Первый ультратриатлон в России Siberman, который в 2016 году начал проводиться в Красноярском крае и Республике Хакасии, сегодня претендует на вхождение в международный календарь. Мы выяснили у основателя гонки Николая Трегубова, как превратить старт для избранных в коммерчески привлекательное мероприятие без увеличения количества участников и чем завлечь иностранных атлетов в далекую Сибирь. Юбилейный Siberman, это пятая гонка, намечен на 6–8 августа – спортсменам за три дня предстоит проплыть 10 километров, проехать на велосипеде 421 километр и пробежать дистанцию двух полных марафонов.

– Когда и как пришла идея проведения ультратриатлона в Сибири? Брались ли в качестве примера иностранные аналоги?

– В 2016 году на длинной велотренировке в Турции – я как раз выбирал старт на следующий год. Хотелось, чтобы цель была амбициозной и даже пугающей. К этому моменту я уже прошел и финишировал на Ironman и одной из самых сложных любительских веломногодневок Transаlp. Так что мне нужна была именно гонка на ультрадистанции. Перебирая в уме все варианты, я подумал про Ultraman. На тот момент в России было всего два человека, которые прошли эту гонку. Я решил, что стать третьим меня мотивирует и заводит. Выбрал гонку Ultraman в Уэльсе. Организаторы после моего запроса на участие одобрили заявку и выслали invoice – стартовый взнос стоил около двух тысяч долларов. Одновременно с этим я узнал, что как раз в даты этого старта у меня родится второй ребенок. Решил, что сразу после родов буду нужен семье и будет не до спорта.

Вот тогда я и решил провести старт в России. Причем организацию старта подгадал так, чтобы соревнование прошло за неделю до планируемой даты родов. Siberman стал полной аналогией Ultraman, до которого я не добрался,– и по правилам, и по дистанции. Ни о каком продолжении или запуске коммерческого проекта речи тогда не шло. Мне казалось, если я соберу еще хотя бы двух участников, то старт можно будет считать состоявшимся.

– Когда пришло понимание, что к гонке проявляют интерес?

– Практически сразу, когда бросил клич в Facebook, откликнулись семь человек. Шесть участников были из России и один из ОАЭ. Все деньги, которые я планировал потратить на поездку на Ultraman, я потратил на организацию нашего первого старта.

– Две тысячи долларов?

– Это же была сумма только стартового взноса, а ведь еще сама дорога, виза и проживание – я планировал пройти гонку в Уэльсе. Плюс такие старты подразумевают обязательное наличие помощника, который помогает спортсмену на всех этапах. А это увеличивает все расходы вдвое. В итоге бюджет, который я выделил на первый Siberman,– 300 тысяч рублей.

– Почему выбор пал на юг Красноярского края и Хакасию?

– В Красноярском крае, как ни странно, нет водоемов, в которых можно было бы проводить плавательный этап. Обязательным условием было также наличие рядом незагруженных транспортом дорог, чтобы сразу же организовать велогонку. Ближайшим таким местом была Хакасия и юг края. Бег был организован в сосновом бору г. Минусинска на территории предприятия «Автобаланс», которым руководит Вадим Саушев,– он сам занимается триатлоном, поэтому с радостью поддержал нашу инициативу. У нас с этой организацией хорошие отношения: здесь нам обеспечили раздевалки, душ, питание для всех участников и их команд на протяжении всего третьего дня гонки. Я вообще считаю, что на юге края и в Хакасии очень красиво – здесь потрясающие виды, степи, горы, Саяно-Шушенская ГЭС и так далее.

– Когда вы поняли, что гонку пора делать не только для своих, что это может быть коммерчески привлекательно?

– Мы проводили первый старт и одновременно освещали его в социальных сетях. Причем делали это без целенаправленного пиара и поддержки в СМИ. Так вот, за это время поступило около 50 сообщений с запросами поучаствовать в следующем старте, который мы даже не планировали. Сразу стало понятно, что спрос есть и в 2017 году надо проводить старт снова, делать его независимым и самостоятельным, а значит, коммерческим.

В 2020 году Siberman будет проводиться в пятый раз. Это уже самоокупаемый проект, который развивается. Мы сознательно ограничили количество участников – не более 25 спортсменов. При большей массовости сложнее будет обеспечить безопасность, а для нас это самое главное.

– Но для развития не планируется увеличивать количество?

– Сам формат не подразумевает масштабирования за счет увеличения количества участников. Как я уже сказал, могут возникнуть проблемы с обеспечением безопасности. Кроме того, сами спортсмены должны соответствовать нашему старту. Просто заплатить за участие недостаточно – все участники должны пройти отбор и получить приглашение от организаторов. Нужна соответствующая подготовка – в копилке участника должен быть опыт участия в серьезных стартах на подобных дистанциях с хорошим временем.

