Журнал «RedYarsk»
2006 год
 
«Внимание велосипедисты, стройся! Шлёмы у всех надеты? Шлема, спрашиваю, у всех есть? Итак, сегодня на наши соревнования заявилось рекордное количество участников…».
Так, или примерно так начинается каждый этап Кубка города по маунтинбайку. Не очень стройная шеренга велосипедистов, лениво выравнивающих колеса своих байков, немного поодаль – набитая рюкзаками и упаковками с минералкой организаторская «Хонда»… А перед самими байкерами владелец «Хонды» – загорелый человек велосипедной форме с мегафоном в руке.

Это Владимир Мусиенко. Мастер спорта по зимнему полиатлону, четырехкратный обладатель престижнейшего титула Айронмен, а в миру – заместитель начальника Главного управления по физической культуре и спорту администрации города Красноярска. Он и интересуется про «шлёмы». Это ведь для безрассудных байкеров каска – всего лишь лишний вес. Для всех остальных нормальных людей шлем – необходимая гарантия защиты.
Разговаривали с Владимиром Ивановичем обо всем – о муках во время прохождений марафонских дистанций, о будущем велосипедистов-любителей в Красноярске. И даже о том, в каком голландском магазине замначальника Красспорта чуть было не купил марихуану. 
БЕЗ КОФЕ? НЕТ, УВОЛЬТЕ!
Начать хотелось с места в карьер. Спросить, доколе водители будут бесцеремонно прижимать велосипедистов к обочине на улицах города. Напасть с вопросами по поводу бесчинства автомобилистов на велосипедных дорожках острова Татышева… Но Мусиенко пришел с совещания немного усталым. Со словами «Кружек по шесть за день выпиваю!» поставил перед собой маленькую чашечку кофе и… беседа с «железным человеком» началась с другого.  
– Владимир Иванович, кофе пьете настоящий?
– Да где там… На работе разве успеешь? Растворимый. Другие удивляются, как я столько кофе за день выпиваю. А мне самое то. 
– На длинных дистанциях ведь тоже нужно много пить?
– Да. Причем не тогда, когда тебе захочется, а периодически. Иначе организм в определенный момент просто перестает работать. За время прохождения Айронмена к питью и еде прикладываешься раз двадцать, наверное. За границей легче – там продаются специальные гели и батончики. Гели – еще советская разработка, по типу питания для космонавтов. Жидкость из тюбика. Но у нас в стране дальше космических программ дело не пошло. А там ухватились, наладили производство в «мирных целях». Калорийность одного такого тюбика около 350 килокалорий, стоит рублей сто по нашим деньгам. 
– На марафонах участники только этими гелями питаются?
– Организаторы устраивают пункты питания, но потребности у всех разные. Вот для меня бананы очень хороши. Еще батончики. Шоколад неудобен – тает. Раньше использовал гематоген, но потом мне разъяснили, что он сгущает кровь. А нам наоборот надо, чтобы она быстрее бегала. Ну и пьем, конечно. Для меня, к примеру, наш известный спортивный врач Нина Виноградова написала рецепт энергетической смеси. На дистанцию всегда беру две бочки (специальные бутылки – прим. автора) – в одной обычная вода, в другой смесь. 
– Вы четыре раза прошли марафон Айронмен. Какой из них был самый трудный? 
– Первый, четыре года назад в Венгрии. Температура воздуха была 34 градуса в тени. До финиша не доехал каждый третий. Люди просто падали на обочину. Плавилось все. На велоэтапе я даже снял очки, чтобы лицо лучше обдувало. Я прошел всю дистанцию, при том, что два раза упал и один раз прокололся. И в итоге проиграл полторы минуты четвертому месту – так было обидно! В Айронмене ведь награждают первую четверку. 
ДВЕСТИ КИЛОМЕТРОВ – И ПУЛЬС В ПОРЯДКЕ
– В рабочее время вы в кресле начальника, вечером – тренировка. Времени хватает?
– На самом деле многие сейчас так делают. Но одно дело просто идти в зал и заниматься, а другое целенаправленно готовиться к соревнованиям. Мне интересно именно это.
– Но ведь вы готовитесь не к «первенству водокачки». Для того, чтобы пройти марафон нужно не по часу в день тренироваться.
– Бывает, уже темно, а ты все педали крутишь. Когда есть желание, даже при таком режиме работы время находится. За неделю у меня плавания километров восемь набирается, бег – около пятидесяти километров и велосипед – 200 км. Причем плавать я стараюсь в обеденное время. Чуть больше двух километров в бассейне, на машину – и обратно на работу. Я вообще считаю, что час – это слишком много для приема пищи. Поесть можно быстро. Что-то легкое – йогурт, банан, бифштекс, разогретый в микроволновке. Бег и велосипед по вечерам, на выходных более объемные трех-четырех часовые тренировки делаю. Весь смысл подготовки к Айронмену – это научить организм длительное время работать на низком пульсе. Чтобы в районе 150 ударов в минуту держался. Я ведь не стремлюсь побить рекорд – он около семи часов. На мой результат – 11-12 часов этих тренировок вполне хватает.
