессионалам. Тренеров разных очень много, но далеко не все они толковые. Со мной работают несколько специалистов, которых я очень уважаю. Я считаю, что хороший тренер — это тот, кто чётко осознаёт твою задачу и может решить твою проблему, какая бы она не была. Он не будет пытаться тебя сломать и подстроить под свой лад.

Существует два типа тренеров: первые дают тебе технику — в этом вопросе без них не обойтись. Можно снимать себя на видео и затем анализировать свои движения, но если ты не профессионал, то не поймёшь, всё ли делаешь правильно. Тут же много нюансов. Вот в плавании — правильный ли был захват воды или наклон руки.

Другие тренеры более общие: они формируют твою программу в зависимости от твоих жизненных обстоятельств. Мы не профессиональные спортсмены и не зарабатываем на этом, скорее тратим. Поэтому нужно чётко понимать разницу между теми, для кого это способ заработка, и теми, для кого это очень многое, но не самое главное в жизни.

Руслан Раджапов: я зависим от эмоций, адреналина, драйва
Триатлон считается недешёвым видом спорта. Есть определённый минимум денежных средств, которым ты должен обладать для того, чтобы начать тренироваться, купить экипировку и иметь возможность путешествовать к месту соревнований, поскольку все красивые и знаковые старты по триатлону происходят за пределами нашей родины. Но наличие этого минимума не делает тебя хорошим атлетом. Результаты придут только тогда, когда ты инвестируешь в первую очередь своё время, а время для деловых людей — это самое дорогое, что у них есть.

В триатлоне всегда есть к чему стремиться. В мире марафонов существуют свои мейджоры. Их шесть — Бостон, Чикаго, Нью-Йорк, Лондон, Берлин и Токио. Считается очень престижным пробежать хотя бы несколько, а все шесть — просто верх мастерства. Причём пробежать не потому, что ты оплатил членский взнос, а потому, что ты квалифицировался. То же самое и в мире триатлона. Для того чтобы попасть на чемпионаты Европы и мира, нужно финишировать в пятёрке лучших в своей возрастной и гендерной группе на региональном чемпионате.

Можно сказать, что в триатлоне я новичок, серьёзно и фундаментально заниматься этим видом спорта я начал только в 2010 году. Последнее время много успешных бизнесменов выбирают именно триатлон. У каждого на это свои причины, своя история, но предполагаю, что триатлон действительно становится очень модным видом спорта.

Руслан Раджапов: я зависим от эмоций, адреналина, драйва
Старты, которые мы преодолеваем, действительно страшные. Проехать, проплыть и пробежать более 200 километров без остановки сможет далеко не каждый. Многие идут на это в поисках адреналина, кто-то из тщеславия. Не скрою, мне тоже нравится рассказывать о своих достижениях. Сначала ты идёшь на дистанцию, потому что хочешь повесить на стенку свою фотографию с медалью и сказать всем, что можешь. Потом это становится настолько большой частью тебя, твоей жизни, что ты становишься зависимым от эмоций, адреналина, драйва.

Многие люди идут даже не просто в триатлон, а именно на поиски неповторимых эмоций, драйва. Побороть себя, доказать себе, что ты можешь больше. Не секрет, что не все остаются, многие сходят, но есть люди, которые проходят через такое испытание не раз и не два. Я видел человека, который преодолел эту дистанцию целых 22 раза, и его нельзя назвать старым.

У нас есть своё сообщество, мы почти все знаем друг друга. Я был 130-м или 140-м человеком в России, который прошёл IRONMAN, всего нас около 600. В Сети айронмены называют друг друга «айронбрат». Я так называю людей, с которыми когда-то и где-то участвовал. Вкладываю в это слово особый смысл. Люди, приходящие в IRONMAN за славой, очень быстро отсеиваются, остаются лишь проверенные — с такими людьми точно можно иметь дело. Попав в сообщество айронменов и оставшись в нём, можно быть уверенным, что тебе всегда помогут в сложной ситуации, если потребуется; ты — среди своих.

Руслан Раджапов: я зависим от эмоций, адреналина, драйва
Марафоны — «непростой зверь». Проверка на прочность всех систем, физические способности, техника бега, питание, толерантность к боли физической и психологической. Я бегал в 2014 году берлинский, который считается самым плоским и самым быстрым марафоном в мире. На нём как раз установили рекорд скорости. Я бежал его именно в тот день, увидел в толпе человека с плакатом, на котором было написано, что мировой рекорд пал. Через меня будто электрический заряд прошёл, я почувствовал себя частью истории.

Мой лучший результат на марафоне — 3 часа 18 минут, я не знаю, хорошо это или плохо, но в моей возрастной группе я был в 12% финиширующих в этот день. Но я не считаю, что это мой предел. Мой лучший результат на полумарафоне — 1:28. Существует мнение, что если правильно тренироваться, то твоя цель на марафоне — это твоё лучше время на полумарафоне, умноженное на два и с добавлением десяти минут. Поэтому моя цель — пробежать марафон за 3:08. В прошлом году я показал результат 3:18, потому что совершил тактическую ошибку. Тогда я пробежал в качестве пейсмейкера Московский марафон (полную дистанцию), а через шесть дней побежал марафон в Берлине. Изначально планировалось, что побегу только половину и отдам флаг профессиональному спортсмену, но «сменщик» пропал по дороге и пришлось бежать до конца.

Последнее время спортом стали заниматься люди, которые раньше были от него очень далеки, это можно объяснить просто. Россия развивается, развиваются и её жители, все хотят улучшить качество своей жизни. На вопросы, почему я начал заниматься спортом, я всегда отвечаю, что готовлюсь к старости. Понятия старости и возраста отличаются кардинально: старость — это болезнь, зафиксированная в медицинской книжке, а возраст — это цифры в паспорте. Если правильно распорядиться 20—30 годами своей жизни, начиная хотя бы с 30, то можно и в очень зрелом возрасте бегать марафоны и быть IRONMAN.

Присоединяйтесь, господа, присоединяйтесь.

Руслан Раджапов: я зависим от эмоций, адреналина, драйва