Газета: «Сибирский форум» от 16 апреля 2012 г.

В любое время года этого человека можно встретить на острове Татышев. Он бежит либо мчится на велосипеде, по ходу делая замечания нерадивым отдыхающим,беспечно гуляющим по встречной. Владимиру МУСИЕНКО — 53, он спортивный чиновник и спортивный человек. За его плечами преодоление сверхдлинных дистанций, восхождение на шеститысячник и участие в международных соревнованиях «Кэмэл трофи»

 — Владимир Иванович, вы с детства столь активны в спорте?
 — Нет, это пришло с годами. В школе я был довольно зажатым ребёнком. Лидером не был, не был спортивным. Но так как
был отличником — в моем аттестате всего четыре «четвёрки» — то и по «физкультуре» была «пятёрка». Уроки всегда посещал, потому что был обязательным. Учился в школе № 13, это окраина города, посёлок Гидролизный, близ Причала.
А в спорт меня привёл случай. Это было уже в институте, во втузе. Нас повезли на военные сборы. Там приходилось не только бегать по три километра в сапогах (я плёлся в хвосте и мучился), но и выполнять разные гимнастические упражнения. Нам сказали: «Не можете выполнить подъём переворотом? Так какие из вас офицеры запаса?».
Какой там «подъём переворотом»! Я подтягивался всего раз восемь. С трудом, рывками… И вот вернулся я со сборов и прикинул — если я
в 21 год такой хилый, что же будет дальше? Потом мне попалось несколько интересных книг.
Первая — о знаменитом легкоатлете Викторе АЛЕКСЕЕВЕ. Он рос чахлым ребёнком, и как-то один из цирковых артистов сказал ему, что для того, чтобы стать сильным, нужно подтягиваться двести раз в день. Двести! И он начал. Потом таким же образом он накачал себе ноги и стал выпрыгивать из «пистолетика» по двести раз в день. В итоге он занялся спортом, был многократным чемпионом СССР, в Санкт-Петербурге существует спортшкола его имени. Человек сделал себя сам.
Вторая книга — «Анатомия силы», в ней были рекомендации о том, как изменить своё тело.
Дома в кухонном проёме я сделал турник и начал подтягиваться. Сначала дошёл до тридцати раз. Потом пошёл тот самый подъём переворотом… Полистав классификацию видов спорта, я нашёл зимний полиатлон — вид, в котором есть подтягивания, а кроме них — лыжные гонки и стрельба.
Начал заниматься и взял за правило, чтобы у меня было три тренировки в неделю продолжительностью час. Несмотря на то, что учёба во втузе предполагала и занятия, и работу, время удавалось находить. Для меня это был закон. Я сделал штангу — на «Красмаше» с соседом сварили диски, гриф…
В итоге благодаря своей системе я в 1995 году установил рекорд края по подтягиваниям на перекладине. Там уже было всё жёстко — никаких рывков, чёткая фиксация рук и так далее. Мой рекорд — 54 раза — держался два года. Потом его побил железногорец Николай ГАВРИЛОВ. Мы стали выезжать на соревнования, я начал параллельно бегать, подтягивать лыжи. После окончания института смог заняться спортом ещё более активно. В итоге в 35 лет выполнил норматив мастера спорта по полиатлону. Чем очень горд до сих пор.
Сейчас количество тренировочных часов в неделю у меня равно пяти, а в период подготовки к «Айронмену» (дисциплина триатлона; для получения титула «Айронмен» нужно проплыть 3,8 км, проехать 180 км на велосипеде и пробежать марафон, — прим. ред.) доходит до 16-17 часов.
— Полиатлон возник из-за хороших результатов в подтягивании, а как в вашей жизни появился триатлон?
 — Когда я работал председателем спортклуба «Енисей» при заводе «Красмаш», я очень внимательно отслеживал публикации в «Советском спорте», в журнале «Физкультура и спорт». Не могла не броситься в глаза новая спортивная дисциплина — комбинация плавания, велосипеда и бега, придуманная американцами. И мы решили провести триатлон у себя, в каком-то смысле пооригинальничать.
Тогда мы знали только, что он включает три вида, но не имели понятия об их последовательности. И в первый триатлон, который состоялся 14 мая 1988 года, мы всё напутали — сначала плыли, потом бежали, а после ехали на велосипеде. Исторический факт! Позже оказалось, что в Сибири мы были первыми, опередив на два месяца Новосибирск. В 1991 году я принял участие в чемпионате СССР по триатлону в Даугавпилсе. Тогда наша команда была далеко от призёров.
С тех пор триатлон меня очень увлёк и не отпускает. Он уникален тем (я другого такого примера не знаю), что на всех соревнованиях, исключая Олимпийские игры, участники всех возрастных категорий выступают вместе. Стартовала элита, а через несколько часов, либо на следующий день, или днём ранее — но всегда в рамках одних соревнований — спортсмены категории «мастерс». Другими словами, все те, кого у нас в России называют ветеранами. Все триатлонисты болеют друг за друга, общаются. Такого нет в других видах спорта. К примеру, чемпионат мира по лёгкой атлетике проходит отдельно среди элитных спортсменов и отдельно — среди ветеранов. Также в других видах. А в триатлоне очень сильна интеграция, спортсмены разных уровней не изолированы.
— Есть ведь ещё и зимний триатлон, который, возможно, будет включён в программу Всемирной Универсиады-2019, если Красноярск завоюет право её проведения.
 — Старты такого уровня — это продвижение всего региона, приобщение жителей к спорту. В Красноярске сейчас живёт двукратный чемпион мира по зимнему триатлону Павел АНДРЕЕВ. Мы обязательно будем работать над тем, чтобы этот вид был включён в программу Универсиады.

