рассказ об участия в знаменитом веломарафоне от Сергея Минина

В типовом советском дворе или небольшой деревне живёт 400-500 человек. На старт веломарафона Красспорт вышло более 700 спортсменов. Все они – замечательные люди, но большинство из них я так и не увидел – моя стартовая позиция в первом ряду. Правда, занять место в этом ряду оказалось непросто. Мы прикатили на построение за 10 минут до начала гонки, когда пробраться через ряды участников невозможно. Пришлось перелезать через забор самим, перекидывать велосипеды и, вежливо (зачёркнуто) нахально расталкивая атлетов в первом ряду, занимать места. Веломарафон «Красспорт» привлекает, в первую очередь, спортивной составляющей: большим количеством участников, широкой их географией и уровнем подготовки, традиционностью проведения, которая позволяет каждый год бороться на трассе с самим собой из прошлого.

Несмотря на то, что старт марафона даётся сходу, очень важно выбрать правильную позицию в пелотоне, соответствующую вашей подготовке. Например, чтобы не мешать более быстрым участникам и не попасть в завал, который неминуемо организуют чересчур рьяные «гонщики первых километров». О, об этих ребятах стоит сказать отдельно – они выделяются на общем фоне и действуют настолько пафосно, что их стоило бы отнести к террористам. А может быть, дело в общей низкой культуре участников массовых соревнований. Например, даже в первых рядах удалось наблюдать фактурного велотеррориста: парень лет 14, весьма ушлый, на брендовом велосипеде Stels, с колонкой, из которой доносилась рэпчина, дерзко влез между лидерами, постоянно опасно маневрировал и не прислушивался к добрым советам «свалить к мамке».

Но всё описанное выше лирика, а в посёлке Емельяново 1 июня 2019 года приближался момент старта. Мандража у меня не было, только холодная уверенность в силах и технике. Рассеяно наблюдаю за соперниками в первые минуты, в уме прикидываю, решится ли кто-то пойти в ранний отрыв. Особенностью гонки 2019-го года стал очень сильный ветер, и только слаженная работа в группе могла позволить уйти в отрыв. Намечаю несколько атлетов, известных мне по предыдущим соревнованиям, с кем можно будет уверенно поработать в группе. Параллельно где-то в глубине точит любопытство: как себя покажет на марафоне предсерийная рама гоночного хардтейла Sarma с малым Q-фактором. Велосипед на базе этой рамы уже был проверен на кросс-кантрийных соревнованиях. Но прототип впервые вышел на старт марафонской дистанции рядом с байками от других уважаемых брендов.

Пара слов о конфигурации велосипеда, который должен принести мне победу сегодня. Вилка – Manitou Machete Pro 29er. Колёса – Chinease Custom Carbon с внутренней шириной 28 мм. Втулки – DHQ Prototype. Покрышки – Maxxis MaxLite, бескамерные герметик Service Multy с блёстками. Трансмиссия – SRAM GX 1×11. Тормоза – Avid Level TL. Система – Truativ Stylo Dub 34T. Руль и подседел – Sarma Carbon.

Табло и ведущий отсчитывают время перед стартом, участники не торопясь начинают движение вслед за автомобилем судей. Через пару минут выезжаем из посёлка, машина уходит на обочину, кто-то кричит «можно!» и семь сотен атлетов устремляются вперёд. Как уже писал выше, наименее опытные и наиболее горячие резко рвут со старта, создавая опасные моменты, чтобы сойти с марафона, не преодолев и пятой части дистанции. Сразу чувствую сопротивление, которое создаёт ветер. Группа лидеров держится плотно. Большая часть внимания прикована к безоговорочному фавориту гонки – Александру Улитину. Два года подряд этот парень один уезжал от группы за горизонт и рвал финишную ленту. Но сегодня и Саша не торопится уходить вперёд.

На первых десятках километров гонки теряюсь в пелотоне, легко поддерживая темп лидирующей группы из сорока человек, но не высовываюсь вперёд. Оцениваю соперников, экономлю силы. А соперники уже показывают свою удаль: постоянно следуют атаки, небольшие группы пытаются вырваться вперёд, но неизменно не могут отъехать и опять оказываются в общей массе лидеров. Бороться с ветром не может никто. Вслушиваюсь в поведение велосипеда: особых нареканий нет, но порой не хватает скорости, которую даёт передняя звезда на 34 зуба. Да, на марафон стоило поставить звезду побольше, например, на 38 зубов. Увы, потерпели неудачу все попытки заколхозить имеющуюся 38ю звезду с мощемером от шоссейника, поэтому в последний момент установил что было. На спусках стараюсь пристроиться за кем-нибудь, чтобы не проигрывать в скорости. И здесь ураганный ветер работает на меня – быстро ехать не может никто, так что я не особо и отстаю из-за «медленной» трансмиссии.

