www.Velolive.com

Выдающийся тренер о «семи няньках», команде «Катюша», секретной службе, ракетостроении, допинге в велоспорте, расширении «империи» и многом-многом другом без цензуры.

При своей невероятной загруженности (Александр Кузнецов не только действующий тренер, но и руководитель Центра олимпийской подготовки «Локомотив», заведующий кафедрой велоспорта НГУ им. Лесгафта) легендарный специалист обстоятельные интервью дает не часто. Читателям «Велолайва», можно смело сказать, крупно повезло…
 
ПРО РУСАДУ И ЗАСАДУ
 
— Александр Анатольевич, проблема допинга в циклических видах спорта всегда стояла остро. Не секрет, что года полтора тому назад ВАДА асфальтоукладчиком проехалась по нашему плаванию, сейчас трясут как грушу нашу легкую атлетику. Третий по числу разыгрываемых олимпийских медалей – велоспорт. Не получится ли так, что третье цунами пройдется в России именно по нему?

— Под давлением ВАДА велосипедный спорт находится многие годы. Для журналистов, любящих жареное, это просто раздолье. Что касается допинговых проблем, то я скажу парадоксальную вещь: сегодня одна из самых порочных структур в спорте высших достижений России – это…РУСАДА. Вся беда заключается в том, что РУСАДА сконцентрирована на ловле нарушителей. А ведь эта организация обходится государству в хорошую копеечку. Ее содержание, аппаратура, все пробы – весьма дорогостоящие. Но главная задача в борьбе с допингом – это не поимка нарушителей, а профилактика. Нужно понимать психологию спортсмена, психологию тренера. Когда спортсмен серьезно тренируется, серьезно готовится, а на соревнованиях вдруг «получает по ушам», то наиболее накатанная отговорка – соперники «колются», «залиты по самые уши». Мол, только потому меня и обыграли. Именно здесь непаханое поле для сотрудников РУСАДА для ведения профилактической работы. Надо четко разъяснять: что можно, чего нельзя. Должны быть очень яркие, конкретные примеры, когда спортсмены достигают очень высоких результатов без всякого употребления запрещенных препаратов. Эта работа не ведется совершенно.


Вместе с тем отмечу, что за последние годы снабжение сборных команд страны препаратами восстановления, витаминами просто прекрасное. Можно заказать на команду за счет Министерства спорта все, что вам необходимо, но не подвержено никаким запретам. Вот на этом поле должна была бы работать РУСАДА с врачами сборных команд страны, с ведущими центрами подготовки. Составлять для них программы, в первую голову в циклических видах спорта. Когда вы употребляете продукты восстановления, осуществляете подпитку организма в зависимости от погоды, от времени года, помогаете организму не выхолащиваться, не обедняться необходимым содержанием – вот здесь необходимы консультации ведущих специалистов!

Как у нас обычно водится, рядом с плюсами есть и минусы. Например, кому-то вздумалось, кому-то это было очень удобно, чтобы ведущих спортсменов страны оторвали от специализированных спортивных медицинских учреждений – диспансеров и отдали в районные поликлиники. В результате элитные спортсмены вынуждены часами просиживать в очередях рядом с дедушками и бабушками. На сегодняшний день, чтобы просто пройти рядовое медицинское обследование, нужно потратить не один день. У меня достаточно негативных примеров. Представьте себе: врач, постоянно работающий с немолодыми, как правило, пациентами, вдруг встречается с сердцем спортсмена. Посмотрев кардиограмму, изучив в лучшем случае справки по состоянию сердечно-сосудистой системы гонщика, врач делает заключение: «Да вам, батенька, спорт вообще противопоказан!» И после этого нужно потратить много времени, усилий, ложиться на обследование в стационар, чтобы получить допуск к соревнованиям.

Но, во-первых, спортсмену уже «вогнали гвоздь в голову», что у него что-то не так со здоровьем. Во-вторых, гонщик пропустил ряд тренировочных занятий, поскольку ложился на углубленное обследование.


Повторюсь, главная причина такого положения – разрозненность. Сразу вспоминается басня про лебедя, рака и щуку. На мой взгляд, есть только одна структура, которая может обеспечить развитие спортсмена от новичка до олимпийца, это – Министерство спорта. И никто другой! Спорткомитет СССР всё держал в своих руках. Федерация как общественный орган нужна и именно она представляет Россию в международных организациях. Но всем своё место. Та система, которая существует сегодня и которая базируется на законе о спорте, это ошибочная система. И чем быстрее мы это поймем и внесем определенные изменения, тем быстрее наш спорт встанет на ноги.


— Вы сейчас в какой-то мере сравнили РУСАДА с гаишниками, сидящими по кустам в надежде кого-то поймать и поправить свое материальное положение вместо того, чтобы заниматься регулированием дорожного движения. Не боитесь, что к вашим воспитанникам «люди в белом» будут придираться по-черному? Ведь ребятам из школы Кузнецова и так уделяется более чем пристальное внимание…
— Нет, чего мне бояться? Мы совершенно чисты и с этой структурой уже вдоволь навоевались.
 
