Газета «Спорт-экспресс» 18.12.14

— Сейчас вы на седьмом месте в общем зачете Кубка мира. Если бы вам перед началом сезона сказали, что будете находиться на таких позициях, обрадовались бы?

— Я бы ответила: поживем — увидим. Я не сторонник загадывать. Мне нравится жить настоящим, а не предполагать что-то или строить прогнозы.

— И настоящее, надо полагать, нравится?

— Конечно. Это же лучшие результаты из тех, которые я когда-либо показывала на таком уровне. В то же время постоянно выскакивают какие-то недочеты и мелочи, не позволяющие занять еще более приятные места. В общем, есть над чем работать. И это держит в тонусе.

— На прошлом этапе Кубка мира в Хохфильцене вы сначала остановились в шаге от пьедестала в спринте, а затем и в гонке преследования. Рискну предположить, что эти идентичные занятые места оставили у вас разные впечатления.

— Это так. Даже четвертые места бывают разными. Ощущения после финиша в этих двух гонках отличались хотя бы потому, что первая была — личная, а вторая — контактная. Когда видишь спины соперников, настрой немного другой, нежели когда просто борешься сама с собой.

— А вам комфортнее бороться с собой или с соперником?

— Контактные гонки мне больше по душе. Всегда есть ориентир в виде чьей-то спины, в твоем распоряжении более полная информация.

— Какие чувства у вас возникают, когда видите спину Кайсы Макарайнен или Дарьи Домрачевой?

— Во время гонок я все-таки думаю не о соперницах, а о себе, о своей технике, дыхании.

— Некоторые спортсмены могут анализировать свое выступление по нескольку дней. Вам это знакомо?

— Еще как. Взять, например, то досадное четвертое место в пасьюте. Перед стартом я продумывала возможные варианты прохождения финального круга. Решила для себя, что при любом раскладе — будь я хоть второй, хоть девятой — на последнем подъеме обходить никого не буду. Лучше отсижусь. Но что со мной произошло во время гонки — я не знаю(улыбается). Отключила голову и совершила очевидную тактическую ошибку. Что касается самоанализа, то им я, безусловно, занимаюсь после каждой гонки. Думаю, благодаря этому со временем все встанет на свои места. Должна же быть какая-то справедливость!

— А в спорте ей есть место?

— Есть. И в спорте, и в жизни. Знаю это из своего опыта. Бывают моменты, когда все видится плачевным, но если потерпеть, чаши весов уравновешиваются. Главное, быть честным перед самой собой.

— В этом сезоне вы заметно прибавили в скорости. С чем это связываете?

— Пока все-таки рано делать выводы. Посмотрим, как пойдет дальше. Хотя я, конечно, надеюсь, что в этом компоненте прогресс продолжится. Сейчас установлена довольно приличная планка. Это стало возможным благодаря тренировкам. Мы много работали над техникой, и я, наконец, стала расти.

— Но запас в функциональном плане еще имеется?

— Резерв есть. Я знаю конкретные точки по трассам, на которых у меня идет проигрыш. В их более эффективном прохождении у меня есть большой потенциал.

— Слышал, вы одна из поклонниц таланта норвежской лыжницы Марит Бьорген…

— Не то чтобы поклонница, но смотреть ее забеги мне в какое-то время очень нравилось. Как, собственно, и многих других лыжников — у них есть чему поучиться даже в плане тактики. А в Марит мне импонирует именно ее силовая техника передвижения. Она интересна как спортсмен, который долгое время держит планку на очень высоком уровне. Хотя безумной поклонницей ее таланта я себя назвать не могу. Она — одна из тех, за кем любопытно наблюдать.

— Кого еще можете отнести к категории интересных?

— Как вид спорта мне очень нравится триатлон. Я читала книжки про разных людей, занимающихся им. Познавательно. Хотя нельзя сказать, что я тщательно слежу за происходящим в этой дисциплине.

— Лыжник Максим Вылегжанин летом участвовал в региональных соревнованиях по триатлону…

— Если честно, у меня тоже были такие мысли. Какие-то старты выпадали на период между сборами, но я не рискнула дернуться. Однако когда-нибудь я бы все же хотела попробовать. Даже в плане тренировок мне всегда больше нравятся продолжительные, размеренные занятия.

— Правда, что как-то вы отжались 200 раз?

— Это было на контрольной тренировке в юниорской команде. Тесты проводились каждый месяц, а проигрывать самой себе образца 30-дневной давности было нельзя. Вот планка с каждым разом и поднималась… Так что, биатлонистки умеют не только бегать и стрелять — общефизическая подготовка у нас также на уровне.

— Вы пришли в биатлон в 16 лет, что очень поздно. Это как-то отражается на вас или вашем восприятии спорта?

— Уже нет. На первых порах, где-то год-другой, были некоторые нюансы. Но они меня абсолютно никак не смущали. Была нехватка выносливости и скоростных качеств. Однако на данном этапе я этого не чувствую. Сейчас меня абсолютно ничего не сковывает!

Владимир ИВАНОВ