Так мы и ехали постепенно редеющей весёлой толпой до начала гравийки на третьем десятке километров дистанции. Как оказалось позже, в самом конце первого асфальтового участка, небольшой группе всё же удалось уйти в отрыв от пелотона. Начало грунта на Красспорте – это событие, всегда меняющее расстановку сил и картину гонке. Кто-то перекачал колёса, что давало преимущества на асфальте, но не позволяет сохранять контроль на грунте. Когда-то я сам совершал подобные ошибки и теперь старательно подхожу к выбору резины и давления в шинах. При заезде на грунт, как и в предыдущие годы, лавинообразно возрастает количество проколов: слышу несколько «пшшш, пшшшшшш» вокруг себя. Начинаю слегка параноить: на гонку выбрал очень лёгкие и тонкие покрышки Maxxis Max Lite. С ними масса велосипеда получилась около 9,5 кг. Но, на удивление, резина отлично сопротивляется всем дорожным ловушкам.

Первые километры по гравию скорость оставшейся группы существенно возрастает. Но через короткое время начинаются тактические игры и темп падает до раздражающе низкого уровня. Теперь каждый приценивается ко всем, никто не хочет работать впереди. Субъективно, начинать игры ещё рановато – впереди половина дистанции. Почему-то именно в такие моменты я вдрызг проигрываю в тактике и, к своему сожалению, становлюсь героем, работающим впереди группы и на своих плечах несущим остальных к финишу. Вероятно, причина в бешенстве, в которое вгоняет необоснованно низкая скорость и бездарно расходуемые силы. Кстати о плечах. Широкий руль Sarma 740 мм на выносе Sarma 60 мм не способствует улучшению аэродинамики, зато позволяет разгрузить спину и дать отдых плечам.

Примерно в таком же положении невольного героя оказывается Андрей Рейтер. Вдвоём с ним мы тащим группу. Внезапно решает атаковать и уйти в отрыв кандидат в мастера спорта Андрей Тимофеев. Его атаку поддерживает Рейтер. Я же замешкался, оставшись в группе. Видя отрыв уже метров в 70, понимаю, что с группой каши (и победы) не сваришь, делаю рывок за Тимофеевым и Рейтером. Рывок даётся непросто, но удаётся добрать лидеров. Из преследователей меня никто не поддерживает, что не может не удивить. Втроём мы быстро срабатываемся и бодро отъезжаем от заигравшегося пелетона. Слаженная работа втроём позволяет расслабиться и не наблюдать пристально за соседями, проанализировать работу рамы…

Рама велосипеда определяет отношения наездника с ним во всех ипостасях. Мы смотрим на приятные нам обводы, чувствуем нужный отклик в движении. Экспериментальная рама Sarma на марафоне радовала. Сделать хорошую раму с короткие перьями для найнера – сложная задача. И вкручивая десятки километров знаменитой трассы марафона Красспорт, я понимал – инженерам это удалось. Перья длинной 425 мм в сочетании с boost-шириной втулки в 148 мм сделали байк более жёстким, чем его сородичи. Велосипед очень отзывчивый на вращение педалей, более эффективно передаются усилия атлета на колесо. На каждом подъёме я внутреннее благодарил разработчиков за такое решение.

Во время «тактических игр» и езды в группе на трассе не раз пришлось вспомнить доброй мыслью разработчиков новой рамы Sarma. Острый угол рулевой в 69 градусов даёт уверенность на спусках – байк идёт чётко по заданной траектории, стабильность движения – рама менее «дёрганная», отточенную управляемость на скорости. Упомянутое выше отлично сочетается с большой длинной рамы. Так называемая «XC-forvard» геометрия, то есть удлинённый передний треугольник, позволяет использовать короткий вынос при лежачей посадке, равномерно распределяя вес. Если обернуться к идеологии создания этой рамы, то стоит признать: Sarma следовала новейшим трендам. Широко известны среди новейших направлений большой reach – залог той самой forward-геометрии, короткая рулевая труба, большие зазоры под покрышки. При моём росте 177 см рама L в подъёмы едет похуже, чем аналогичная М. Байк на раме большей длины неохотнее раскатывается в горку, сложнее педалировать. Но при этом рама любой длины позволяет держать заданный курс. Пожалуй, я бы предпочёл для себя раму М, но это ещё предстоит проверить на соревнованиях.