У нас уже сейчас появляется дефицит мест. Заявок поступает больше, чем мы можем принять участников. За счет дефицита мест, уникальности формата и места проведения спрос превышает предложение, с точки зрения экономики старта это должно привести к увеличению стоимости участия, но просто поднимать ее без дополнительной ценности для участников мы не планируем. Надо делать дополнительный сервис для них, за который они готовы платить, и за счет этого увеличивать свою рентабельность.

Уже в следующем году мы планируем включить наше мероприятие в международный календарь Inernational Ultra Triathlon Association. У нас есть договоренности с этой организацией. Дело в том, что аудитория потенциальных участников из-за рубежа огромная, спрос на гонку будет еще больше.

– А если сравнивать с Ironman – ведь это международный бренд, о котором знают все, в котором участвуют тысячи спортсменов…

– Бренд Ironman успешен для держателей франшизы (хотя и это спорный вопрос, судя по тому, что его сейчас продают) и всегда рискованный актив для отдельно взятых организаторов каждого отдельного старта, купленного по франшизе, так как там очень большая зависимость от спонсорских контрактов и согласований с властями места проведения, в любой момент может пойти что-то не так, а у тебя две тысячи человек купили слоты и год готовились к этому старту.

– Сколько сейчас стоит слот на Siberman?

– Для личного участия – 50 тысяч рублей, для эстафетных команд – 75 тысяч рублей. На подобных международных стартах слот стоит 2–3 тысячи долларов. Для россиян это сумма большая, хотя триатлеты уже привыкли к такому уровню цен, любой слот для участия в Ironman стоит так же. А вот для иностранцев это низкая цена, они готовы платить и больше, но хотят, чтобы мы им предоставили переводчика, обеспечили жильем и машиной сопровождения, что мы и делаем.

Для них это настоящее приключение – экстремальная гонка в центре Сибири. Просто так на экскурсию эти люди сюда бы не поехали, а на гонку, проверить себя – с удовольствием. У многих до сих пор мифы о том, что тут очень опасно, по улицам гуляют медведи. И как ни странно, это еще больше привлекает участников. У нас, кстати, на логотипе медведь и Саянские горы.

– Планируется ли разделение участников и, соответственно, цен для иностранцев и россиян?

– Такой опыт имеется на российских стартах. К примеру, на Байкальском марафоне есть определенная квота для наших соотечественников. Возможно, мы остановимся на варианте 50:50. К слову, в прошлом году на Siberman была половина иностранных участников.

– Есть ли какие-то планы по развитию массового спорта, ведь ультрадистанции явно не для всех?

– Ультратриатлон – лишь одно из наших направлений в компании, и он не может быть массовым по ряду объективных причин, это как Эверест в мире альпинизма: не могут на эту гору водить массовые экскурсии, к восхождению надо готовиться годами и потратить на это кучу своего времени и денег, а еще быть очень здоровым и удачливым, и тогда вершина тебе покорится. Так же и Siberman. Для развития массового спорта мы развиваем серию забегов «Красмарафон». Это мероприятия с большим количеством участников, разные форматы дистанций, как правило несложных, в которых могут участвовать все – от профи до начинающих любителей. Доступность касается как и спортивной подготовки, так и стоимости слота. Кстати, этот проект мы планируем масштабировать и в других регионах.

– Планируется ли масштабировать Siberman?

– Нет, потому что это очень узконишевое мероприятие. Более одного ультратриатлона в России не нужно. Это продиктовано и здравым смыслом, и мировыми тенденциями, и экономикой самого мероприятия.

Единственное, что мы планируем в плане Siberman,– повышать качество гонки, привлекать местные власти и СМИ, чтобы они знали, что у них под боком проводится международный старт такого уровня.

– Кстати, вы не задумывались о межрегиональных проектах? Это тем более актуально в плане объединения усилий Красноярского края, Хакасии и Тувы в рамках проекта «Енисейская Сибирь»…

– Задумывались. Тем более опыт такой есть. В начале 00-х годов проводился велопробег по территории этих трех регионов «Саянское кольцо», в котором я принимал участие, и взялся бы за организацию такого мероприятия и сейчас, но тут нужна 100 %-ная поддержка местных властей, так как маршрут очень сложный. Нужно продумать места ночевок, инфраструктурные возможности, безопасность участников. Кстати, тогда власти выказывали большое участие в этом, и мероприятие проходило очень круто. И к слову, такой формат был бы очень интересен тем же иностранцам – сюда могли бы приезжать 100–200 человек каждый год. Подобный проект мог бы стать некоей визитной карточкой для трех регионов. Это прекрасная возможность посмотреть неизведанные уголки Сибири и испытать себя.

Иван Максимов