Наталья Марьянчик, газета «Спорт-экспресс», 21.08.19
Чемпионов и элитных бегунов начинают обыгрывать спортсмены, которые проводят тренировки в свободное от основной работы время.

Лучший в мире бегун-любитель на данный момент – это, бесспорно, 32-летний японец Юки Каваути. Будучи сотрудником местной префектуры, он побеждал на престижных марафонах в Бостоне и в Токио, попадал в топ-10 на чемпионате мира. Личный рекорд Каваути – 2:08.14. Для сравнения, чемпион России этого года Степан Киселев пробежал дистанцию за 2:12.56, и это также лучшее достижение в его карьере. При этом Каваути на момент установления рекорда полный день работал в офисе, не ездил на сборы и тренировался только ранним утром и поздним вечером. Киселев же полгода занимался в Кении с одним из лучших наставников мира, вообще не отвлекаясь от спорта ни на что постороннее.

Так может, на самом деле, профессиональный спорт – это миф? И ничто не мешает любителям и «офисному планктону» потеснить профессионалов на Олимпиадах и чемпионатах мира?

Зачем ездить на сборы, если можно зарабатывать в офисе?

Каваути уникален, но в последние годы у него появляется все больше последователей. Американец Джаред Уорд – преподаватель математики в университете – стал шестым на Олимпиаде в Рио. Пару лет назад 23-летний аспирант Джош Гриффитс стал 13-м на суперкрутом Лондонском марафоне, обойдя всю сборную Великобритании и еще пару десятков крепких профи. При этом у Гриффитса никогда не было собственного тренера, он бегал в группе в местном любительском клубе и на сам марафон приехал на метро. Лишних денег на такси у него не водилось.

В этом году зажигает 41-летняя учительница начальных классов из Канады Линдси Теззьер. Свою первую тренировку по бегу она провела только в 2011-м, то есть в возрасте далеко за 30. Сейчас она бегает дважды в день: первая тренировка начинается в районе 5 утра, чтобы потом успеть на уроки в школу; вторая – в районе 4 часов дня. Железное правило Линдси – ложиться спать не позднее 20.00, чтобы организм получил хотя бы семь часов сна.

Сейчас личный рекорд канадки – 2:30.47, в прошлом году она заняла 12-е место на марафоне в Бостоне. Это, конечно, не головокружительное время, но его хватило бы, например, для попадания в призы и борьбы за победу на марафоне в Москве. Теззьер выполнила норматив для участия в чемпионате мира и уже осенью мы увидим ее в Дохе.

Есть свои герои и в России – например, программист Искандер Ядгаров. Он тоже полный день работает в офисе, а на забегах предпочитает выглядеть необычно. Ядгаров уже выходил на старт в образах «Супермэна», джокера и даже в офисном костюме. Все эти шуточки не мешают ему иметь шикарный личный рекорд на марафоне – 2:16.01, и сохранять шансы отобраться на Олимпиаду.

Все эти люди не ездят на сборы и вкладывают в подготовку собственные средства. Более того, почти все не занимались спортом с раннего детства. В чем же тогда смысл спорта как работы? И что мешает остальным бегунам совмещать спорт с другой деятельностью?

Совмещать тренировки и работу в офисе вполне реально

– Серьезно бегать и параллельно работать вполне реально, – заявил «СЭ» Степан Киселев. – Главное, чтобы была мотивация. Если у людей получается в марафоне, где обязательно нужны две тренировки в день и по длительности они довольно велики, то получится и в других видах спорта. Если где-то достаточно одной тренировки в день, то это вообще не проблема. Другое дело, что все равно чем-то придется жертвовать.

– Например, качеством работы во время рабочего дня?

– Есть три кита: работа, спорт и семья. Успеть везде, на мой взгляд, невозможно. Что-то все равно будет страдать. С одной стороны спорт не вечен, и что не успеешь до 40 лет – потом вряд ли наверстаешь. Но и упущенного в семье тоже не вернуть. Допустим, у меня днем между тренировками есть свободное время. Но если бы я в эти часы работал, у меня бы выпадала из жизни семья.

– Чем вы объясняете такой всплеск результатов у любителей?

– Во-первых, сейчас появляется все больше возможностей работать с гибким графиком. Скажем, Антон Грабовский из Украины тренировался со мной в Кении, а параллельно фрилансил как программист. Норвежец Сандре Моенпродавал в магазине кроссовки, и отказался от этой работы только когда результаты сильно выросли. Во-вторых, появляется мотивация: нашим спортсменам тяжело попасть, например, в структуры МВД и получать зарплату там, соответственно, нужно искать что-то еще.

– Миллион раз слышала от профессиональных спортсменов: перед стартом нужно быть полностью сфокусированным, нельзя отвлечься даже на лишнее интервью. Получается, это все мифы? Реально отработать полный день в офисе, а потом приехать на соревнования и выиграть?

– Иногда лишняя сфокусированность даже мешает. Если ты зациклен на результате, а потом что-то идет не по плану, и ты впадаешь в депрессию. Всегда хорошо иметь запасной плацдарм, будь это работа или семья. Спорт – это же не мгновение, это длинный путь, по ходу которого случается всякое. Мне кажется, сейчас в России как раз формируется новое поколение, и скоро у нас будет достаточно «бегающих программистов».

– Почему любители показывают высочайшие результаты именно в беге на выносливость? Почему никто, например, круто не прыгает в высоту или не толкает ядро?

– Это сложно: нужна специальная экипировка, условия, стадион. Да и начинать тренировки, чтобы быть конкурентоспособными на мировом уровне, в районе 30 лет уже поздновато. А как для марафона это даже плюс: длительные беговые работы с юности изнашивают организм, а любители подходят к стартам более свежими. Да и условий специальных не надо: надел кроссовки, вышел на улицу – и беги. Хотя, есть и минусы: тренировки для марафона очень длительные, и их нельзя пропускать. Любой пробел в тренировках или болезнь очень сильно отбрасывают назад.