Статья из газеты: «АиФ на Енисее» №15 (2004) 10/04/2019 Михаил МАРКОВИЧ
Красноярск получил уникальный объём инвестиций: 9 млрд на дороги, 31,5 млрд на спортивную инфраструктуру и объекты здравоохранения.

Серебряный призёр олимпийских игр, трёхкратный чемпион мира по биатлону, депутат Заксобрания края Павел Ростовцев доволен прошедшей Универсиадой, но считает, что профессиональные команды в крае «болеют» от бюджетного финансирования. Корреспондент «АиФ-Красноярск» узнал у экс-спортсмена, что он думает о прошедших Играх.

Не блеф, а вызов

Михаил Маркович, «АиФ-Красноярск»: Павел Александрович, сейчас, возвращаясь на 6 лет назад, вам не кажется, что красноярская заявка на проведение Универсиады была блефом, особенно учитывая состояние наших спортивных объектов? Ведь, по сути, в рукаве у Красноярского края был только Бобровый лог…

Павел Ростовцев: Не один Бобровый лог. Были Академия биатлона, «Арена. Север», каток «Первомайский». Так что блефом это не было точно. Скорее, вызовом. Хотя теперь понятно, что мы втягивались в то, что ещё предстояло оценить и осмыслить.

— С высоты прошедших лет смотрите на эту заявку так же?

— В 2013 году я занимался другими делами: готовил олимпийскую сборную по биатлону к сочинским играм, так что заявку подавали без меня. Присоединился к процессу в 2015 году и могу сказать, что перечень вопросов и их масштабность возрастали ежесуточно и ежеминутно, и появление их невозможно было изначально просчитать.

 

Вопросы экспертизы

— Что было самым неприятным и трудным в подготовительном периоде?

— С точки зрения спорта? Низкое качество проектно-сметной документации. Причём вся она каким-то образом получила положительное заключение госэкспертизы. Вот это было отвратительно. Мешали законодательные ограничения в выборе подрядчика. Очень напоминало лотерею.

Насколько я знаю, проблемы возникли даже из-за разных условий, необходимых разным видам спорта?

— В подготовке спортивной составляющей сложно совместить требования различных спортивных федераций с проектными решениями, которые были созданы в 2014-2015 гг. Где-то за это время изменились правила проведения соревнований, где-то проектировщик просто пренебрёг этими требованиями, где-то были допущены ошибки при составлении техзадания. Четвёртое — человеческий фактор. Подобрать в короткое время такое количество исполнителей: 5 тыс. волонтёров, 600 человек в штат Дирекции — тоже было сложно. И, конечно, финансирование: я как депутат ЗС края знаю, насколько тяжело даётся региону каждый миллион рублей, каждые 100 тыс.

Олимпиада с чашкой кофе

— Павел Александрович, вы участник двух Олимпиад, множества мировых первенств — можете сравнить качество наших объектов с зарубежными аналогами. Я не предлагаю сравнивать красноярскую Деревню Универсиады с Лейк-Плэсидом, когда американцы поселили спортсменов в тюрьму, а вот с кампусами, в которых вам довелось жить, они лучше или хуже, чем у нас?

— Для спортивных объектов разработаны чёткие требования. Для Олимпиады это уровень А, для Универсиады — пониже. Тем не менее у нас есть теперь ряд объектов, способных принимать соревнования самого высокого ранга. Это подтверждают мнения гостей, спортсменов, руководителей федераций. Деревня наша вышла чуть проще, чем сочинская, но гораздо лучше, чем, например, кампус в Барданеки (Италия, Олимпиада в Турине-2006. — Авт.) Это я не говорю о кухне. У меня главное впечатление от Италии осталось, что питался я там одним кофе! Не скрою, там он очень вкусный, но нельзя же его пить целыми днями. Кухня этой провинции приелась нам уже через пару дней, наесться было невозможно. А своих гостей мы встречали четырьмя кухнями, включая халяльную. Так что реально достойно провели мероприятие мирового уровня.

— Когда загорелся Дворец спорта, сердце оборвалось?

— Ну, не оборвалось. Первая мысль была: каков ущерб? Созвонились, выяснили, что повреждения не критичны, тем более есть страховка, и страховой случай налицо. Ситуация была напряжённой, но не критичной.

Что получил Красноярский край от Универсиады в материальном выражении?