Удивительно, как настолько разительные отличия получаются из-за небольших изменений параметров рамы. Странна и редкость такой геометрии в линейках производителей велосипедов. Но поразмыслив, становится очевидно: далеко не все могут себе позволить или считают необходимым создавать относительно доступную и надёжную раму для XC-гонщиков. Применённые в экспериментальной раме Sarma решения требуют кропотливой инженерной проработки и длительного тестирования. Часть тестируемых рам, сделанных нашими китайскими партнёрами, сломались, другие не позволяли получить желаемого характера велосипеда. И вот сейчас, похоже, была найдена близкая к идеалу геометрия для XC-найнера.

Из рассуждений про особенности байка меня выдёргивает осознание отсутствия в группе Тимофеева. Во время одной из моих смен от не выдержал темпа и отстал. Есть подозрение, что это мог быть и хитрый тактический ход, позволивший поэкономить силы и в результате победить. Но, как говорил сам Андрей после финиша, он просто не усидел, темп показался слишком высоким. Работать вдвоём стало сложнее, но осознание того, что мы — лидеры гонки и идём с существенным отрывом, добавляло сил. Слаженная работа с Андреем Рейтером ещё больше поддерживала спортивный азарт. Нога шла, была свежей, крутилось хорошо и ничего не предвещало перемен, впереди уже маячила финишная разборка на двоих за высшую ступень подиума.

И вдруг, сидя на колесе Рейтреа, слышу «бух!» и вижу разлетающийся во все стороны герметик с его заднего колеса. Я остался один. Крутить одному против ветра стало очень тяжело. Начали одолевать сомнения – сражаться одному или дождаться группу. Но романтик во мне победил. Тем более впереди была только ушедшая вперёд перед гравийкой группа, а дорога делала разворот, давая надежду на смену направления ветра. Но, увы, согласно известному закону езды на велосипеде, ветер дует всегда в лицо. Проезжаю грунт, выскакиваю на асфальт, и, о чудо, ветер становится попутным! Но лишь на 500 метров. Перебираю различные методы посадки на велосипеде, которые должны сделать меня аэродинамичнее, но ничего не помогает.

Ещё около 20 километров в одиночестве борюсь со встречным ветром и, обернувшись, вижу нагоняющую меня отставшую группу. Дожидаюсь группу, начинаю яростно (как мне кажется) педалировать в ней, пытаясь усидеть. Но одиночный героический рывок вымотал меня чуть менее, чем полностью. Держусь пару километров, но на первом же подъёме, где начинается вялотекущая раздача, не могу поддержать темп лидеров, отваливаюсь. Группа развалилась, неторопясь начинаем ехать с какими-то дядечками. Постепенно из первой группы отваливаются такие же подуставшие, милостливо подбираем их к себе. Но и среди отстающих никто не хочет работать, все просто досиживают конец дистанции.

В итоге я опять везу на колесе группу дедов, изредка на смену выходит Дима Андреев и ещё один достойный мужчина. Постепенно теряю и этих попутчиков, со мной остаётся лишь Андреев. Поскольку мы в разных категориях и в абсолюте ни одному из нас ничего не светит, то несколько раз жду его – помогаю такому же неудачнику этой гонки, как и я, да и не так скучно крутить вдвоём. Но у финиша Дима неблагодарно решает устроить разборку, вылезает с колеса и устраивает финишную разборку. Это забавляет, потому что ничего уже не решает, но поддерживаю дерзкий порыв, проигрывая на финише сантиметры.

Финиш! Несмотря на неудачи, от гонки остаётся удовлетворение: физическая готовность была, байк отработал великолепно. Подобранная тренировочная программа и кручение на станке всю зиму были не лишними. С активной работой и насыщенной жизнью, времени на подготовку остаётся не так и много. Тренировочные программы от Zwift помогли существенно сократить необходимые затраты времени. Слава современным технологиям! Аве инженерии! Технологии помогают эффективнее тренироваться, создавать наикрутейшие байки, а также они позволили поделиться этой историей с вами. До встреч на трассах и, особенно, на афтепати!

Иван Аристов