– И все у вас, естественно, идет по строгому плану?
– Конечно по плану. Я содрал этот план с американского журнала «Триатлет».  
ЕСТЬ ТРЕНЕР, НЕТ ТРЕНЕРА…
– Сейчас триатлон и маунтинбайк становятся все более популярными видами спорта. А как все это начиналось в Красноярске? 
– 14 мая 1988 года собрались люди из разных видов спорта – лыжники, ориентировщики, и  провели первые соревнования по триатлону. Сейчас не верится, но тогда этапы проходили так. Плыли в бассейне километр, садились в специально нанятый автобус, ехали на Татышева, там бежали десятку и ехали тридцать километров на велосипеде. Все кувырком. Потом уже приноровились – автобус не всех скопом, а после каждого заплыва людей на остров отвозил. Но было понятно, что для дальнейшего развития нужна база. В середине девяностых мы пошли к тогдашнему председателю городского спорткомитета Владимиру Ходыкину с просьбой открыть отделение триатлона. В это самое время стало известно о том, что триатлон будет олимпийским видом. Нам не отказали. Со временем стали привлекать спонсоров. Помню, сначала перебрал всех своих друзей-бизнесменов. Потом взял газету «Комок», и просто начал обзванивать фирмы, 89 как сейчас помню, их было. Семьдесят шесть фирм отказали. Но ведь тринадцать дали денег! Постепенно стало нормой, что триатлонисты на соревнованиях получают не только грамоты, но и достойные призы. Потом пришли люди из федерации велоспорта: «Давайте работать вместе». Мы объединились. Но скоро я понял, что нам не по пути. У них все было организовано на уровне покатушек – собрались, проехали и ладно. Это раньше красноярский велоспорт котировался. Лет тридцать назад чемпионат города собирал до двухсот велосипедистов. Есть у нас и чемпионка мира Галина Енюхина. Сейчас шоссейников осталось человек пятнадцать. Мы же каждый год ставим перед собой все более амбициозные цели. Попасть на чемпионат страны, через год занять призовые места, отобраться на Олимпиаду… Вот Дима Полянский из Железногорска, 20 лет парню. На Филиппинах геройствует – за несколько метров до финиша потерял сознание и пересек черту ползком! Ездит по этапам различных Кубков набирает рейтинговые очки к Олимпиаде. Член сборной России. У нас хорошая база, прекрасный тренер – Андриян Христофоров. Это вообще человек, который, как там на западе говорится? Make myself. Сделал сам себя. Когда его бывшие товарищи по шоссе узнали, что он стал двукратным чемпионом России по триатлону, мастером спорта, они очень удивились. В велоспорте он звезд с неба не хватал. Сейчас – двукратный обладатель титула Айронмен.
– С маунтинбайком в плане спортивных достижений пока похуже дела обстоят?
– Здесь с тренерами не так хорошо. Пока не удалось найти человека, который бы этим загорелся. Очень удачно начинали работать с Владимиром Черниковым, но это было только вначале. Хотя сам маунтинбайк, как новый вид нам удачно удалось подхватить. И спортсмены перспективные у нас есть. Вот в 2005 году группа наших ребят-энтузиастов поехала на чемпионат по экстремальным видам маунтинбайка. Для нас тогда это в новинку было. Призовых мест не заняли, но подучились. На следующий год мы отправили делегацию уже официально. Так они две медали привезли! В даунхилле среди юниоров Евгений Терещенко второе место занял. Артем Цыбин – третье в байкер-кроссе. Причем он тренера не имеет, сам себя тренирует! Можно сказать, человек с улицы. 
ДО ВЕЛОРАЯ ЕЩЕ ДАЛЕКО
– В Красноярске проводится Кубок города по маунтинбайку. Поучаствовать может любой желающий, но выступают и призовые места забирают в основном триатлонисты, ведь так?
– Несколько лет подряд Кубком города владеет Владимир Воропаев – он КМС по триатлону. Но есть некоторые «прибайкеры», так можно назвать. Тот же Олег Косарев – большие надежды в маунтинбайке подавал. И подает. Посадка, умение владеть велосипедом – все от бога. Но, как и многие ребята, он начал параллельно работать продавцом в спортивном магазине, что сказалось на результатах. 
– Почему бы не разделить участников Кубка города на группы? Чтобы те, кто любит кататься, но не занимается этим профессионально хотят посоревноваться между собой.
