Автор Владимир Иванов,Наталья Марьянчик,газета «Спорт-экспресс»,16.12.20г

Петр Иванов рассказал «СЭ» как собирается спасать нашу легкую атлетику

Петр Иванов во главе российской легкой атлетики всего около двух недель, но уже предпринял ряд заметных шагов. В частности, провел переговоры с рабочей группой World Athletics, в результате которых у нас появился хотя бы теоретический шанс получить нейтральный статус до 1 марта. Хотя в целом все еще выглядит очень туманно, и самый лучший исход по состоянию на прямо сейчас — если в Токио выступит всего 10 наших легкоатлетов и под нейтральным флагом. В худшем случае на Играх не будет никого.

Готов работать с любым, за кого проголосует легкоатлетическое сообщество

— World Athletics снова отказалась восстанавливать российских легкоатлетов, но сказала, что есть теоретический шанс до 1 марта. Федерация в своих официальных комментариях восприняла это довольно позитивно, хотя по факту мы снова, скорее всего, пропустим зимний сезон.

— В решении совета все сказано предельно четко: рассмотрение нашего вопроса может произойти на следующем заседании в марте 2021 года или раньше, если это порекомендует рабочая группа. Могу сказать, что мы уже разговаривали с представителями рабочей группы World Athletics и обсуждали эти вопросы. Со своей стороны, мы сделаем все, что от нас зависит.

— Зачем вы позвали в президиум своих же соперников — Михаила Гусева и Ирину Привалову? Обычно все президенты стремятся сделать президиум максимально ручным.

— Для меня главным было максимально соблюсти демократическую процедуру. И сразу сказал, что готов работать с любым, за кого проголосует легкоатлетическое сообщество. Поэтому я никого никуда не рекомендовал, за исключением Ирины Приваловой, которую я очень уважаю и потому хотел видеть первым вице-президентом. Мы договорились, что Ирина возьмет на себя работу по координации «Стратегии развития легкой атлетики в России».

— Что это за документ?

— Федерация должна понимать, к чему и каким образом она стремится, иметь четко поставленные задачи. Задача восстановления в World Athletics — не стратегическая, она связана с решением текущих проблем. Независимо от того, когда это произойдет, мы должны думать о том, как развивать легкую атлетику в стране. Тогда мы неизбежно будем востребованы и в мире тоже.

— Почему у вас в президиуме всего шесть человек?

— По уставу в президиум может войти до 27 человек. У меня были сомнения, насколько такой обширный президиум может быть эффективен, но при этом я готов был с ним работать. Так как я не из легкой атлетики, мне нужно было максимально собрать все мнения, а 27 человек — это почти половина от всех делегатов конференции. У нас было 73 делегата, а в голосовании за место в президиуме участвовали 59 человек. Но чтобы пройти в президиум, по уставу нужно было набрать минимум 39 голосов. Это удалось только шести кандидатам. Теперь у меня есть идея собрать экспертную группу из еще нескольких человек, которые могли бы отражать более широкий спектр мнений.

Позицию Ласицкене можно понять

— Вы преодолевали дистанцию Ironman, когда руководили триатлоном. Теперь, придя в легкую атлетику, начнете усиленно бегать?

— Конечно. Я хочу лично принять участие в максимальном количестве беговых стартов по стране и посмотреть изнутри, как это проходит.

— А если бы вы возглавили федерацию стрельбы — начали бы стрелять?

— Естественно. А как иначе поставить себя на место спортсмена, тренера, проверить существующую инфраструктуру? Прыгать с шестом я, наверное, не стану, но в разумных пределах хочу попробовать все дисциплины. Кстати, даже спортивная ходьба сейчас быстро набирает популярность на любительском уровне. Участники Ironman и ультрамарафонцы-любители поняли, что ходьба позволяет на дистанции экономить силы и при этом сохранять довольно высокую скорость. Так что спрос на тренеров по спортивной ходьбе растет.

— Кстати, о тренерах по ходьбе. Ваши предшественники в легкой атлетике безуспешно пытались не дать тренировать Виктору Чегину и еще нескольким дисквалифицированным тренерам. Вы знаете, как этого добиться?

— Эта задача относится не только к президенту, но и ко всему сообществу легкоатлетов. Ведь люди, которые нарушают правила или закрывают глаза на эти нарушения, вредят всему сообществу в целом. И с теми, кто будет нарушать правила и вредить всем, нам точно не по пути.

— Как вы относитесь к институту осведомителей?

— Конструктивно. Потому что, если мы будем покрывать нарушителей, мы никогда не восстановимся. А вот если сами члены сообщества будут к этому нетерпимы, то пожизненно дисквалифицированные тренеры просто не смогут работать. В противном случае это может затянуться еще на годы.

— Как вы относитесь к Марии Ласицкене и ее резкой критике федерации? Готовы с ней встретиться?

— Марию можно понять, я уважаю ее позицию и ее мнение. Я открыт для встречи с ней, как и с другими спортсменами. Но при этом понимаю, что вернуть доверие к ВФЛА можно только конкретными делами.

Легкая атлетика, как и Ironman, — это вызов самому себе

— В триатлоне главный упрек в ваш адрес звучит так: за четыре года во главе федерации никаких заметных результатов у наших спортсменов не было, все стало только хуже.

— Когда я возглавил федерацию триатлона, статистика показывала, что средние результаты наших топовых спортсменов падают. Поэтому мы приняли решение, сохранив сборы и поддержку для лидеров, часть своего внимания перераспределить на молодых. Если раньше мне говорили, что ничего не получится, то сейчас у нас есть золото первенства Европы среди девушек Анны Горевой, бронза первенства Европы среди молодежи Валентины Рясовой, и это только за 2019 год. Через пару лет эти ребята будут соревноваться на взрослом уровне. Некоторым вещам просто требуется время.

— Зачем вам было уходить в проблемную легкую атлетику, если в триатлоне уже все было налажено и оставалось только ждать прорыва?

— А зачем я или любой другой человек выходит на старт Ironman? Преодоление — это часть моего характера. Я из военной семьи и не привык избегать трудностей. Мне и раньше приходилось сталкиваться с непростыми задачами, и думаю, что тут главное — начать делать первые верные шаги. А дальше ситуация сама начнет разворачиваться в нужную сторону.

Петр Иванов
Родился 15 января 1970 года в Москве.
Генеральный директор АО «Скоростные магистрали».
Генеральный директор АО «Федеральная пассажирская компания» (2016-2020). Заместитель председателя правительства Московской области (2013-2016), генеральный директор ГУП «Мосгортранс» (2006-2013).
Президент Федерации триатлона России (2016-2020).