Не реализовался…

1. Оценка кондиций.

Новосибирский май в этом сезоне своими погодными фокусами побил все рекорды. Холодно, постоянные ураганы, не прекращающиеся дожди — все эти приколы природы не давали слезть с велотренажера и тренироваться по человечески на воздухе. Однако, несмотря на это, несколько удавшихся тестовых заездов по окрестностям обнадежили, что с формой у меня не все так печально, как год назад (если не считать, что я стал тяжелее почти на 2кг! о_О). На нескольких участках неожиданно привез хорошие рекорды по темпу, ощущается хорошая резкость в ногах. Если конкуренты за сезон не сильно озверели, то отставание от них должно хорошо подсократиться…:)

До Красноярска добирались на машине втроем — я, Ваня Давыдов и Артем Сабуров. Поселились в окрестной деревушке уже вечером. Но, не смотря на позднее время, традиции на всякие паста-пати и блины-пати надо соблюдать, загрузили организмы топливом от души, поболтали на ночь о жизни и завалились спать.

2. Стартовый городок, подготовка к старту.

Возле стадиона, где предполагался старт, как всегда шумно и весело. Погода — Багамы! Только моря не хватает. Солнце жарит как из ружья, градусов +30С, не меньше, обгорим все гарантировано. Трачу некоторое время на получение страховки, стартового номера и начинаю гулять, успокаивать мандраж. В этот раз он был не такой выраженный, наверное излишняя уверенность мешала ему разбушеваться как прошлые разы, или общение с кучей знакомого народу из разных городов. В общем страшно, но не очень…:)

Обьявляют 20-минутную готовность к старту. Народ уже начал выстраиваться в стартовых воротах и разбирать вкусные места, даже из тех, кто не был обременен амбициями и обвешался сумками, фонарями, багажниками… У меня амбиции были…:), поэтому протиснулся вглубь сквозь толпу поближе к стартовой линии и встал в ожидании свистка.

3. Старт.

Традиционно, пелотон во всю ширь дороги из Емельяново выводила судейская машина и ГАИ-шники перед нами сгоняли весь транспорт и болельщиков на обочину, чтобы их не затоптали велосипедами. Но одну наглую мелкую собачку согнать не успели. На выезде из Емельяново она, видимо, по принципу «все бегут, и я бегу» пристроилась рядом и приняла активное участие в гонке в непосредственной близости от меня, потявкивая перед колесом. Я не на шутку перепугался за свой велосипед и принялся орать на глупую псину, чтобы она быстрее определилась с намерениями — либо пусть кусает кого-нибудь, либо валит нафиг на обочину, дура. И все же у меня очко дрогнуло раньше, чем собачка сообразила чуть притормозить и пристроиться за мной. Это стоило мне драгоценных метров от лидеров. Очевидцы утверждают, что собачка у меня на колесе просидела почти до самого выезда из деревни на скорости под 40км/ч и только на первом подъеме сдулась.

4. Первый асфальт.

Выезд на первый подъем обнадежил меня дальнейшими перспективами, он прошел без серьезных стрессов как прошлый раз. Сейчас я, на удивление, прошел его ровно, не сбавляя темпа. Однако кони в голове группы сразу дали понять, что дальше халявить не дадут. С первых же нескольких километров на жаре у меня в ноль высохло горло и вся ротовая полость. Я с ужасом понимаю, что на такой дикой скорости жутко боюсь не только до бачка с питьем дотянуться, но даже если и дотянусь, то не факт что не захлебнуть от тряски и сумасшедшего дыхания. Пульсомер и спидометр показывает какие-то непривычные для меня космические цифры, народ мельтишит перед колесами туда-сюда уворачиваясь от колдобин, и народу непривычно много, первый подъем просеял не всех. Неужели все так люто озверели за сезон? Все еще мечтаю хлебнуть из фляги, но частые колдобины вынуждают не выпускать руль. Начинается спуск, пелотон вытягивается в струну и разваливается на две группы, первая отрывается далеко вперед, я оказываюсь в хвосте второй группы, очень тяжело не отстать. На подъеме я приближаюсь к голове второй группы, и на выполаживании пробуем приблизиться к отрыву. Но там, видать, только что закончили разминку и начали по серьезному от всех уносить ноги.