— Мы получили уникальный объём инвестиций. 9 млрд на дороги Красноярска, 31,5 млрд на спортивную инфраструктуру и объекты здравоохранения. Мы построили новый корпус краевой больницы, которая спорт­сменам-то и не понадобилась, но очень нужна региону. А это ещё 7 млрд рублей инвестиций. Мы получили отличную поликлинику внутри студенческого кампуса СФУ. Сам университет серьёзно обновился. В новые и отремонтированные общежития вуза заехали наши студенты. У меня сын в Москве учится, и я могу ответственно сказать: в столице таких общежитий нет.

Сыграла длинная скамейка

— Напоследок о неприятном. Таким «совком» потянуло, когда вдоль дорог появились мёртвые ели, а газоны затянули белой тряпкой… Неужели нельзя было обойтись без этого?

Соглашусь: это было не самое хорошее решение. Пробовали решить проблему — не все предложения оказались хорошими. Вот, к примеру, идея с баннерами мне понравилась, вполне адекватная. Год назад территория вокруг «Арены Платинум» выглядела совсем по-другому. Пришлось применить и баннеры, чтобы выглядеть более достойно.

— Часть прессы обвиняет Россию в том, что на Универсиаде «русские профи устроили «избиение» иностранных студентов». Как вы относитесь к этому утверждению?

— У России очень длинная скамейка запасных в каждом виде спорта. Мы можем выставить и две, и три, и четыре сборные. Поэтому если мы говорим не о «сливках» масштаба Фуркада и Бё, то второй и третий состав у нас гораздо сильнее, чем у соперников. Все команды были сформированы в строгом соответствии с требованиями и критериями FISU. Так что это иностранцам надо повышать уровень студенческого спорта до нас, а не нам опускать его до них. И главная, основная идея Универсиады — объединение и сближение молодёжи. Спорт здесь лишь помощник. Наконец, если говорить о конкуренции нашей сборной, то на склоне присутствовали чемпионы мира по фристайлу, в сноуборде взял серебро кореец — призёр последней Олимпиады, в лыжных гонках никто не ожидал, что японец возьмёт золото. В финале хоккея, когда едва дожали словаков… Женский финал бенди, где шведки на последних минутах, наоборот, забили нам три безответных мяча. Побеждает мастерство, и побеждает сильнейший!

Скандальная игра

Почему же тогда самый титулованный в стране игрок в русский хоккей — Сергей Ломанов-младший — дисквалифицирован, а могучий «Енисей» не на первом месте? Спортсмены открыто обвиняют в этом свою федерацию.

— Это плохо. Неправильный и неконструктивный путь. В любом виде спорта есть ошибки или предвзятое (реальное или кажущееся) отношение к команде. Нужно держать себя в руках. Я очень уважаю Сергея, и он один из моих хороших знакомых, но здесь, считаю, он перегнул палку. Нельзя поддаваться провокации. С федерацией пусть разбираются те, кому это положено, а не спорт­смены. Ситуацию надо забыть, а «Енисею» нужно готовиться к новому сезону.

Есть у нас ещё один «Енисей» — футбольный. И когда он уступает на последних минутах ЦСКА, болельщики ещё могут понять, но уступить «Уралу»…

— Я не смотрел игру, но считаю, что происходящее в краевом профессиональном спорте требует глубокого осмысления. К сожалению, менеджмент клубов считает, что выделенное им финансирование — их личные деньги. А это бюджетные деньги. Наш профессиональный футбольный клуб стоит казне 850 млн рублей. Что мы от этого получили? Создали за год дополнительный интерес к футболу? Создали условия для подготовки резерва для клуба? Я этого не вижу. Я как депутат знаю, с каким трудом идёт финансирование массового спорта. Мы едва сумели найти 40 млн рублей на ремонт сельских спортзалов, а это 12-13 школ. А с другой стороны, мы имеем клуб, который получает почти миллиард, и скандальный результат по итогам половины чемпионата — так быть не должно.

— Неужели мы расстанемся с большим футболом ещё лет на тридцать?

— Я буду возражать против финансирования из бюджета таких расходов.


Досье

Павел Ростовцев. Родился в 1971 году в городе Гусь-Хрустальный. В 1996 году окончил Ковровский технологический институт по специальности «инженер-механик». Российский биатлонист. Трёхкратный чемпион мира. Участник двух Олимпиад. Серебряный призёр Олимпийских игр в Турине. После завершения спортивной карьеры занимается общественно-политической жизнью.