— Спорт и возраст — какую зависимость вы можете проследить? Кто чаще занимается спортом в зрелом возрасте — те, кого и в детстве со спортплощадок было не вытащить?
 — Людей, которые занимаются спортом в зрелом и преклонном возрасте, я бы разделил на две категории. Первая — те, кто занимался спортом в молодости. Их число среди активных физкультурников мало. К сожалению, бывшие спортсмены, в основном, — это люди, забывшие про регулярные физические нагрузки и имеющие большие животы. Это обусловлено разными причинами. Как правило — «наетостью» большим спортом в молодые годы либо травмами, полученными в тот период.
Вот, к примеру, мой друг Игорь БОНДАРЕНКО — знаменитый красноярец, игрок золотого хоккейного «Енисея», входил в состав сборной страны. Сейчас он — бизнесмен и президент краевой федерации хоккея с мячом. Он играет в футбол, мы даже поговаривали с ним о том, чтобы выступить в триатлоне, но — здоровье не позволяет. За годы своей игровой карьеры он выжал из себя максимум.
Разговаривал с Павлом РОСТОВЦЕВЫМ после завершения его карьеры. Спрашиваю — ну почему бы не пробежать «двадцатьпятку»? Не интересно, говорит, набегался. Это можно понять — зачем вставать на лыжи на краевых соревнованиях, если позади серебро Олимпиады?
 Но есть и исключения. Например, Валентин Петрович КИРЕЕВ. Ему 82 года, в молодости он был марафонцем, потом всю жизнь занимался спортом, в 70 стартовал в триатлоне, сейчас выступает в полиатлоне.
Вторая категория — те, кто начал заниматься спортом в зрелом возрасте. Их среди нас большинство, процентов девяносто. Это люди, которые когда-то «прозрели» и взялись за себя. Часто такое прозрение связано с ухудшением здоровья. Мне приходилось много раз убеждаться, что начинать никогда не поздно. В 1993 году я бежал марафон в Словакии и жил в комнате с одним белорусом. Он рассказывал, что в 54 года жизнь для него кончилась. Болело сердце, не мог подняться на третий этаж без одышки и болей, думал: всё — пару лет, и конец. Не находил выхода. А потом пришла в голову идея начать бегать. Когда он в первый раз вышел на тренировку, то положил в карман записку с адресом, куда в случае чего доставить труп. Он выдержал эти несколько километров и потихоньку начал бегать. К тому моменту, как я его повстречал в Словакии, на его счету было с десяток марафонов. Он забыл, где находится сердце.
Конечно, нужно всё делать в меру. Где-то притормаживать, проходить обследования. В своё время мне было очень жаль расставаться с полиатлоном, но мне пришлось это сделать. Я перетренировался — форсировал подготовку к чемпионату города по подтягиваниям на перекладине. Тогда проводился такой чемпионат. Подтягивался за час триста, четыреста раз и загнал себя. Увезли на скорой прямо из тренажёрного зала. После этого я стал побаиваться подтягиваться, хотя к тому времени результаты были на уровне всероссийских.
 Кстати, для людей в возрасте нагрузки в циклических видах спорта, то есть в тех, где идёт равномерная нагрузка (это плавание, бег, лыжи, велосипед), — более полезны, чем, к примеру, занятия футболом. Футболист не пробегает того расстояния, которое пробегаем за тренировку мы, но вот эти рывки, ускорения могут отразиться на том же сердце негативно.
— В каком возрасте вам было наиболее комфортно?
 — Ну, молодые годы, конечно, хочется вернуть. Кто скажет иначе? Точнее — остановиться бы на тридцати годах, вот это оптимально. Но сегодня я получаю не меньше удовольствия от спорта, чем в молодые годы. Улучшилась экипировка, в стране стали к спорту получше относиться.
Спорт даёт возможность посмотреть мир — мы планируем свой отпуск под соревнования, едем компанией, стартуем, а потом отдыхаем. Знаете, мне приходилось встречать стариков в тридцать лет — до того им всё неинтересно. И потрясающе активных, живых людей в семьдесят и старше. Вот ещё, кстати, один пример — Геннадий РОЖКОВ. 21 декабря прошлого года ему исполнилось семьдесят, но я при общении с ним не чувствую разницы в возрасте. Совсем недавно в Минусинском районе прошла спартакиада работников финансовых органов Красноярского края — он был представителем команды Дивногорска, прекрасно общался с молодыми финансистами. Ему всегда есть, что сказать. В этом году он выиграл по своему возрасту чемпионат мира по зимнему триатлону. Ну и ещё немаловажный фактор: такие «старички», как я погляжу, продолжают быть активными как мужчины. Кого из нас это не замотивирует на занятия спортом?