5. Грейдер.

Вторая группа тоже оказалась не простой для меня. За предыдущие два марафона не припомню, чтобы я первый асфальт проходил с таким адовым стрессом! Вышли на грейдер, пыль столбом метров 10 в высоту, камни посвистывают перед носом во всех направлениях. Все мельтешат перед колесами, выбирают место с меньше тряской. Я очень мечтал дотерпеть со всеми до того судьбоносного торчка на грейдере (39-й км), на котором два раза меня отцепляли. Но в этот раз отцепился прямо на спуске не за долго до этого торчка…:( Нет, все же конкуренты в этот раз люто окабанели и размножились. Но во всем надо искать что-то положительное. Теперь можно было чуть сбавить пыл, успокоить дыхалку и наконец-то хлебнуть из бачка и закусить гелем. Попил, закусил, и тут меня догоняет третья группа, в которую я тут же прыгаю и жизнь продолжается.

6. Закололся.

Третья группа оказалась подстать моим силам. В ней мне и самому удалось несколько раз выйти на смену, и на колесе у лидеров не чувствовал халявы, хоть и наконец-то удалось немного перевести дыхание и дотянуться до питья. Тот самый ядреный торчок на 39км прошли всей группой без задержек и нервных потрясений. Но на 50-м километре вдруг бац – слышу издевательское «пш-ш-ш-ш-ш-ш-ш» у меня из заднего колеса, и обод забарабанил по камням. Звук был такой, будто словил дырень размером с палец (домашний осмотр выявил порез почти 1см). Раздосадованный таким поворотом событий, срочно сворачиваю на обочину, громко кроя мглою небо и это чертово колесо, и распугивая очевидцев. Быстро переворачиваю велосипед, снимаю колесо, разбортовываю покрышку. Только успел вставить новую камеру, как неподалеку останавливается легковушка. Я наивно раскатал губу, что это красспортовская техничка и сейчас из нее выйдет мужик с большим велосипедным насосом. А вот ХРЕН! Из машины высыпалось два десятка кренделей (ну, примерное количество, на глаз) с зеркалками и айфонами наперевес, обступили меня и начали скрупулезно фиксировать процесс моего бурного негодования на сложившиеся обстоятельства. Я от удивления аж рот открыл и начал бухтеть им в стиле: «#$%#$ КОЛЕСО &%#$@ НАСОС!!!». В ответ они только пожали плечами, мол, мы акредитованы, чтобы зафотать твою свирепую рожу, поэтому давай бери колесо, вставай напротив солнца и изображай мордой грусть-печаль, а мы будем тебя сейчас снимать и на твоем фоне делать сэлфи для нашего инстаграмма. Я злой как черт, хватаю колесо, надеваю на ниппель свою миниатюрную фитюлину, называемую насосом, и начинаю как кролик наяривать, стараясь заодно найти силы убедить себя, что эти перцы вокруг меня — не гомосеки, а фотографы в силу своей специфики ищут кого бы сфотать, а не кому бы колесо надуть, наверное это везде так. Пот льется градом, глаза аж выедает. Под кучей обьективов чувствую себя препарированным тараканом под микроскопом. Надул колесо до желаемого давления, начинаю выкручивать шлаг. Шланг, вывернулся вместе с ниппелем, и, только что с таким трудом задутый в камеру воздух, мгновенно телепортируется наружу. Я в этот момент захотел чьей-то крови…>:-0. Эти перцы с зеркалками уже успели свалить и пропустили самые яркие моменты эмоций, которые я выдавал, пожалуй, впервые в жизни. Заворачиваю ниппель руками, начинаю второй заход этого надувательства. От остервенелой работы насосом заработал две здоровые мозоли на левых пальцах. Тороплюсь, хоть и понимаю, что ничего вкусного мне на финише уже не светит. Мимо проносятся гонщики, я почти 15 минут с проклятиями чертыхался с этим колесом, стараясь вывернуть шланг без ниппеля (по приборчику пульс ниже 135 не опускался все это время). С 4-й попытки это еле удается. Срочно пакуюсь, заглатываю второй гель и начинаю наверстывать упущенное.

7. Преследование.