– Это проблема, которую нам в ближайшее время предстоит решать. Причем начать надо будет все-таки с более качественного возрастного деления. Сейчас основная группа соревнующихся – это мужчины от 20 до 38 лет. Фамилии победителей легко можно спрогнозировать. Тому, кто участвует в первый раз, может и интересно, сколько он Воропаеву проиграет – двадцать минут или час. А что потом? Ведь наша задача – сделать так, чтобы люди в итоге были довольны. А новые байкеры приходят, второй этап Кубка города 105 участников собрал. В этом году мы еще ввели новшество – теперь это соревнования лично-командные. Павел Преловский – сотрудник Красспорта, сам катается – предложил такую систему. Я сначала сказал: «Зачем это надо?». А потом понял – нужная вещь. Это сплачивает. Если ты в команде, то не должен подводить остальных, а значит, выйдешь на старт.
– Когда в Красноярске создадутся условия для более или менее безопасного передвижения велосипедистов по городу?
– Идея обустройства велодорожек в городе упирается даже не в то, что у нас узкие улицы, а в то, что люди пока к этому не готовы. ГАИ провела эксперимент – в центре города сделали специальную полосу только для общественного транспорта. Думаете, кто-то ее признал? Если наши водители привыкли ездить по тротуарам… Поэтому вопрос – что реально мы можем сделать? Мы можем обустроить остров Татышева. На сегодняшний момент там есть две велодорожки. Но проблема в том, что знак, запрещающий проезд автомобилям постоянно срывают, игнорируют. Недавно руководство ГАИ предложило новый проект, и я думаю, он скоро реализуется. Суть в том, что будет создана зона, куда машины просто не смогут проехать. Мы боремся за хорошие условия для массового катания. Когда в прошлом году мы приехали в Голландию на Айронмен, знаете, что больше всего поразило? Не марихуана, продающаяся в магазине бакалейных товаров. Самое яркое впечатление – это отношение к велосипеду. Мы просто были шокированы. Когда ты видишь солидного голландца, который едет по центру города на велосипеде, умудряясь в руке держать зонт… Когда велопарковки собирают тысячи велосипедов! Вот к такой культуре надо стремиться. 
ЗАПИСКИ МАРАФОНЦА
…В каждом марафоне организм достигает точки, когда, кажется – все, дальше никак. На одном Айронмене я плыл с дополнительным сопротивлением – молния на гидрокостюме лопнула уже в конце первого километра. Он начал парусить. Я взял себя в руки, стал плечи выше держать, чтобы обтекаемость лучше была – и неплохо, в общем получилось. На велосипед пересел – как понесся. Обгоняю всех только так. А на 90-м километре обрубило. Немец один подъехал, смотрит на меня и по-английски спрашивает: «Ты как?». Я: «Соу-соу». А у самого на лице все написано. Но потом один гель с кофеином засадил, попил, и организм реанимировался. Я снова погнал.  
…На следующий день после Айронмена жить не хочется совершенно. Потому что болит все. Не только мышцы, которыми двигаешь ноги-руки. Болят даже мелкие грудные, потому что во время дистанции интенсивно дышишь и амплитуда движения этих мышц сильно увеличивается. Вот в прошлом году мы уезжали с соревнований уже на следующий день – из машины выходили как на костылях. Даже Амстердам со всеми его соблазнами не показался нам таким привлекательным. Кофе-шопы видели, и по Кварталу красных фонарей прошлись. Так, вскользь… Восстанавливаешься как минимум неделю. 
…Приехали к месту старта, а свободных номеров в гостиницах уже нет. Что делать? Директор гонки предлагает нам разместиться в кемпинге. Соглашаемся. Это в любом случае дешевле гостиницы, а нам всегда приходится деньги считать. Покупаем палатку, спальники… Все остальное есть – свет, туалет, вода… А около палатки чеки лежат. Заполняешь и через банк потом оплачиваешь. Мы, правда, когда уезжали, забыли это сделать.  
СПРАВКА
МУСИЕНКО Владимир Иванович. Родился 22 января 1959 года
Заместитель начальника Главного управления по физической культуре и спорту администрации города Красноярска 
Мастер спорта по зимнему полиатлону.
Участник российско-немецкой экспедиции на восьмитысячник Дхаулагири (Непал, 1992 год), участник восхождения на высшую точку Южной Америки Аконкагуа (Аргентина, 1993 год). 
Четырехкратный обладатель титула Железный человек (Айронмен). Для того чтобы получить этот титул нужно преодолеть без остановки: 3,8 км (плавание), 180 км (велосипед), 42 км (бег). 
В дальнейших планах – пройти Айронмен в пятый раз и переключиться на другие экстримальные вещи. К примеру, взойти на пик Килиманджаро. 
В России только один человек прошел супермарафона Айронмен больше, чем Мусиенко – это петербуржец Александр Симонов. Он преодолевал эту дистанцию 15 раз.  
Всего в России около 60 человек имеют титул Айронмен, 10 из них – красноярцы.  
В 2006 году дистанцию Айронмен преодолели четыре россиянина. Трое из них – Владимир Мусиенко, Андриян Христофоров и 18-летний железногорец Антон Кузнецов – представители Красноярского края.  
Галина ШИПОВАЛОВА