Дмитрий ПолянскийДолгое время Дмитрий Полянский был для местных болельщиков этаким приведением Каспером – он вроде бы есть, но видели триатлониста живьем единицы. Лишь короткие сообщения из Красспорта об успехах спортсмена будоражили воображение. То молодой триатлонист из Железногорска геройствует на Филиппинах, финишируя ползком. То в составе эстафетной команды России выигрывает командный чемпионат мира в Венгрии. То (что совсем уж невероятно!), становится кандидатом в национальную олимпийскую сборную!

И вот, наконец, публике представили героя. После очень удачного вступления на завершающем этапе Кубка мира в израильском Эйлате (4-е место и попадание на 37-ю строчку олимпийского рейтинга, что дает реальные шансы на поездку в Пекин) воспитанник городской детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва «Здоровый мир» Полянский вернулся домой. И тут же был атакован прессой.

ГЛАВНОЕ – НЕ ЗАКОЛОТЬСЯ

Видеокамеры, микрофоны, приглашения в телепрограммы, просьбы об интервью… Да еще и приехал Дмитрий не один, в с красавицей невестой – триатлонисткой, членом сборной страны Анастасией Яценко. Чем не новая звездная пара?

Разговор с восходящей звездой российского триатлона состоялся… в пустом классе средней школы №47 сразу после вечера чествования лучших спортсменов «Здорового мира».

– Дима, такой ажиотаж вокруг твоей персоны тебя не удивил? Или ожидал нечто подобное?

– Ожидал, но не в таких объемах. Для меня это в новинку, особенно эта пресс-конференция по приезду в Красноярск. Боялся.

– Чего?

– Как чего? Такого внимания. Мне было очень приятно и очень страшно одновременно. Но я справился с эмоциями. Ведь это одно из основных качеств спортсмена.

– У триатлонистов наверняка есть своя категория страхов?

– Однажды я попал в завал и после этого довольно долгое время меня преследовал страх, что снова упаду. Вообще, много что может приключиться. В основном это происходит на велоэтапе. Либо завал, либо прокол камеры. Если тебе сильно повезет и ты «заколешься» прямо возле вилл-стопа, ты еще можешь что-то успеть. Но чаще после прокола не получается ничего. Замена колеса – это в лучшем случае 30 секунд потери. Догнать свою «пачку» уже не реально. Бывает, спортсмены уезжают не туда. Но это редкость, на крупных соревнованиях такое маловероятно. Курьезы случаются. К примеру, перед стартом в Эйлате мой товарищ прыснул на очки «Антифогом» – жидкостью против запотевания. А она вступила в реакцию с соленой водой и разъела глаза так, что плыть стало невозможно. В итоге на велоэтапе он сошел с дистанции. До сих пор глаза болят. Бывает, сходят на беговой дистанции. К примеру, на Филиппинах у меня был солнечный удар. Из-за страшной жары, мы стартовали в 6 утра. Но уже через полтора часа началось пекло. После велосипедного этапа я выбежал первый, за первый круг убежал еще секунд на тридцать. А перед самым финишем упал! Потерял сознание. Пока полз, меня обогнали и я стал четвертым.

 

ОЛИМПИЙСКИЙ МАРАФОН

– Олимпийская дистанция в триатлоне занимает около двух часов. В этом сезоне у тебя было около двадцати стартов. Это не слишком?

–  Это очень много. Но я поставил перед собой такую цель. Понимаете, отбор в Пекин начался еще в 2006 году. Надо было сделать семь стартов в сезоне-2006, девять – в сезоне-2007 и выступить на первых этапах сезона-2008. Мне пришлось набирать все эти старты за один сезон. Потому что в 2006 году я и не мечтал о Кубках мира. В начале этого сезона у меня у меня был настолько низкий рейтинг, что для того, чтобы просто завоевать право участвовать в мировом Кубке, мне нужно было выступать и на Кубке Африки в ЮАР, и на двух этапах Кубков Азии. Ни о каком олимпийском рейтинге речи не шло вообще. И только после Африки и Азии набранные очки позволили мне заявиться на Кубок мира.

– И? Открыл дверь в большой триатлон ногой?

– Можно так сказать. В начале сезона никто и предположить не мог, что через полгода я буду реальным кандидатом на Олимпийские игры.

– Как тебе за один год удалось превратиться из юниора в спортсмена, попавшего элиту триатлона?

– Вера в свои силы. С каждых годом я прибавлял. Выступая по юниорам, не стремился во что бы то ни стало показать результат, себя опустошить. Потому что на «потом» может ничего не остаться. Зато теперь у меня есть и силы и желание.

– Олимпийскую трассу уже опробовал?

– Да, я стартовал на ней дважды. Мой первый Кубок мира как раз был в Пекине. Один из самых запоминающихся дней – третье марта 2007 года. Приехали все-все-все сильнейшие. Олимпийские чемпионы, чемпионы мира… Что я буду участвовать, стало ясно только перед самым стартом. Мне выдали один из последних номеров. В итоге занял 39-е место, очень обрадовался. Потом поехал в Новую Зеландию. Там не очень удачно сложилось, я как раз «закололся». Ехал в первой пачке, пока менял колесо переместился в третью. Прибежал сороковой. Потом ниже 25-го места я уже не опускался.