В одиночку пилить против ветра было очень грустно. Первые участники, кого я обгонял, даже не пытались присоединиться ко мне. Но дальше по трассе начали появляться желающие зацепиться за меня. Чем дальше, тем дольше они удерживались за мной. Разрекламированная прокатанная грейдером полевая дорога показалась не такой скоростной по сравнению с прошлыми разами, но это безобразие продлилось не долго. Первыми, кто смог зацепиться мне за колесо, стали Соня Коротич (и пофиг, что толстая резина ее колес совсем не асфальтовая) и несколько человек из ее группы, которых я догнал на втором асфальте. Ветер очень сильный с порывами, и на этом участке он стал четко встречным. Обгоняем еще нескольких гонщиков, но мало кто отваживается присоединиться. В пылу бесконечного бодания с сильным мордодуем начинаю уставать. Соня это прочухала, предложила свою смену, и дернула так, что я словил сначала хороший просвет, а потом и мощную судорогу в попытке дернуть за Соней. Но она быстро исправилась и после ускорялась не так шустро. Она стала одной из не многих, кто помогал тянуть этот паровоз, но вскоре случившийся досадный порез на ее покрышке вынудил ее сойти с дистанции.

Судороги все больше заявляют о себе, без Сони стало совсем тяжко, но вперед выходить желающих не находится. На спуске мои рюкзаки меня прошивают как стоячего, отрываются далеко вперед, на подъеме я их догоняю, обхожу и даже отрываюсь в режиме «черепаха», но на выполаживании меня догоняют и… И не обходят! И так из раза в раз. Не могу даже встать на педали и размять спину, ноги от судорог тут же заворачиваются в бараньи рога. Я из-за них окончательно спекся, тошню на каких-то прогулочных пульсах 140…145 против ветра, и неужели ни кто не хочет чуть быстрее поехать, что тут происходит черт возьми?!

8. Финиш.

От всей большой пачки, которую я тянул, осталось 5 человек. Один из них катил на ФЭТ-е, троль, не иначе…:). Вот финишный спуск. Я пропускаю группу вперед и спускаюсь у них на колесе, и даже не отстал. Против ветра скорости не фонтан. Я в группе еду третьим, и понимаю, что судороги бодаться на финише мне не дадут, хотя было бы за что… В финальный торчок группа сделала вялое ускорение, я даже умудрился удержаться со всеми, но за 100м до финиша, при попытке встать на педали, судороги намертво заблокировали мне обе ноги. Последние 50м одолел накатом и с перекошенной от боли рожей, не сделав ни одного оборота педалями.

9. Награждения.

Пересек финишную черту под чьи-то возгласы «Ура!!!» и «Вау!!!», упал на асфальт и минут пять не мог шевельнуть ногами. Горло и губы пересохли, пить хочу, но еще больше хочу подняться а не могу. Через пять минут ноги отпускает, поднимаюсь, делаю неуклюжие шаги. Помню, что мне за финиш полагается медалька и банка с пепси. Медалька очень красивая, а пепси раскаленная и противная, надо искать магазин с напитками, но он далеко, а на велосипед смотреть страшно, точно не залезу на него. Судороги еще целый час преследовали по любому поводу. Но время еще есть, пошел до магазина пешком, напился вволю.

Этот марафон выдался самым приключенческим за всю мою практику. Но, не смотря на все приключения, я все же умудрился, как заправский электромонтер, замкнуть двадцатку сильнейших в категории мужиков 40…49лет (92 человека), и мне за это полагалась велопобрякушка на 500р, которую выдали сертификатом в магазин «Триатлета»…:) (чуть позже я его потратил на велонасос СО2). Результат сильно хуже, чем прошлые разы, но, наверное, при такой конкуренции надо порадоваться и 20-у месту, ибо конкуренты за сезон люто озверели и прилично ушатали меня.

Еще в этом марафоне я стал счастливым обладателем бесплатного слота за участие в конкурсе отчетов (2017г) — это тоже замечательный приз. Правда, в самом конкурсе мой отчет не выиграл ничего, наверное я наговорил там лишнего. Когда я его писал, то не ведал, что «мужик-заводило», «черт языкастый» и «директор красспорта» — это одно и то же лицо…:)) Товарищи судьи, не сердитесь, я раскаялся, больше так писать не буду! 🙂

Страва: www.strava.com