Другой момент — все мы периодически бываем на встречах одноклассников. Я не скрою, у меня возникает такое чувство, что многие из моих одноклассников закончили школу лет на десять раньше — так они выглядят.
И я не понимаю людей, которые ссылаются на занятость, на то, что невозможно найти время. Это вопрос твоего личного желания и только. Другие ссылаются на дороговизну спортсооружений, но это всё чепуха.
Достаточно купить кроссовки и начать бегать вокруг своего дома или в близлежащем квартале, на острове Татышев…
 Многие просто боятся сделать первый шаг. Человек считает, что если спорт не пришёл к нему до 15 лет — всё, он ничего не сможет. Это заблуждение. Я знаю ветеранов, которые в юности ничего особенного из себя не представляли в плане спорта. В Ленинском районе есть Григорий Павлович УДОВИЧЕВ. В ветеранском возрасте он выступал на международных соревнованиях по лёгкой атлетике, занимал призовые места. Когда я посмотрел его биографию, то увидел, что он даже не кандидат в мастера.
Конечно, ветеранское движение в нашей стране пока не так активно поддерживается, как хотелось бы. В федеральном законе о спорте о ветеранах нет ни строчки. Раньше ветеранов поддерживали заводские коллективы физкультуры. После распада Союза государство подхватило за профсоюзами детский спорт, команды мастеров у нас в шоколаде. А ветеранов никто не подхватил. Но всё равно находятся спонсоры, они отправляют на соревнования тех, кто не может сам оплатить поездку. Мы в «Красспорте» стараемся помогать, командировать. Ведь понятно, что наши пенсионеры на свою пенсию могут выехать только в соседнюю деревню. За границей уровень жизни другой, там ветеранские соревнования собирают по две-три тысячи человек.
— Удалось ли передать любовь к спорту вашим детям?
 — Не совсем. Здесь ведь нужно не только направлять, но и создавать условия. Я очень хотел, чтобы старший сын занимался акробатикой. Но мы жили в Черёмушках, машины не было. Кстати, в этом районе до сих пор нет ни одного спортивного сооружения. На улице Говорова должен наконец скоро появиться спорткомплекс. Так вот, у меня есть определённая доля вины перед старшим.
С младшим было проще — появилась машина, возил его на тренировки. Предоставил свободу выбора. Начали с хоккея с мячом. Оказалось — есть физические данные, покатился на коньках сразу. Но нет игрового мышления. Бывает. Потом выступал в триатлоне, подавал надежды. Потом ушёл в подвод-ное плавание. Я хотел, чтобы он дошёл до мастера спорта, но немного не хватило. Но спорт дал ему многое. Смотрю на компанию сына — это всё бывшие спортсмены, отличные ребята. Лучший друг — бывший велогонщик. Никогда не было проб-лем с курением, не было такого, чтобы сын пропадал и вернулся пьяный. Катается на горных лыжах, ходит в тренажёрный зал. Но такого, как у меня, интереса к соревнованиям у него всё же нет.
— Что вам приносит большее удовольствие — тренировки или соревнования?
 — Вот, кстати! Людей, занимающихся спортом в зрелом возрасте, можно разделить и на две другие категории — в зависимости от того, за счёт чего они получают удовольствие. Одним хватает самого факта занятий, после которых и чувствуешь себя хорошо, и покрутился возле зеркала, и мускулами поиграл — красавец! Другим — я точно в их числе — нужны соревнования. Гонки, гонки, гонки — вот это мой драйв. В 2011 году у меня был 41 старт, это практически каждые выходные! Причём часто выходишь на линию старта, думаешь: «Опять мучиться, да зачем мне всё это надо!». Но после финиша это уходит, остаётся только огромное чувство удовлетворения.
Мне нужно, чтобы была цель. В 2002 году я нарисовал её себе — «Айронмен». Через год я прошёл эту дистанцию в первый раз. После этого наступило опустошение. Но я всегда нахожу новую мотивацию и тренируюсь дальше. И что интересно — мне сейчас 53 года, и пока результаты год от года не ухудшаются. Наоборот, появляются новые дистанции, новые впечатления.

Моя мама говорила мне, что чем у человека больше интересов, тем интересней жить, он реже впадает в депрессию. И это правда. Спорт даёт чувство уверенности в себе, хорошее самочувствие, определённый круг друзей, совершенно особый образ жизни. Таких отношений не получишь ни в учёбе, ни на работе. Те, кто занимается спортом, живут интереснее, насыщеннее.

Галина ШИПОВАЛОВА
 Фото Дмитрия СТРИГА