ГОНКА ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

— На всех самых крупных соревнованиях женщинам вручают точно такие же медали, как и мужчинам. И гимн исполняется один. Почему женский велоспорт в России, в отличие от очень многих видов, где прекрасный пол – основной поставщик «драгметаллов», не любимая дочь, а падчерица? Недавно единственную нашу женскую профессиональную команду прикрыли, что называется, «без объявления войны»…

— Думаю, тут не стоит посыпать голову пеплом. Да, было такое время, когда мы даже обращались в ЦК КПСС с просьбой о том, что женскому велоспорту нужно уделить больше внимания. И сейчас, надо признать, в гендерной политике произошли существенные подвижки, даже в программе Олимпийских игр идет выравнивание. В велоспорте мужчины и женщины борются за равное число золотых медалей – по девять.

Я не готов присоединиться к тем, кто считает, что всё должно быть идентично. Раз мужчины и женщины различаются между собой, то и в спорте должна быть своя специфика. И что касается женского велоспорта, то он развивается и развивается довольно быстро, энергично. А тот факт, что какую-то команду закрыли, думаю, это связано с текущим моментом и ничего более.

Хотя добиться высоких результатов на международной арене в женском велосипедном спорте значительно проще, чем в мужском. Конкуренция у мужчин, это касается и гранд-туров, и чемпионатов мира, и Олимпиад, в разы сильнее. Тут за многие годы накоплена такая мощь! А у женщин развитие идет как бы вдогонку, «вторым колесом».

Возьмем английских девчонок, они показали такой выдающийся результат в командной гонке преследования на треке, как 4:16. Это очень высокий результат, ведь многие страны еще бьются за то, чтобы «разменять» 4:25.

И России в этом плане хорошо бы не отставать и создавать систему, а не делать ставку на отдельных гонщиц.


СВЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ И БРИЛЬЯНТОВ БЛЕСК
 
— В этой связи есть смысл перейти к разговору непосредственно о вашем Центре олимпийской подготовки. «Локомотив» всегда ассоциировался с мужскими темповыми дисциплинами, а сейчас, к моей большой радости, у вас и девчонок способных много, и спринт появился и на глазах растет. Чем вызвано расширение вашей «империи»?

— Начну с того, что наш город традиционно имеет прогрессивное руководство. Первый мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак когда-то дал нам землю под строительство велотрека. Губернатор Владимир Яковлев оказал нам помощь при строительстве спортивного комплекса. Валентина Матвиенко также внесла свой вклад в этот процесс. С одной стороны, нам никто никогда не давал денег, нам не давали рыбу, но нас учили ее ловить. Такой комплекс – украшение всего мирового велоспорта. Я имею в виду не только велотрек, но и реабилитационный центр.


Надо отдать должное и нашему городскому спорткомитету. У нас полное взаимопонимание, нам хорошо помогают, в том числе экономически – речь идет об инвентаре, форме, учебно-тренировочных сборах. Поэтому можно смело утверждать, что в Питере создана очень благоприятная обстановка для развития велосипедного спорта. Есть, конечно, отдельные огрехи. К примеру, отсутствует велотрасса. Мы не смогли вовремя решить этот вопрос, а теперь с каждым годом это сделать все сложнее и сложнее, поскольку идет интенсивное строительство, и свободных земель практически нет.

Однако в целом в нашем городе не развивать велоспорт было бы попросту грешно. У нас сегодня одни из лучших условий в России. В свое время председатель спорткомитета Вячеслав Чазов корил нас за то, что мы сосредоточены только на мужчинах, что у нас нет женщин. К этим пожеланиям мы отнеслись с пониманием. Имея такой прекрасный комплекс, мы просто обязаны иметь всё: и женский велоспорт, и спринтерское направление. Есть возможности, есть условия, будем развиваться широко…


— И спортивные результаты налицо – ваши парни на последнем чемпионате страны наконец-то «разменяли» четырех минутный рубеж, который долго стоял, как заколдованный. И на планетарном форуме в Париже честь России будут защищать не только питерские темповики, но и спринтеры из «Локомотива»…

— Мы и дальше будем идти к высоким целям. Слава Богу, Россия всегда была богата талантами. Не буду называть фамилии, но у нас уже сейчас есть бриллиантовые мальчики и бриллиантовые девочки, которым для будущих больших побед нужны хорошие условия и кропотливая работа.

— Мы, журналисты, тоже своего рода «трековики» – любим свои материалы закольцовывать. Давайте подведем итоги. Предыдущее наше с вами интервью называлось «Александр Кузнецов: «Мы находимся в каменном веке». Итак, спустя три года российский велоспорт начал движение от каменного к бронзовому веку или пошел в откат к плиоцену, к австралопитекам?

— Отвечу так: лично мы видим свет в конце тоннеля. И мы туда идем.


Николай ПАРИЛИН
Фото Влад БОГОМОЛОВ
Санкт-Петербург – Москва