 

«С БРАТОМ ВСТРЕТИМСЯ НА КИПРЕ»

– Ты начинал с плавания, а потом перешел в триатлон. Почему?

– Мой отец занимался триатлоном (Андрей Полянский – КМС по триатлону, обладатель титула «Айромен» – прим. автора). Я же в детстве наплавался, хотелось чего-то еще. Попробовал в триатлоне – стало получаться. В 2003 году впервые поехал заграницу – отобрался на чемпионат Европы среди юношей. Радости было!.. Но перед стартом так нервничал, аж всего трясло. Выступаю за сборную страны! Вспоминаю этот день до сих пор. Никогда его не забуду.

– Как сложился старт?

– На велоэтапе я умудрился упасть. Дальше ехал весь ободранный.

– ..И с тех пор началась кочевая жизнь. Тебе нравится такой образ жизни – по двадцать раз за год переезжать из страны в страну?

– Нравится узнавать новые страны, города. Гонконг очень впечатлил. Но частые перемещения начинают надоедать. Хочется побыть на одном месте. Вообще мы на Кипре много времени проводим – там тренировочная база, месяца четыре в году там живем. Смотреть на него уже не могу. Вот дома побыть – это да.

– Как долго планируешь быть в Железногорске?

– До Нового года. Потом снова на Кипр. В конце марта будет первый этап Кубка мира в Италии.

– Твой младший брат Игорь тоже занимается триатлоном, состоит в юношеской сборной страны. Как часто вы видитесь?

– Видимся. Сейчас он на сборах в Кисловодске. Думаю, увидимся на Кипре. Очень переживаю за него. У меня есть мечта – чтобы мы вместе выступали и побеждали.

– Взявшись за руки?

– Нет. Этого нельзя делать – тогда обоих снимут. Это неспортивно.

 

ПЛЫТЬ! ЕХАТЬ! БЕЖАТЬ!

– Из чего складывается тренировка триатлониста? Сколько времени уделяется плаванию, велосипеду, бегу?

– По-хорошему надо больше тренировать тот вид, который у тебя отстает. Но когда тренируешься в группе это делать очень тяжело. Поэтому тренеры ориентируются на тех, у кого все виды развиты достаточно хорошо. Как, например у меня, или Сереги Брюханкова (один из лидеров российского триатлона – прим. автора). Плавание важно с той точки зрения, что ты должен суметь приплыть в лидирующей группе и на велоэтапе сесть в основную «пачку». Потому что каким бы ты прекрасным велосипедистом не был, людей, которые работают вместе в одиночку не догонишь. Поэтому обычно мы много плаваем вначале сезона, а потом делаем упор на велосипед и бег. К примеру, день может сложиться так: проплывание в бассейне от трех до пяти километров, езда на велосипеде от сорока до восьмидесяти (в зависимости от задач) и беговая дистанция от десяти до восемнадцати,  или даже до двадцати двух километров.

– Бытует мнение, что триатлон превращается в соревнование легкоатлетов после этапа плавания и бега.

– Не  согласен. Я знаю многих легкоатлетов, неплохо плывущих и едущих, которые даже приезжая в транзитную зону в лидирующей «пачке», просто не могли дальше бежать. Мышцы отказывались работать после сорока километров езды. Чем сложен и интересен триатлон – нужно научиться отрабатывать именно эти переходы. С плавания на велосипед, с велосипеда на бег. Конечно, бег – это последний вид и все стараются подготовить его как можно лучше. На Олимпийских играх в Афинах все атлеты на это и рассчитывали, думали – всё решится на беге. Но несколько человек опрокинули все расклады. На велоэтапе взяли и уехали в отрыв. Так впятером и разыграли медали, а все знатные бегуны остались позади. Конечно, тактика, сильно зависит от трассы, в Афинах она была горная. Но и в Пекине будет одна из тяжелых, горных трасс. Так что велосипеду в тренировках будем уделять большое внимание.

 

ДВЕ СВАДЬБЫ? НЕ ПРОБЛЕМА!

– Твои родители сделали немало для того, чтобы ты что называется «попал в обойму». За свой счет отправляли на различные этапы, чтобы ты мог набирать рейтинговые очки. Считаешь, без этого не было бы успеха?

– Без родителей я бы вообще ничего не смог. В детстве меня мама на руку таскала в бассейн. А я не хотел – прогуливал. Хитрил, плавки намочу – вроде как поплавал. Но это поначалу. Лет в одиннадцать я уже серьезно тренировался. Сначала плавал брассом, потом перешел на кроль. У меня всегда была сумасшедшая выносливость. Кэмээса по плаванию я выполнил на «полторашке» вольным стилем. Ну а потом, когда перешел во взрослый триатлон… Часто бывает так, что в тебя не верят. Приходиться доказывать. Искать деньги, ехать на соревнования за свой счет… Иначе никак. Но теперь я в сборной и дела обстоят по-другому.

– И напоследок. Почему свадьбу решили сыграть именно в Железногорске? А не на Украине или в Пензе?

– Все о-очень просто – у нас нет времени. После окончания сезона мне в любом случае надо было появиться в дома. А Настя наслушалась моих рассказов и захотела сходить на Столбы. Вот и решили жениться здесь. А как-нибудь потом еще одну свадьбу сыграем, в Пензе!

Галина ШИПОВАЛОВА
Сегодняшняя газета

ДЕКАБРЬ 2007